Биография карла икана

«Палач компаний»: как Карл Айкан сделал состояние в $16 млрд на враждебных поглощениях — Истории на vc.ru

Ранние годы Карла Айкана

Карл Селиан Айкан родился в 1936 году в Бруклине, но детские его годы прошли в другом районе Нью-Йорка — Квинсе.

Отец Карла долго вынашивал идею стать оперным певцом, но не добился цели и пошел работать певчим в синагоге, а также преподавал в школе. Мать будущего инвестора была учительницей в государственной школе.

Среди своих родных Айкан больше всего уважал дядю Эллиота Шнелля — богатого бизнесмена.

Карл был способным мальчиком, но прославился другими увлечениями. Он обожал бокс, и в спортивной секции, где занимался, был известен вспыльчивым характером. Еще одним его увлечением стал покер.

Есть популярная история, что Карл, работая в пляжном клубе, наблюдал, как играют в покер обеспеченные участники клуба, и понял, что мог бы их обыграть.

Затем подросток действительно сыграл с ними в покер и выиграл деньги, которых хватило на оплату половины обучения в Принстонском университете.

В Принстоне специальностью Карла была философия, в 1957 году он получил степень бакалавра. В университете он прославился как блестящий шахматист. Дальше была попытка закончить медицинский факультет Нью-Йоркского университета.

Поступать сюда Айкан не хотел, но поддался на уговоры матери. Молодой человек продержался здесь 2,5 года, после чего покинул учебное заведение — судя по всему, из-за легкой формы ипохондрии.

После этого Карл отправился служить в армию.

Вернувшись, он задумался, на чем можно сделать состояние, и начал работать брокером в фирме Dreyfus and Company. Устроится сюда ему помог Шнелль. Эта работа была лишь стартовой точкой в карьере, задерживаться здесь надолго Карл не собирался. Он решил испытать свои способности, вложив $4 тысячи, которые выиграл в покер в армии, и заработал $30 тысяч.

В 1962 году рынок обрушился, и Айкан потерял деньги. Пытаясь восстановить положение, он стал работать чуть ли не круглосуточно и приблизительно в этот момент нашел себе новое поле деятельности — торговлю опционами.

Чтобы занять эту нишу, он перешел в компанию Tessel Patrick and Company.

Там молодой человек познакомился с Джозефом Фрейлихом и Дэниэлом Каминером — в то время они, похоже, были единомышленниками и отлично зарабатывали на опционах.

В 1964 году троица перешла в компанию Gruntal, где их усилиями был создан отдел опционов, быстро ставший прибыльным. Айкан выделялся на фоне коллег умением найти перспективные возможности и склонностью к азартным играм.

Начало своего дела. Создание Icahn & Company

Чтобы начать свое дело, Айкану требовалось около $400 тысяч для покупки места на фондовой бирже NYSE — и ему снова помог дядя, предоставив необходимую сумму. В 1968 году Айкан стал независимым игроком, создав фирму Icahn & Company.

Шнелль получил 20% акций и отлично зарабатывал на сделках племянника. В 1974 году Айкан вернул себе долю Шнелля, о чем тот впоследствии пожалел.

Иногда, встречается версия, что Карл в 1968 году владел капиталом в $150 тысяч и вложил его в свою фирму.

Вместе с Айканом из Gruntal ушли Фрейлих, Каминер и Голдсмит, которые на первых порах стали партнерами. Еще одним приобретением Карла был Альфред Кингсли — блестящий аналитик, который длительное время считался его правой рукой. Вместе они создали оригинальную нишу, объединив арбитраж с опционами, — сложные манипуляции приносили хорошие деньги.

Впрочем, Айкан сразу хорошо себя зарекомендовал и постепенно отделался от партнеров. От стартовой команды остался только Фрейлих, у которого был 1% акций. К началу 1980-х вся власть была в руках Айкана.

В 1973 году из фирмы ушел Кингсли.

Сам он ссылается на усталость и бешенный ритм работы, но те, кто знал ситуацию изнутри, предполагают, что причина была в низкой зарплате и в отсутствии перспективы стать партнером.

Кингсли ушел ненадолго и в 1975 году вернулся, предложив боссу работать на рынке так называемых недооцененных компаний. Начав работать в этой сфере, Айкан продемонстрировал не только амбициозность, но и безжалостность. Из всех существующих подходов он избрал один из самых жестких и неоднозначных — greenmail, или корпоративный шантаж.

