Сергей довлатов: краткая биография, фото, видео

Сергей Довлатов – биография, личная жизнь, фото

Сергей Довлатов – советский и американский писатель, прозаик и журналист. В советское время Довлатов был диссидентом, однако на сегодняшний день его произведения рекомендованы Министерством образования и науки РФ к самостоятельному прочтению школьниками.

В биографии Довлатова было множество взлетов и падений, о которых мы более подробно расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Сергея Довлатова.

Биография Довлатова

Сергей Донатович Довлатов родился 3 сентября 1941 г. в Уфе. Его отец, Донат Мечик, работал режиссером в театре, а мать, Лора Сергеевна, была актрисой.

После окончания Второй мировой войны семейство Довлатовых переехало в Ленинград.

Детство и юность

С самого детства Сергей был любознательным мальчиком с развитой фантазией. Его самым любимым предметом в школе являлась литература, в связи с чем он стал сочинять стихи еще в начальных классах.

Когда Довлатову исполнилось 11 лет, его стихотворения были напечатаны в «Ленинских искрах». Интересен факт, что одно из своих произведений будущий диссидент посвятил Иосифу Сталину.

После школы Довлатов учился в Ленинградском государственном университете на отделении филологического факультета.

В этот период биографии ему особенно нравилось творчество Эрнеста Хемингуэя. Отучившись в университете менее 3 лет, Довлатов был отчислен из него за неуспеваемость.

Затем Довлатов был призван в ряды советской армии, где он стал охранником колонии расположенной в Республике Коми.

Служба очень серьезно повлияла на становление его личности, а также позволила собрать множество интересного материала.

Вернувшись из армии, Сергей Довлатов успешно сдал экзамены в тот же университет (с которого его отчислили) на факультет журналистики.

Окончив его, он начал работать журналистом в ленинградском издании «За кадры верфям». В данный период биографии он познакомился с начинающими прозаиками из литературного общества «Горожане».

Затем Довлатов работал во многих других газетах и журналах, продолжая писать разные произведения. Однако он не мог их нигде опубликовать, так как они шли вразрез с советской идеологией.

Спустя какое-то время Сергей Донатович переезжает в Эстонию, где также продолжает работать в разных издательствах. Кроме этого он успевает поработать экскурсоводом в музее-заповеднике Александра Пушкина.

В середине 70-х Довлатов возвратился домой. Вскоре ему удалось опубликовать в журнале «Костер» один из своих рассказов. Интересно, что в этом издании также печатались Булат Окуджава и Иосиф Бродский.

Поскольку многие произведения Довлатов не мог публиковать на родине, прозаик печатал их за рубежом. Когда об этом факте узнали в КГБ, за Сергеем Довлатовым началась слежка, которая будет продолжаться до конца его жизни.

В связи с этими событиями биографии, в 1978 г. журналист решает эмигрировать в США.

Прилетев в Нью-Йорк, он начал работать на радио, а также стал редактором газеты «Новый американец». В скором времени Довлатов становится популярным литератором. Несмотря на это он очень скучает по России вообще и Ленинграду в частности.

Произведения Довлатова

Поскольку Сергей Довлатов считался инакомыслящим писателем, он не мог печататься в большинстве издательств СССР.

В связи с этим ему приходилось публиковать произведения в самиздате и в разных эмигрантских журналах.

Со временем давление на него со стороны властей усилилось. По приказу КГБ его книга «Пять углов» была уничтожена.

Только по прибытию в США Довлатову удалось реализоваться в качестве писателя. Многие американские издательства печатали его рассказы и романы на английском и русском языках.

Интересен факт, что с Довлатовым стремились сотрудничать такие авторитетные журналы, как «Partisan Review» и «The New Yorker».

В скором времени из-под пера Довлатова выходит повесть «Иностранка», в которой он описывает события своей биографии. После этого он опубликовал сборники рассказов «Чемодан» и «Наши», а затем и сборник новелл «Компромисс».

Произведения Довлатова получали все большую популярность не только в США, но и в Европе. Советские граждане имели возможность познакомиться с творчеством прозаика благодаря его творческой программе на Радио «Свобода».

Личная жизнь

Многие считают, что в биографии Сергея Довлатова было множество женщин, однако это не совсем так. На самом деле он был достаточно закрытым человеком.

Его первой женой была Ася Пекуровская, с которой он прожил 8 лет. Интересно, что сразу после развода у них родилась девочка Мария.

Второй супругой Довлатова стала Елена Ритман, отличавшаяся твердым характером. Многие биографы писателя считают, что именно этой женщине он обязан своей популярностью.

У них родилась девочка Екатерина, однако со временем их чувства начали остывать, в результате чего Елена ушла от мужа и уехала в Америку.

Через несколько лет Сергей Довлатов начал сожительствовать с Тамарой Зибуновой, родившей ему дочь Александру. Тем не менее, и эта связь оказалась недолгой.

В 1978 г. в биографии Довлатова произошло много перемен, в результате чего он понял, что может быть посажен за решетку, как инакомыслящий.

Довлатов с сыном Николасом

В связи с этим он в срочном порядке улетает обратно в Нью-Йорк к Елене Ритман, где повторно на ней женится. Вскоре у супругов родился долгожданный мальчик Николай (Николас).

Елена являлась настоящим другом и помощником для мужа. Она редактировала его рукописи, а также занималась вопросами, связанными с публикацией его произведений.

Смерть

Достоверно известно, что на протяжении своей непростой жизни Сергей Довлатов страдал алкоголизмом. И хотя он много раз пытался покончить с этой привычкой, у него ничего не получалось.

В этом плане Довлатов был очень похож с Владимиром Высоцким, который тоже всю жизнь страдал от алкогольной зависимости.

Здесь стоит заметить, что Довлатов и Высоцкий, несмотря на похожее положение в Советском Союзе, не были знакомы.

Это кажется странным, ведь оба работали над словом, были почти ровесниками (Высоцкий на 3 года старше), оба не имели официального признания, – однако их судьбы так и не пересеклись.

Сергей Донатович Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке, в возрасте 48 лет. Причиной его смерти стала сердечная недостаточность. Похоронили писателя на кладбище Маунт-Хеброн.

Фото Довлатова

Несмотря на то, что Сергей Довлатов жил во второй половине 20 века, фото хорошего качества с его изображением не так уж и много. Ниже можете посмотреть самые популярные фото Довлатова.

Сергей Довлатов с другом Иосифом БродскимОдна из самых известных цитат Довлатова

Если вам понравилась краткая биография Довлатова – поделитесь ею в социальных сетях. Если же вам нравятся биографии великих людей вообще, и интересные истории из их жизни в частности – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Источник: http://interesnyefakty.org/sergey-dovlatov/

Биография Сергея Довлатова: личная жизнь, образование, литературная карьера, фото

Биографию Сергея Довлатова знают все поклонники отечественной литературы. Это знаменитый российский писатель, который прославился благодаря удивительно точным и ярким рассказам и повестям. Он увлеченно работал над словом.

Например, добиваясь, чтобы все слова в предложении начинались с разных букв. Удивительный стиль, отсутствие метафор сделали его произведения идеальными для переводчиков, поэтому они полюбились далеко за пределами нашей страны.

Детство и юность

Биографию Сергея Довлатова следует начать с 1941 года, когда он родился в Уфе. Его семья находилась в эвакуации. Великая Отечественная война началась всего два с половиной месяца назад.

Семья у него оказалась интернациональной. Отец – еврей Донат Исаакович Мечик был режиссером-постановщиком в театре. Мать Нора Сергеевна работала литературным корректором.

Когда семья вернулась в Ленинград, отец Довлатова ушел к другой женщине. После этого общение с сыном заключалось только в переписке.

В детстве Сергей был спокойным ребенком. Выделялся своим высоким ростом, но никогда не слыл драчуном. При этом учился посредственно.

Карьера журналиста

После школы в биографии Сергея Довлатова был университет имени Ждановича в Ленинграде, где он учился на факультете литературы и финского языка. Правда, прилежностью не отличался, постоянно прогуливал. Его отчислили со второго курса.

В то время ему удалось познакомиться с классиками отечественной литературы того периода – поэтами Иосифом Бродским и Евгением Рейном, прозаиком Сергеем Вольфом, художником Александром Неждановым.

Какое-то время входил в творческую богему Ленинграда.

В 1962 году Сергея призвали в армию. Он прослужил три года во внутренних войсках. Непосредственно Довлатов охранял исправительные колонии, расположенные на территории современной Республики Коми неподалеку от города Ухты.

Этот опыт был им описан в повести “Зона: Записки надзирателя”. Как позже вспоминал Бродский, Довлатов вернулся из армии с ошеломленным взглядом и кипой рассказов.

В этой связи он его сравнивал с Толстым, когда тот приехал из Крыма.

Вернувшись на гражданку, Сергей Довлатов, биография которого приведена в этой статье, поступает в ленинградский университет на факультет журналистики. Из-за постоянного отсутствия денег ему приходится совмещать учебу с работой.

Его работа журналистом начинается с должности корреспондента в одной из ленинградских многотиражек. Постепенно он обрастает знакомствами и связями, поступает личным секретарем к писательнице Вере Пановой.

Переезд в Таллин

В 1972 году наступает новый этап в биографии Сергея Довлатова. Он переезжает в Таллин. Тут он продолжает журналистскую деятельность, работает в газетах “Советская Эстония” и “Вечерний Таллин”. Параллельно пишет рецензии для журналов “Звезда” и “Нева”.

В этот период своей жизни он пытается напечатать свои рассказы, которые уже давно активно пишет. Прибалтийские республики всегда считались более свободными, чем вся остальная территория Советского Союза.

Сборник под названием “Городские рассказы” готовят к печати в издательстве “Ээсти Раамат”, но в последний момент весь тираж уничтожают по приказу эстонского КГБ.

В 1975 году Довлатов возвращается в Ленинград. Он работает в журнале “Костер”, затем уезжает в Михайловское, где устраивается экскурсоводом в Пушкинском заповеднике.

По-прежнему пытается опубликовать хотя бы какие-то свои произведения, но все безуспешно. В результате они выходят в эмигрантских журналах, передаются по рукам в самиздате.

Это накладывает отпечаток на биографию писателя Сергея Довлатова. Его исключают из Союза журналистов.

В эмиграцию

Материальные трудности и постоянные преследования вынуждают Довлатова уехать в эмиграцию. К тому же там он рассчитывает опубликовать свои книги. В 1978 году он выезжает в Вену вслед за своей супругой Еленой и дочерью Катей. Оттуда они направляются в Нью-Йорк.

В 1980 году в США он встает у руля газеты “Новый американец”, которую печатают на русском языке, ведет эфиры на радиостанции “Свобода”.

В Америке у писателя начинается принципиально другая жизнь. Если на родине он не мог опубликовать ни строчки, то в США его сборники рассказов выходят один за другим. Всего в эмиграции Сергею Довлатову, биография и творчество которого описаны в этой статье, удается выпустить 12 книг. К середине десятилетия он превращается в популярного писателя, который печатается в The New Yorker.

Личная жизнь

Биография, личная жизнь Сергея Довлатова складываются непросто. Его отношения с женщинами часто были слишком запутанными, окружающие его считали донжуаном, которого невозможно исправить. В биографии Сергея Довлатова семья всегда была некой условностью.

Достаточно упомянуть, что никто из его четверых детей не родился, когда он состоял в официальном браке. Дочь Катя появилась за три года до свадьбы с Еленой, а сын Николай через 8 лет после развода.

Другая дочь Мария родилась через два года после развода с Асей, а Александра появилась на свет в гражданском браке с Тамарой.

Официально писатель был женат дважды. Его первую супругу звали Ася Пекуровская. Они состояли в браке с 1960 по 1968 год. В 1970 году уже после их официального развода у них родилась дочь Мария.

Она взяла фамилию матери, в 1973 году уехала в США, сейчас занимает пост вице-президента кинокомпании Universal Pictures. С Асей он познакомился, когда был студентом.

Многие утверждают, что это была единственная его настоящая любовь.

В 1969 году его женой стала Елена Ритман. К тому времени у нее уже была дочь Екатерина от Довлатова. В 1971 году супруги развелись, оказавшись в эмиграции. При этом в 1981 году у них родился сын, сейчас он живет в Америке под именем Николас Доули.

С 1975 по 1978 год писатель жил в гражданском браке с Тамарой Зибуновой. В 1975 году у них рождается дочь Александра.

В биографии Сергея Довлатова личная жизнь всегда играла большую роль. Об этом можно судить по его произведениям, в которых отношениям уделяется немало внимания, с любовью и теплотой он пишет о дочери Кате.