Суть greenmail заключается в том, что предприниматель приобретает блокирующий пакет акций и входит в совет директоров компаний.

После этого новоявленный владелец акций требует выкупить его долю за более высокую цену, угрожая в противном случае всячески мешать работе компании или начать ее враждебное поглощение.

Айкан стал использовать этот подход одним из первых и преуспел: он был неумолим и знал, как надавить на руководство.

Одной из первых громких сделок Айкана стало приобретение 25% Highland Capital Corporation в 1976 году. Он уже готовился начать переворот в компании, когда ее руководство предложило внушительную сумму отступных и выкупило долю его акций.

Следующим Айкана заинтересовал инвестиционный фонд недвижимости ( REIT) Baird and Warner.

На первый взгляд фонд казался убыточным, но это было не совсем так: на доверие к подобным фондам и стоимость акций в то время плохо повлиял кризис.

После захвата контроля Айкан переименовал фонд в Bayswater и вывел его из категории REIT — теперь организация специализировалась на вложениях в публичные компании и некоторые виды недвижимости.

В это же время Карл атаковал семейную компанию Tappan, производившую духовки и другую кухонную технику. Акции Tappan стоили половину реальной цены. Заполучив необходимую для вхождения в совет директоров долю, Айкан принялся наводить свои порядки.

Вскоре он нашел подходящего покупателя акций — шведскую Electrolux, — который готов был заплатить за долю Айкана в два раза больше. Айкан приобрел акции по $7,5 за штуку, а продать мог по $18.

Подергав за ниточки, он смог заставить совет директоров согласиться на слияние.

Блестящие действия Айкана поразили даже главу Tappan Дика Таппана, и он вошел в число инвесторов Icahn & Company, на чем Айкан заработал около $2,7 млн. Следующей его целью стала Saxon Industries, выпускавшая копировальные машины. Айкан приобрел около 9,5% ее акций, после чего принудил совет выкупить его долю выше рыночной цены и заработал $2 млн.

От Hammermill до Petroleum

В 1979 году Айкан сразился с компанией Hammermill Paper Company. Он заполучил около 9% акций, но в этот раз все оказалось не так легко.

Глава Hammermill Дюваль не собирался соглашаться на условия Айкана: из своих источников он знал, что у него имеется не больше $20 млн, чего не хватило бы на покупку компании или ее контрольного пакета.

Дюваль прямо сказал, что не собирается выкупать акции и продавать компанию, а также не допустил вхождения Айкана в совет директоров.

Источник: https://vc.ru/story/17040-carl-icahn

Карл Айкан (Carl Icahn) – биография, книги, цитаты и фото

Корпоративное рейдерство уже на протяжении продолжительного времени является составным элементом бизнеса. Первые упоминания о нём датированы ещё 18 веком, увлекался им и первый в мире миллиардер Джон Рокфеллер.

Современные эксперты полагают, что главным корпоративным рейдером с 1980-х годов выступает Карл Айкан. На его счету много рейдерских сделок, которые оказали значительное влияние на судьбы компаний.

Биография Карла Айкана

Карл Целиан Айкан (Carl Celian Icahn) родился 16 февраля 1936 года в Бруклине, Нью-Йорк, в еврейской семье, хотя некоторые считают, что его национальность — армянин, к сожалению точными данными по этому вопросу мы не располагаем. Его отец бал кантором (певчим) в синагоге, бывшим оперным певцом, мать — школьной учительницей. На улицах района Куинс в то время было непросто выжить, поэтому Карл в школьные годы увлекался боксом.

Затем было увлечение покером, которое помогло собрать ему недостающую часть средств на обучение в Принстонском университете (в нём Карл получил степень бакалавра философии), сформировать начальный капитал для брокерских операций.

В 1957 году Карл Айкан поступил в медицинский колледж при Нью-Йоркском университете, но через 2 года его бросил и ушел служить в армию.

Появление на бирже

На бирже Карл Айкан появился в 1961 году. В этом ему помог его дядя, устроив работать в свою брокерскую фирму Dreyfus and Company. В ней Айкан занимался арбитражем, слияниями и поглощениями.

Далее была работа в Drexel Burnham Lambert Майкла Роберта Милкена (Michael Robert Milken) — изобретателя «мусорных облигаций».