Читайте также:  Вольф мессинг: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Смерть

Теперь вы знаете краткую биографию, кто такой Сергей Довлатов. В эмиграции он постоянно трудился, переписывал свои произведения, созданные еще в Советском Союзе.

В 1990 году он скончался в Нью-Йорке от сердечной недостаточности. На тот момент ему было 48 лет. Русский прозаик был похоронен в районе Куинс на кладбище Маунт-Хеброн.

Алкоголизм

Друзья и знакомые, знавшие Довлатова, утверждают, что не последнюю роль в его судьбе и состоянии здоровья сыграл алкоголизм. Причем многие отмечают, что это было распространенное и массовое явление для советских литераторов того времени.

Утверждают, что Довлатов при этом не любил запои, всячески с ними боролся. При этом он признавал власть водки, как пишет хорошо его знавший Александр Генис.

Скульптор Эрнст Неизвестный писал, что пьянство Довлатова было сродни самоубийству.

Литературное творчество

Довлатов известен как один из активных участников литературной группы “Горожане”, существовавшей в Ленинграде в 60-70-е годы. Она была основана Владимиром Марамзиным, Борисом Вахтиным, Игорем Ефимовым, Владимиром Губиным.

Его работа в Таллине подробно описана в одном из самых известных произведений писателя – сборнике “Компромисс”. На протяжении всей своей литературной карьеры писал прозу.

Печатать его произведения в Советском Союза отказывались исключительно по идеологическим причинам.

За все время ему удалось опубликовать только одну повесть в журнале “Нева” и рассказ на производственную тематику в журнале “Юность” в 1974 году, за что он получил солидные для того времени 400 рублей.

Довлатов оказал большое влияние на русскую культуру. Его произведения, а также биография, не раз становились объектами для спектаклей и художественных фильмов. Так, Михаил Веллер назвал одну из своих автобиографических повестей “Ножик Сережи Довлатова”.

В 1994 году в МХТ был поставлен спектакль “Новый американец” по мотивам произведений Довлатова, в котором писателя играл заслуженный артист России Дмитрий Брусникин, ушедший из жизни совсем недавно.

https://www.youtube.com/watch?v=WjWQOVQjpWY

Довлатов на протяжении нескольких десятилетий остается одним из самых издаваемых и читаемых авторов. Вместе с Солженицыным и Бродским он входит в тройку самых издаваемых русскоязычных авторов второй половины XX века.

Сейчас произведения Довлатова переведены на 30 языков мира. Он до сих пор остается единственным русскоязычным писателем, рассказ которого был опубликован в главном литературном журнале Америки The New Yorker.

Книги писателя

В своем завещании Сергей Довлатов категорически запретил публиковать любые его тексты, которые выходили в СССР до 1978 года. Он не позволил их перепечатывать ни под каким предлогом. Его первое изданное произведение называется “Невидимая книга”, она вышла в 1977 году.

В 1980 году в Париже были изданы записные книжки под заголовком “Соло на ундервуде”.

Также его произведения, выходившие при жизни Довлатова за границей, это “Компромисс”, “Зона: Записки надзирателя”, “Марш одиноких”, “Наши”, “Демарш энтузиастов”, “Ремесло: повесть в двух частях”, “Иностранка”, “Чемодан”, “Представление”, “Не только Бродский: Русская культура в портретах и анекдотах” (в соавторстве с Марианной Волковой), “Записные книжки”, “Филиал”.

На родине все его произведения выходили уже после его смерти. Первой стала повесть “Заповедник”, которая увидела свет в Ленинграде в 1990 году.

Источник: https://www.nastroy.net/post/biografiya-sergeya-dovlatova-lichnaya-jizn-obrazovanie-literaturnaya-karera-foto

Сергей Довлатов: биография, фотографии, личная жизнь писателя

«Тринадцать лет назад я взялся за перо. Написал роман, семь повестей и четыреста коротких вещей. (На ощупь — побольше, чем Гоголь! ) Я убежден, что мы с Гоголем обладаем равными авторскими правами. (Обязанности разные. ) Как минимум одним неотъемлемым правом. Правом обнародовать написанное. То есть правом бессмертия или неудачи» (Сергей Довлатов. «Ремесло»).

Оба своих права Сергей Довлатов реализовал сполна: при жизни часто терпел неудачи, а после смерти оказался одним из самых знаменитых писателей-эмигрантов. Прошло более четверти века после его кончины, а книгами Довлатова до сих пор зачитываются люди разных возрастов.

Сергей Довлатов родился в Уфе во время эвакуации в театральной семье. Позже его родители вернулись в Ленинград, а спустя некоторое время развелись. Будущий писатель воспитывался матерью, так что о нищете знал не понаслышке.

В 1959 году Довлатов поступил на филфак Ленинградского университета, к этому времени относится и его знакомство с Иосифом Бродским, Евгением Рейном, Анатолием Найманом и другими писателями, поэтами и художниками.

Из университета Довлатов вскоре был отчислен за неуспеваемость, хотя поначалу делал вид, что «страдает за правду». После отчисления был призван в армию и три года прослужил в охране исправительных колоний в Республике Коми.

«Очевидно, мне суждено было побывать в аду…» — вспоминал Довлатов.

Из армии, по словам Бродского, писатель вернулся «как Толстой из Крыма, со свитком рассказов и некоторой ошеломленностью во взгляде». Бродский стал первым, кому Сергей Довлатов показал свои литературные опыты.

Учебу Сергей Донатович продолжил, но уже на журфаке ЛГУ и тут же начал работать как журналист, публикуясь в студенческой газете Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям».

В конце 60-х присоединился к литературной группе «Горожане», а еще через несколько лет стал секретарем писательницы Веры Пановой.

Воспоминания, а точнее, анекдоты о ней и ее супруге, Давиде Даре, Довлатов оставил в сборнике «Соло на ундервуде».

Кочегар в таллинской котельной и экскурсовод в пушкинском музее-заповеднике «Михайловское», сторож и редактор еженедельной газеты — чего только не перепробовал Сергей Довлатов за свою недолгую жизнь!

Культурное наследие России в цитатах великого писателя.

Три года, с сентября 1972-го до марта 1975-го, он провел в Таллине, это время нашло отражение в сборнике рассказов «Компромисс», где писатель поведал о своем корреспондентском опыте в газете «Советская Эстония». В таллинском издательстве «Ээсти Раамат» была набрана и его первая книга «Пять углов», которая очень скоро была уничтожена по требованию КГБ.