Чтобы получить собственное брокерское место на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), необходим был стартовый капитал в 400 тыс. долларов. Карл снова обратился за помощью к дяде.

В 1970-е Карл Айкан выходит на «тропу корпоративной войны».

Объекты его сделок — «мусорные облигации» американских акционерных обществ (облигации с невысоким кредитным рейтингом), гринмейл, напор, наглость, стремление к провокациям и «жажда убийства».

«Оппоненты знают, что я не блефую. Иногда неизвестно, нажмут ли, так называемые, корпоративные шантажисты на курок. Но о нас все знают: если что, мы точно будем стрелять», — говорит Айкан.

Первой жертвой «стрелка» стала инвестиционная компания Highland Capital Corporation. Произошло это в 1976 г. Айкан скупил 25% ее акций и включился в борьбу за место в Совете директоров. Председатель Совета Вальтер Шоер не захотел связываться с «охотником» и убедил руководство выкупить акции Highland Capital Corporation у Айкана с премией.

Следующей жертвой стал американский производитель кухонных духовых шкафов Tappan Co. Приобретя контрольный пакет, Карл назначил себя руководителем компании и принудил Совет директоров продать ее шведской Electrolux. Фирма Айкана приобрела акции Tappan Co по $7,5 за штуку, продала шведам по $18.

Тактика Карла Айкана

Карл Айкан не изучает долгое время сигналы технического анализа, а сам направляет стоимость акций в нужном ему направлении.

Технология от «стрелка» выглядит так:

  1. Покупается относительно небольшой «миноритарный» пакет акций выбранного акционерного общества.
  2. Увеличивая долю в уставном фонде компании, Айкан пытается войти в Совет директоров / Правление.
  3. Через своего человека/людей в руководстве акционерным оществом или пользуясь правами акционера, Айкан принуждает компанию к принятию непопулярных решений. Обратный выкуп акций по повышенной (нерыночной) стоимости, резкое сокращение расходов и персонала, продажа отдельных подразделений или бизнеса целиком и иные действия, которые могут привести к росту курса акций и/или выплате повышенных дивидендов (распределению прибыли). Т.е. обеспечивается денежный поток, компания начинает работать в ритме «сash-машины» в пользу Карла.
  4. Если «жертва» пытается сопротивляться, ей угрожают поглощением, слиянием, юридическими проблемами, вытекающими из возможностей держателей уже значительного пакета акций.

Подобная процедура, в части обратного выкупа акций самим акционерным обществом, называется «гринмейл» (greenmail). Гринмейл несколько отличается от корпоративного рейдерства.

Того, кто проводит гринмейл, особенно не интересует стратегический контроль над предприятием и его активами. Их цель – потоки платежей.

Считается, что гринмейлеры (иногда их называют инвесторами-активистами) персонажи более интеллигентные, чем обычные рейдеры, и действуют, всего лишь, «на грани этичности».

Карл Айкан в последние годы занимался противостоянием с крупнейшими корпорациями США:

  • Apple;
  • Dell;
  • Herbalife;
  • eBay;
  • Motorola.

Неудача Айкана постигла в случаях, например, с акциями General Motors, Yahoo!.

На протяжении своей профессиональной карьеры миллиардер Карл Айкан боролся с представителями более чем 30 крупнейших компаний мира.

Штаб-квартира Карла Айкана и его команда

Штаб-квартира Карла Айкана, расположенная в верхней части здания GM Building на Манхэттене, напоминает охотничий музей с множеством трофеев. В коридорах, на фоне деревянных панелей, можно ознакомиться с символами побед «великого рейдера»: моделями самолетов авиакомпании TWA и вагонов ACF Industries, предметами, связанными с Motorola, MGM и Texaco.

Холдинговая инвестиционная структура Карла Айкана — Icahn Enterprises.

Главный хедж-фонд — Icahn Capital Management.

Команда Карла – это всего 20 инвестиционных менеджеров и юристов.

Занимается Карл Айкан активно благотворительностью, хотя считается, что по отношению к своей семье он довольно скупой человек. Кстати, у него в семье двое детей.

Состояние Карла Айкана оценивается в 20,5 миллиарда долларов.

В конце декабря 2016 года Карл Айкан вошёл в число советников избранного Президента США Дональда Трампа по вопросам, связанным с регулятивной реформой.