Довлатов мало публиковался в официальной прессе, однако его тексты появлялись и в самиздате, и за рубежом. Именно после первой иностранной публикации, о которой Довлатов якобы и не подозревал, в 1976 году он был исключен из Союза журналистов. Через два года Довлатов из-за преследований властей эмигрировал из СССР и оказался в США.

Поселившись в Нью-Йорке, он продолжил работать журналистом в прессе и на радио. Газета «Новый американец» (первоначальное название «Зеркало»), которую он редактировал, быстро стала популярной в эмигрантской среде, а его монологи из передачи «Писатель у микрофона», записанные для радио «Свобода» до сих пор можно найти в сети.

История «Нового американца» оказалась яркой, но короткой. Доходов газета не приносила, несмотря на свою популярность, в итоге ее создатели не смогли выплатить кредит, последний номер издания вышел в марте 1982 года.

С изданием книг в США писателю также повезло больше, чем на родине. Результатом 12 лет, прожитых в эмиграции, стала дюжина книг, вышедших под именем Сергея Довлатова.

Его рассказы печатались в таких популярных изданиях, как Partisan Review и The New Yorker.

Что касается The New Yorker, то Довлатов стал вторым после Владимира Набокова русским писателем, печатавшимся в этом знаменитом издании.

Умер Сергей Довлатов 24 августа 1990 года от сердечной недостаточности, ему было всего 48 лет.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8262/sergei-dovlatov

«Довлатов»: интересные факты из жизни печального писателя

► В 1960 году первой женой Сергея Довлатова стала Ася Пекуровская. Её называют первой большой любовью писателя. В 1968 году Ася развелась с ним и ушла к Василию Аксенову.

Позже эмигрировала в Америку, забрав с собой их общую дочь Марию Пекуровскую, которая родилась в 1970 году (уже после развода).

Ася преподавала в Стэнфордском университете и выпустила несколько книг о Канте и Достоевском.

Сергей и Ася (справа)

«Когда его только начали издавать в Америке, Сергей прислал мне несколько книг – похвастаться. Мне не хотелось читать, и я запечатанные бандероли положила на книжную полку. Спустя много лет, когда решила написать о Сергее, распечатала и прочла. Ничего особенного. Я не считаю его талантливым писателем», – вспоминает Ася Пекуровская.

► Тамара Зибунова, бывшая студентка математического факультет, познакомилась с Сергеем Довлатовым на одной из вечеринок в Ленинграде. Сама она жила в Эстонии. Для писателя шапочное знакомство стала поводом, чтобы по приезде в Таллин постучаться именно в её дверь. Таким образом они стали жить вместе, а в 1975 году у Тамары родилась дочка, которую назвали Сашей.

Тамара и Сергей

►В 1965 году Сергей познакомился с Еленой Ритман, которая стала ему второй законной женой. Они познакомились в троллейбусе. Старшая дочка Катя родилась в 1966 году, а  в 1981 года в Нью-Йорке родился сын Коля (Николас Доули).

Елена и Сергей

► О себе и родных детях Довлатов с грустью писал, что его дети неохотно говорят по-русски, а он неохотно говорит по-английски.

«Он американец, гражданин Соединенных Штатов. Зовут его – представьте себе – мистер Николас Доули. Это то, к чему пришла моя семья и наша родина», – говорил Довлатов.

Сергей с сыном Николасом

► Сергей Довлатов страдал алкоголизмом.

«Сергей ненавидел свои запои и бешено боролся с ними. Он не пил годами, но водка, как тень в полдень, терпеливо ждала своего часа. Признавая её власть, Сергей писал незадолго до смерти: Если годами не пью, то помню о Ней, проклятой, с утра до ночи», – вспоминает его хороший знакомый Александр Генис.
 

Его знаменитые произведения:

«Компромисс». Сюжеты взяты из опыта Довлатова, когда он работал журналистом в эстонской русскоязычной газете «Советская Эстония». Каждая новелла начинается от газетной перамбулы.

«Зона» — повесть из четырнадцати независимых эпизодов о жизни заключенных, описанный надзирателями. Литературный перевертыш.

«Филиал» – печальная и ироничная история, в которой журналист-эмигрант случайно встречается в Лос-Анджелесе со своей первой любовью.

 

► В США Сергей Довлатов реализовал свою мечту и организовал газету «Новый американец».

► В Штатах творческая карьера Довлатова пошла в гору. Его рассказы опубликовал престижный журнал The New Yorker. При всем желании многие писатели Америки не смогли там опубликоваться. По поводу этого подшутил писатель Курт Воннегут:

«Дорогой Сергей Довлатов! Я тоже люблю вас, но Вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Нью-Йоркер». А теперь приезжаете вы и — бах! — Ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам…»

 

► В конце 2013 года была подана петиция о добавлении его имени на улице в Нью-Йорке. 7 сентября 2014 года открыли улицу Сергея Довлатова «Sergei Dovlatov Way».

► Цитаты Сергея Довлатова:

«Редактор «Советской Эстонии» был человеком добродушным. Разумеется, до той минуты, пока не становился жестоким и злым».«Долго не кончать — преимущество мужчины, а не оратора!».

«Самое большое несчастье моей жизни — гибель Анны Карениной».

 

► В августе 1990 года писатель скончался от инфаркта миокарда. Его похоронили на еврейском кладбище «Маунт Хеброн» в Нью-Йорке.

Анна Наринская, литературный критик:

Если бы нужно было на спор определить Довлатова одним только прилагательным, я бы выбрала слово «любимый». Я считаю, что любовь — самая важная вещь на свете. И я мало знаю писателей более любимых, чем Довлатов.

Я не очень люблю произведение «Зона», но я могу сказать об остальном: когда я болею и у меня температура, я ложусь под одеяло и читаю «Компромисс» — ну или «Чемодан». Довлатова может прочитать и понять любой человек, притом что это, безусловно, литература.

Люди просто не видят, насколько он интернационален и современен для своего времени.

Эдуард Лимонов, писатель:

Что я думаю сегодня о его творчестве? В сущности, думаю то же, что и в 1980-е годы. Что писателю Довлатову не хватает градусов души. Что раствор его прозы не крепкий и не обжигающий. Самая сильная литература ― это трагическая литература.

Читайте также:  Алла баянова: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Тот, кто не работает в жанре трагедии, обречен на второстепенность, хоть издавай его и переиздавай до дыр. И хоть ты уложи его могилу цветами. Ну а что, это справедливо. Только самое жгучее, самое страшное, самое разительное выживет в веках. Со слабыми огоньками в руке не пересечь великого леса тьмы.

Источник: https://the-steppe.com/news/a/a/dovlatov-interesnye-fakty-iz-zhizni-pechalnogo-pisatelya

Сергей Довлатов, биография

Сергей Довлатов — писатель, не нуждающийся в представлении. Его любят, пожалуй, все — как изнеженные литературные снобы, так и простые ценители здорового юмора. Любопытно, что при этом друг и однокурсник писателя Самуил Лурье писал о нем: «Никогда не встречал человека, который бы каждую минуту был настолько несчастен».

О Довлатове ходит неимоверное количество баек. Благодаря фольклору его двухметровая тень как будто до сих пор бродит по Фонтанке с фокстерьером Глашей или неуклюже виляет по коридорам петербургского филфака. Его репутация бабника, поклонника Бахуса, обладателя бархатного баритона, мастера острот гремела по всему Ленинграду.

«Я же был пагубно универсален. То есть разрешал себе всего понемногу. Я выпивал, скандалил, проявлял идеологическую близорукость. Кроме того, не состоял в партии и даже частично был евреем», — как всегда, иронично замечал Сергей.

За 12 лет жизни в эмиграции Довлатов выпустил 12 книг — на родине такое было просто невозможно. «Сережа, я Вам завидую», — написал ему Курт Воннегут, когда его рассказы опубликовали в знаменитом журнале New Yorker. Довлатов стал вторым русским писателем, удостоившимся такой чести (первым был Набоков, биография которого также представлена на нашем сайте).

Если бы кто-нибудь услышал такое в аудитории ленинградского филфака, скажем, во время распития болгарского вина «Гамза», не поверили бы! Как, впрочем, и тому, что книги Довлатова сейчас рекомендованы Министерством образования к самостоятельному прочтению школьниками. А в свое время его сборник рассказов не вышел даже в Таллине, «наименее советском городе».

Биография Сергея Довлатова

Сергей Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, в ленинградской театральной семье Доната Мечика и Норы Довлатовой, переквалифицировавшейся затем в литературного корректора. В 1944-м супруги вместе с сыном вернулись в родной город из эвакуации.

Через несколько лет семья распалась, и предоставленный сам себе Сережа ходил в школу №206, расположенную на углу Щербакова переулка и Фонтанки.

У заведения была дурная репутация, но она не помешала Довлатову сразу по окончании поступить на филфак ЛГУ, на финское отделение.

Студент Довлатов не рвался изучать северные языки, предпочитая проводить скучные пары в университетской курилке, где он был настоящим королем, которого литературные барышни за некоторое сходство с Омаром Шарифом окрестили «нашим арабом».

Иногда интеллектуальная жизнь факультета перемещалась из курилки в аудитории, как будто специально предназначенные для распития уже упомянутого болгарского вина. Неоспоримый тезис «In vino veritas» подкреплялся огромным количеством ленинградских гениев, обитавших в местных коридорах.

Что ни студент — то поэт-метафизик, стиляга, блестящий переводчик, ну или на худой конец, какая-нибудь богемно-остроумная красавица, куда там Брижит Бардо с Одри Хепберн! Именно в стенах ленинградского филфака Довлатов познакомился со своей женой и музой — Асей Пекуровской, первой красавицей не только университета, но и всего города. Она надолго стала героиней его прозы, преобразовавшись из Аси в Тасю.

Роман с femme fatale

«Мы все осаждали одну миловидную коротко стриженную крепость… Вернувшись в Ленинград, я узнал, что крепость пала…» — писал впоследствии Бродский. Свадьбе Аси и Сергея предшествовал странный спор, свидетелем которого стал Игорь Смирнов, однокурсник будущего писателя.

Согласно пари, если Ася не сможет выпить из горла бутылку водки, то сразу же выходит замуж за Довлатова. Но уж если осилит — сохранит свободу, а еще ее посрамленный горе-ухажер должен будет дотащить на плечах от Финляндского вокзала до Невы их общего тучного приятеля Мишу Апелева. Водку Ася стоически допила, правда, упала в обморок.

Да и Довлатов слово сдержал, но свадьба между тем все равно состоялась.

В семейной жизни не обошлось без проблем. Ася всегда пользовалась популярностью у мужчин, сосредоточиться на матримониальных ценностях не получалось. Довлатов ревновал, страдал и якобы даже хотел покончить с собой, предварительно убив красавицу-супругу.

Очень может быть, что эта интерпретация шекспировских страстей — не более чем вымысел. Но факт остается фактом: первая любовь и вправду доставляла писателю много страданий. «Я боялся ее потерять. Если все было хорошо, меня это тоже не устраивало. Я становился заносчивым и грубым.

Меня унижала та радость, которую я ей доставлял», — вспоминал Довлатов в «Филиале».

В конце концов супруги расстались, хотя их общая дочь Маша родилась уже после официального развода (сейчас она живет в Сан-Франциско и является вице-президентом рекламного отдела Universal Pictures).

Армия и начало писательского пути

Довлатов переживал расставание очень бурно. Пропускал занятия, был отчислен из института и призван в ряды Советской армии. Сергея отправили в республику Коми, где он три года прослужил надзирателем в лагере особого назначения.

Этот страшный и нетипичный для петербургского интеллигента опыт во многом способствовал тому, что Довлатов стал писателем. Иосиф Бродский в шутку замечал, что Сергей вернулся из армии, «как Толстой из Крыма, со свитком рассказов и некоторой ошеломленностью во взгляде». Шок был закономерностью.

«Мир, в который я попал, был ужасен. В этом мире дрались заточенными рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировкой. В этом мире убивали за пачку чая. Я дружил с человеком, засолившим когда-то в бочке жену и детей. Впервые я понял, что такое свобода, жестокость, насилие… Но жизнь продолжалась.

Соотношение добра и зла, горя и радости — оставалось неизменным», — писал Довлатов.

Журналистская карьера и новая семья

После армии Сергей не стал возвращаться на многострадальное финское отделение, а поступил на журфак ЛГУ. Несмотря на то что большую часть своей жизни Довлатов проработал корреспондентом, к журналистике он относился более чем прохладно.

По признанию его же коллег и друзей, он считал эту сферу деятельности халтурой и даже иронично утверждал, что, когда пишет для газеты, у него меняется почерк. Довлатов говорил так не только в СССР, но и в Америке, где его не смущали ни диктат цензуры, ни узость тем.