Также предлагаем вам к просмотру видео «Карл Айкан. Перед лицом опасности.»

Источник: http://sweetrading.ru/velikie-trejdery/carl-icahn.html

Карл Айкан: история успеха инвестора-рейдера

Приветствую! Его называют «специалистом по враждебным поглощениям», «рейдером-пираньей» и «палачом компаний». Его ненавидят и боятся, цитируют и изучают как феномен.

В 1987-м он впервые попал в рейтинг Forbes с состоянием $525 млн. А в середине 2017-го на его счету было уже $16,7 млрд. Знакомьтесь: Карл Айкан — американский финансист, предприниматель и «инвестор-активист». Будучи в преклонном возрасте, он даже «засветился» у Трампа. В конце прошлого года «палача» пригласили стать советником президента по вопросам регулятивной реформы США.

Краткая биография

Карл Целиан Айкан родился в обычной еврейской семье в Бруклине в 1936 году. Почему-то многие ошибочно считают его армянином. Отец – бывший оперный певец, ставший певчим в синагоге, мать – учительница. Короче говоря, детство у будущего миллиардера было непростым (с учетом его национальности и места проживания).

Читайте также:  Наталья синдеева: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Отец Карла, Майкл, терпеть не мог богатых людей. Любовь к «большим деньгам» зародил в Айкане родной дядя Мелвин Шналь. В свое время он удачно женился на дочери владельца компании, устроился на фирму к тестю и с гордостью показывал племяннику дом со слугами и бассейном.

Карл Айкан учился в Принстонском университете. И даже получил там степень бакалавра философии. Но самым «прибыльным» хобби на то время для него стал банальный покер.

В 1961 году тот самый дядя Мелвин устроил племянника стажером в брокерскую контору Dreyfus & Company. Выигранные у сослуживцев по армии $4000 Карл вложил в фондовый рынок. Поставив все деньги на рост акций, он заработал $50 000. Но почти сразу потерял их, когда рынок рухнул.

Айкан сосредоточился на рынке опционов. Несколько лет он «отпахал» опционным брокером в двух компаниях. На Уолл-стрит Карл чувствовал себя как рыба в воде. Он играл на работе, чтобы зарабатывать, и играл дома, чтобы расслабиться.

В конце концов, Айкан «созрел» для собственного бизнеса. Попросив у дяди $400 000, он купил себе место на Нью-Йоркской бирже и открыл брокерскую контору. Компания занималась опционами, конвертируемыми акциями и арбитражем.

К 1977 году Карл был «морально готов» к первому рейдерскому захвату. Он решил скупать доли в недооцененных и слабых компаниях. Дяде идея пришлась не по вкусу, и он отказал племяннику в финансировании.

Тогда на собственные деньги Айкан покупает 5% акций компании Tappan (производитель кухонных плит в Огайо). После этого требует место в совете директоров.

В ответ на шантаж компания Electrolux выкупает у Айкана его пакет акций с приличной премией. Вложив в ценные бумаги $1,4 млн., Карл через пару месяцев получил $2,7 млн.

Акции несчастной Tappan обошлись Айкану в $7,5 за штуку. Шведы Electrolux выкупили у него ценные бумаги по $18.

Грустная история Trans World Airlines

Весной 1985 года Айкана заинтересовала авиакомпания Trans World Airlines (TWA) – крупнейший авиаперевозчик в Северной Америке. На тот момент компания показывала девятизначные убытки. Но Карл увидел в ней огромный потенциал и решил скупить большой пакет акций по низкой цене.

Руководство TWA оказалось совершенно не готово к враждебному поглощению. У компании не было денег, чтобы выкупить у Айкана ценные бумаги. На Карла подали несколько исков, но суд признал его «заслуживающим доверия».

Владельцы рассчитывали, что TWA выкупит компания Texas Air. Но против этого выступил профсоюз, опасаясь, что новый собственник в несколько раз снизит зарплаты сотрудникам (прецеденты были).

Глава профсоюза тайно встретился в Айканом и предложил ему купить авиакомпанию на следующих условиях. Карл снижает зарплату сотрудников всего на 26%, а взамен получает блокирующий пакет акций. Осенью Айкан приобретает контрольный пакет Trans World Airlines за $350 млн.