Основным делом жизни он считал именно литературу, хотя свою работу в газете и на радио все же любил — за театральность, многошумность, наличие интриг и, конечно, преданную аудиторию. Но все это было позже.

А пока Довлатов работает в студенческой многотиражке Ленинградского кораблестроительного института, затем некоторое время служит литературным секретарем Веры Пановой и непрерывно создает свои юмористические зарисовки о богеме и простых работягах, стоящих в очереди у пивного ларька.

К тому моменту он уже живет со своей новой женой Еленой, ставшей для него самым жестким цензором и преданным секретарем, набравшим на машинке его полное собрание сочинений. В 1966 году у них родилась дочь Катя, тоже небезызвестная всем поклонникам довлатовской прозы.

Отъезд в Таллин и крушение надежд

В начале 1970-х писатель, утомленный своими запутанными семейными отношениями, отправился в Таллин, где, по одной из версий, жили его друзья.

В тот момент их не оказалось дома, и Довлатов позвонил своей мимолетной знакомой Тамаре Зибуновой, с которой однажды встретился на какой-то вечеринке в Ленинграде. «Спустя несколько месяцев он приехал в Таллин, позвонил мне и сказал, что он на вокзале и ему некуда идти.

Я его спросила: «А как я вас узнаю?» Он ответил: «Большой, черный, вы сразу испугаетесь. Похож на торговца урюком». Таллин стал для Сергея домом на целых три года.

«Выбор у меня был небольшой: или вызывать милицию и выселить Довлатова, или завести с ним роман», — вспоминала Тамара Зибунова, так и не сумевшая отправить Довлатова к тем самым друзьям, у которых он якобы планировал поселиться.

Между тем жизнь неожиданно стала налаживаться, Таллин, в отличие от родного Ленинграда, открывал для писателя все новые перспективы. Довлатов работал корреспондентом престижной газеты «Советская Эстония» и даже готовился издать сборник своих рассказов.

Тот, правда, подвергся цензуре, а затем и вовсе был зарублен, несмотря на уже подписанный контракт. Мечты о новой жизни рухнули.

В 1975 году у Довлатова и Тамары Зибуновой родилась дочь Александра, но писатель по стечению обстоятельств был вынужден вернуться в Ленинград.

Мучительное решение

После публикаций на Западе Довлатова исключили из Союза журналистов. Последовавшие за этим увольнение, давление со стороны КГБ, обвинение в тунеядстве подталкивали к отъезду.

Летом 1976 и 1977 годов Довлатов работал в Пушкинских Горах сезонным экскурсоводом. Склонный к авантюрам и шуткам, он показывал посетителям под «большим секретом настоящую могилу Пушкина».

Эти грустно-ироничные зарисовки легли в основу знаменитой повести «Заповедник».

В 1978 году эмигрировала жена Довлатова вместе с дочерью. Через полгода уехал и сам писатель вместе с мамой Норой Сергеевной и собакой Глашей.

Незадолго до отъезда Довлатов сыграл Петра I в любительском фильме своего знакомого. «Конечно, я мог бы отказаться. Но почему-то согласился. Вечно я откликаюсь на самые дикие предложения», — писал он.

Этот искрометный эпизод лег в основу юмористического рассказа «Шоферские перчатки».

Но не всем эта роль казалась комичной. Бродский писал о Довлатове: «Мне же он всегда смутно напоминал императора Петра — хотя лицо его начисто было лишено петровской кошачести, ибо перспективы родного города (как мне представлялось) хранят память об этой неугомонной шагающей версте, и кто-то должен время от времени заполнять оставленный ею в воздухе вакуум».

Жизнь в Америке

В Америке Довлатова ждали новая жизнь, рождение сына, друзья, в том числе знакомые еще по Ленинграду, признание, внимание прессы, работа на радио «Свобода» и должность главного редактора газеты «Новый американец», ставшей культовой в эмигрантских кругах, несмотря всего на 2 года своего существования и отсутствие зримой материальной прибыли. Со временем писатель даже купил дачу, где собственноручно высадил три березы, о чем упоминал не без гордости.

«Две вещи как-то скрашивают жизнь: хорошие отношения дома и надежда когда-нибудь вернуться в Ленинград», — говорил Довлатов о своем эмигрантском периоде. Второму, к сожалению, так и не суждено было сбыться.

«Главная моя ошибка — в надежде, что, легализовавшись как писатель, я стану веселым и счастливым. Этого не случилось…» — с грустью отмечал Довлатов.

…Он умер 24 августа 1990 года, не дожив чуть больше недели до своего 49-летия. И совсем чуть-чуть до славы всенародно любимого писателя, которого бесконечно цитировали и готовы были носить на руках, причем не в далекой Америке, а в родной стране. Несправедливо? Пожалуй. Впрочем, «у Бога добавки не просят», как говорил сам же Довлатов.

«Писатели, особенно замечательные, в конце концов не умирают; они забываются, выходят из моды, переиздаются.

Постольку-поскольку книга существует, писатель для читателя всегда присутствует», — оптимистично заметил Бродский. И, к счастью, с Довлатовым дела обстоят именно так.

Его грустно-ироничная проза не выходит из моды, книги постоянно переиздаются, и все новые поколения читателей продолжают влюбляться в этого остроумного рассказчика.

Источник: http://samoe-samaya.ru/lyudi/sergej-dovlatov-biografiya.html

Сергей Довлатов. Подробная биография

Сергей Донатович Довлатов – прозаик, журналист – родился 3 сентября 1941 года в Уфе в семье эвакуированных из Ленинграда театральных работников. Отец — режиссер Донат Мечик, мать — актриса Нора Довлатова.

С 1944 и до эмиграции в 1978 Довлатов жил преимущественно в Ленинграде, с перерывом на армейскую службу в ВОХРе (военизированная охрана) (1962-1965, первый год — Коми АССР, затем под Ленинградом) и журналистскую работу в Таллине (1972-1975).

В 1959-1962 Довлатов учился на финском отделении филологического факультета ЛГУ, после армии — там же, на факультете журналистики, но не окончил его. Работал в газетах Ленинградского кораблестроительного института и Ленинградского оптико-механического объединения.

В 1975-1976 — в детском журнале «Костер», летом в 1976 и 1977 водил экскурсии в Пушкинском заповеднике. Эмигрировав в США, поселился с семьей в Нью-Йорке, был одним из создателей и главным редактором русскоязычной газете «Новый американец» (1980-1983), до конца дней много работал на радио «Свобода».

Читайте также:  Алина кабаева - краткая биография, фото, видео

Литературная одаренность Довлатов (скорее ее следует назвать словом «артистизм») проявилась рано.

Уже в школьном возрасте он писал и печатал в газетах стихи, был способным рисовальщиком — со склонностью к психологически точной, но внешне утрированной образности, что заметно и в его прозе.

В зрелые годы стихов не публиковал и писал их только «на случай». Как художник проявил себя в оформлении изданных в эмиграции русских книг — своих и друзей.

Прозу Довлатов начал писать в начале 1960-х, но всерьез заявил о себе после демобилизации. В это время у него начали складываться циклы новелл, позднее, в измененном виде, вошедшие в книгу «Зона».

Во второй половине 1960-х Довлатов занимается также различными сатирическими экзерсисами, в т.ч. пишет две повести в жанре «философической ахинеи», по его собственному определению, — «Иная жизнь» («Отражение в самоваре») и «Ослик должен быть худым». Однако в эмиграции приходит к окончательному выводу: «.

..я не могу органически действовать вне бытового реализма» (Письмо Н.И. Сагаловскому от 25 авг. 1984).

В самом конце 1960-х Довлатов принимается за первую — и единственную — крупную вещь, роман «Один на ринге» (имелись и другие предварительные названия), оставшийся в рукописи (опубликована последняя часть «Невидимая книга», в свою очередь с изменениями составившая первую часть «Ремесла»). В романе происходит становление того типа героя-рассказчика, от имени которого ведется повествование практически во всех изданных самим писателем книгах (за исключением двух коллективных сб. «Демарш энтузиастов» и «Не только Бродский»), намеренно рассчитанных на прочтение «в один вечер».

Как прозаик Довлатов в 1960-1970-е тяготел к ленинградской литературной группе «Горожане» (Борис Бахтин, Владимир Губин, Игорь Ефимов, Владимир Марамзин).

Но больше всего его впечатляла позиция Иосифа Бродского. Весьма значимым оказалось знакомство (в т.ч.

и личное) с Василием Аксеновым, Сергеем Вольфом, Ридом Грачевым, Львом Лосевым, Анатолием Найманом, Валерием Поповым, Евгением Рейном, Владимиром Уфляндом.

Свою литературную генеалогию Довлатов вел от Чехова, Зощенко и американских прозаиков XX в. (Шервуд Андерсон, Хемингуэй, затем Фолкнер и Сэлинджер). В постоянном поле зрения находились также книги Джойса, Л. Добычина, «Театральный роман» Михаила Булгакова. Как потрясение, но не предмет подражания, Довлатов с юности и до конца дней воспринимал Достоевского.

Во второй половине 1960-х — начале 1970-х Довлатов регулярно печатался как журналист и литературный рецензент, случались и публикации прозы — в «Неве», «Юности», «Крокодиле».

Но никакую из своих отечественных публикаций до 1978 Довлатов не считал достойной переиздания и запретил это делать наследникам, специально оговорив этот пункт в завещании.

Советский опыт убедил Довлатова в одном: его изначальная склонность к профессионализму вместо утверждения свободной, независимой манеры письма оборачивалась развитием имитационных способностей.

Литературный метод Довлатова можно определить как «театрализованный реализм», с чем он сам был согласен. Отношения между людьми у Довлатова в равной степени горестны и смешны. В жизни подобное равновесие наблюдать трудно.

Поэтому при всех приметах «бытового реализма» проза Довлатова — никак не сколок и не слепок с бытия: правдивость вымысла писатель ценил выше правды факта.

Показательно, что в 1970-е конгениальными его собственным художественным замыслам Довлатова считал написанные в обескураживающе документальном роде вещи Владимира Гусарова; такие как «Мой папа убил Михоэлса».

Артистическая нормальность, изысканная простота — вот эстетическая платформа Довлатова.

По праву «артиста» Довлатов находится со своими читателями в диалогических, провоцирующих на свободное словесное волеизъявление отношениях. Свобода для Довлатова — это и есть «диалог».

Он в прозе Довлатов тем более равноправен, что за рассказчиком здесь грехов числится никак не меньше, чем за остальными персонажами.

Довлатов создал в литературе театр одного рассказчика. При этом — что существенно важно и оригинально — точка зрения этого автора-режиссера не выше уровня самой сцены. Заниженная самооценка рассказчика (так же, как его открытость диалогу) придает прозе Довлатова глубоко демократический тон.

Истории Довлатов образуют между собой связанные новеллистические циклы, как во времена «Декамерона» или даже «Тысячи и одной ночи». Веками апробированный метод, полагает Довлатов, не обязательно устаревший метод.

Так, отдельные новеллы из лагерной жизни в конце концов выстроились в книгу «Зона» (1982), новеллы из журналистской практики в Эстонии составили книгу «Компромисс» (1981), эпизоды из жизни довлатовского семейства вошли в книгу «Наши» (1983).

С особенной структурной ясностью этот принцип воплотился в прозе последних лет жизни Довлатова.

Издав сборник «Чемодан» (1986), в котором новеллы примыкают друг к другу, как могли бы прихотливой волей случая соединиться вещи в чемодане, Довлатов собирался написать такой же сборник «Холодильник» — как бы о еде (написаны 2 рассказа — «Виноград» и «Старый петух, запеченный в глине»), и затем «о любви» (это не должна была быть цельная «любовная история», наоборот, сюжеты предполагалось черпать из «круга бездуховности»).

Разбивка на мизансцены просматривается и во внешне более традиционных произведениях Довлатова, таких, как повести «Заповедник» (1983), «Иностранка» (1986) и «Филиал» (1989, окончательный вариант). Все они написаны, пользуясь определением самого Довлатова, «розановским пунктиром». Композиционно книги Довлатова делятся даже не на главы, а на абзацы, на микроновеллы. Как в чеховском театре, граница между ними — пауза.

Жизнь в прозе Довлатова не печальна и не смешна, но всегда печально-смешна. И если корзина с цветами появляется у Довлатова на празднике, значит, недалеки и поминки.

Интересовало Довлатова в первую очередь разнообразие самых простых ситуаций и самых простых людей. Характерно в этом отношении его представление о гении: «бессмертный вариант простого человека». Ориентация прозы Довлатова отчетливо демократическая.

Герой-рассказчик Довлатова одинок так, как были одиноки герои прозы писателей «потерянного поколения». Их тема частного товарищества, демонстрирующего отчужденность от мира, была и довлатовской неявной темой.

Антиномиями довлатовской прозы являются понятия «норма» и «абсурд». Иногда прозаик называет мир «абсурдным», но иногда — «нормальным». По Довлатову, жизнь человеческая абсурдна, если мировой порядок нормален. Но и сам мир абсурден, если подчинен норме, утратил качество изначального хаоса.

Наличие ярко выраженных полюсов говорит о четкой выявленности сердцевины. В крайности Довлатов впадал постоянно, но безусловную содержательность признавал лишь за расхожими прелестями бытия. «Только пошляки боятся середины», — написал он в «Ремесле».

Прежде чем в 1989 отечественные журналы «Звезда», «Октябрь» и «Радуга» (Таллин) начали печатать прозу Довлатов, за границей уже были изданы все его основные книги и по-русски и на других языках: английском, немецком, шведском, японском… Особенно доброжелательно о Довлатове писала американская критика.

Сергей Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности. Похоронен на еврейском кладбище «Маунт-Хеброн» в нью-йоркском районе Куинс.

Биография

Произведения

  • Жизнь коротка
  • Куртка Фернана Леже
  • На улице и дома

Критика

Ключевые слова: Сергей Довлатов, биография Сергея Довлатова, скачать биографию Сергея Довлатова, скачать бесплатно, русская литература 20 в., русские писатели 20 в., жизнь и творчество Сергея Довлатова, писатели-эмигранты

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20170628-biografiya-sergeya-dovlatova

Биография Сергея Довлатова в 17 цитатах

Режиссер Александр Герман-младший представил в Москве фильм «Довлатов». Картина, главную роль в которой исполнил сербский актер Милан Марич, выйдет в мировой прокат 17 февраля. Перед премьерой «МИР 24» выбрал 17 цитат из произведений и писем Сергея Довлатова, которые помогут лучше понять его биографию.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Сергей Довлатов – русский писатель. Родился в 1941 году в эвакуации в Уфе. Юность и молодость провел в Ленинграде и Таллине. Срочную службу проходил в вооруженной охране исправительных учреждений Республики Коми; впечатления от службы легли в основу первого сборника малой прозы «Зона: записки надзирателя». Работал журналистом в советских газетах, публиковался в самиздате.

В 1978 году из-за преследования властей эмигрировал в Вену, потом в Нью-Йорк. Благодаря рекомендации Иосифа Бродского, Довлатов стал вторым русским писателем после Набокова, который печатался в престижном литературном альманахе «New Yorker». Первая книга прозы Довлатова вышла В США. Умер 24 августа 1990 года от сердечной недостаточности.

Похоронен на еврейском кладбище «Маунт-Хеброн» в Куинсе (район Нью-Йорка).

В детстве я был невероятным оптимистом. В дневнике и на обложках школьных тетрадей я рисовал портреты Сталина. И других вождей мирового пролетариата. Особенно хорошо получался Карл Маркс. Обыкновенную кляксу размазал – уже похоже.

О родине

Либеральная точка зрения: «Родина – это свобода». Есть вариант: «Родина там, где человек находит себя». Одного моего знакомого провожали друзья в эмиграцию. Кто-то сказал ему: «Помни, старик! Где водка, там и родина!»

О работе лагерным надзирателем

Солженицын описывает политические лагеря. Я – уголовные. Солженицын был заключённым. Я – надзирателем. По Солженицыну, лагерь – это ад. Я думаю, что ад – это мы сами.

О женщинах

Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности.

О семье

Семья – это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.

О детях

Детей мы наказываем за одно-единственное преступление. Если они чего-то не доели…

О работе в газете

Есть в газетном деле одна закономерность. Стоит пропустить единственную букву – и конец. Обязательно выйдет либо непристойность, либо – хуже того – антисоветчина. (А бывает и то, и другое вместе.) 

Взять, к примеру, заголовок: «Приказ главнокомандующего». «Главнокомандующий» – такое длинное слово, шестнадцать букв. Надо же пропустить именно букву «л». А так чаще всего и бывает. 

О бедности

Я не жалею о пережитой бедности. Если верить Хемингуэю, бедность – незаменимая школа для писателя. Бедность делает человека зорким. И так далее. Любопытно, что Хемингуэй это понял, как только разбогател…

О России

В России достаточно быть относительно трезвым, чтобы считаться завидным женихом.

Об отъезде за границу

Я оглядел пустой чемодан. На дне – Карл Маркс. На крышке – Бродский. А между ними – пропащая, бесценная, единственная жизнь.

О работе писателем

Я не знаю, где советские писатели черпают темы. Всё кругом не для печати.

Об ошибках

Моя жена спросила Арьева:

– Андрей, я не пойму, ты куришь?

 – Понимаешь, – сказал Андрей, – я закуриваю, только когда выпью. А выпиваю я беспрерывно. Поэтому многие ошибочно думают, что я курю. 

О зрелом возрасте

Мне сорок пять лет. Все нормальные люди давно застрелились или хотя бы спились. А я даже курить и то чуть не бросил. 

О жизни в эмиграции

Мы – это шесть кирпичных зданий вокруг супермаркета, населенных преимущественно русскими. То есть недавними  советскими гражданами. Или, как пишут газеты – эмигрантами третьей волны

У нас есть русские магазины, детские сады, фотоателье и парикмахерские. Есть русское бюро путешествий. Есть русские адвокаты, писатели, врачи и торговцы недвижимостью. Есть русские гангстеры, сумасшедшие и проститутки. Есть даже русский слепой музыкант.

Местных жителей у нас считают чем-то вроде иностранцев. Если мы слышим английскую речь, то настораживаемся. В таких случаях мы убедительно просим:

– Говорите по-русски! 

О таланте и гениальности

Божий дар как сокровище. То есть буквально – как деньги. Или ценные бумаги. А может, ювелирное изделие. Отсюда – боязнь лишиться. Страх, что украдут. Тревога, что обесценится со временем. И еще – что умрешь, так и не потратив.

О времени

В поразительную эпоху мы живем. «Хороший человек» для нас звучит как оскорбление. «Зато он человек хороший» – говорят про жениха, который выглядит явным ничтожеством… 

О главном

Знаешь, что главное в жизни? Главное – то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет…

Источник: https://mir24.tv/articles/16291606/biografiya-sergeya-dovlatova-v-17-citatah

Ссылка на основную публикацию