В 1986 году убытки компании достигли $286 млн. Однако Айкан проявил себя как блестящий управленец и за год вывел TWA на операционную прибыль в $240 млн.

Но радоваться было рано. Карл не собирался всерьез вытаскивать компанию из кризиса – ему была нужна лишь кратковременная прибыль. Он выжал из компании все соки, а потом разорил ее.

В 1988-м Trans World Airlines стала частной компаний (Айкан заработал на этом $460 млн.), а в 1991 году он продал лондонские маршруты TWA за $445 млн. Для компании это стало «контрольным выстрелом». Через год она была объявлена банкротом.

В 2004-м Айкан основал хедж-фонд Icahn Capital и продолжал поглощать и потрошить компании. Он покупал крупные (а иногда и контрольные) пакеты акций в самых разных отраслях. Вот лишь несколько примеров: Phillips Petroleum и Texaco (нефтяная отрасль), Netflix и Time Warner (развлечения), Motorola (телекоммуникации) и Revlon (косметика).

Его боялись и проклинали, боролись через суд и задабривали щедрыми «откупными». Не все «захваты» завершались победой Айкана. Но он годами держал в напряжении весь крупный бизнес в США и Европе.

В чем суть корпоративного рейдерства?

Типичная схема выглядит так. Карл Айкан:

  1. Покупает пакет акций компании.
  2. Увеличивает свою долю в уставном капитале и пытается войти в совет директоров или в правление.
  3. Принуждает компанию к непопулярным решениям: выкупить акции по завышенной цене, резко сократить персонал и расходы, разбить бизнес на части. Такие действия убивают компанию, но генерируют высокий денежный поток (акции растут в цене либо повышаются дивиденды).
  4. Если компания сопротивляется, ее шантажируют слиянием, поглощением и серьезными юридическими проблемами.

К слову, сам Айкан терпеть не может, когда его называют «корпоративным рейдером», и считает себя «инвестором-активистом». Свой жесткий бизнес-подход Карл приравнивает к инвестированию в стиле Грэма и часто сравнивает себя с Уорреном Баффетом, автором кучи полезных книг и учебников по инвестициям.

Однако по стилю ведения сделок «палач компаний» близок к другому миллиардеру, еще более жесткому и бескомпромиссному: Джону Рокфеллеру.

Знаменитая цитата Айкана: «Кто-то богатеет за счет искусственного интеллекта. Я предпочитаю делать деньги на природной глупости».

Источник: http://capitalgains.ru/biznes/istorii-uspeha/karl-ajkan.html

Как наполеоновский маршал Жан Бернадот стал королем Швеции и союзником России?

После смерти отца Жан Бернадот завербовался в пехотный полк и отправился служить на Корсику. Любопытно, что его служба началась в городке Аяччо на родине Наполеона Бонапарта. В 1784 году Бернадота перевели в Гренобль.

Жан, ставший добросовестным служакой, пользовался расположением командиров, но единственной перспективой для него был чин сержанта, который он получил только в 1788 году.

В этом же году бравый сержант Бернадот во время антиправительственного мятежа в Гренобле не задумываясь приказал солдатам стрелять по восставшим. Он еще не предполагал, что вскоре и сам окажется в рядах революционной армии.

Генерал французской революции

Бурные события французской революции выносили к славе и успеху людей сильных и талантливых. А Бернадот оказался именно таким. В начале 1790 года он стал офицером, а весну 1794 года встречал уже бригадным генералом, отлично зарекомендовавшим себя во многих битвах, что и позволило ему стремительно вырасти в чинах.

В 1797 году Жан Бернадот познакомился с Бонапартом.

Судя по всему, первоначально отношения у них были очень дружескими, так как Наполеон даже не стал противиться свадьбе Жана на дочери марсельского торговца шелком и судовладельца Дезире Клари, за которой сам определенное время ухаживал. Как говорится, девице повезло — за кого бы ни вышла, все равно стала бы императрицей. Кстати, её сестра вышла замуж за брата Наполеона, Жозефа. Так что генералы породнились.

В 1799 году у молодой четы родился сын, которому дали скандинавское имя Оскар — вот уж знак судьбы, ведь ему предстояло после отца занять престол Швеции. Но это все в далеком будущем, а пока Жан успешно сражался с врагами Французской республики, завоевав славу одного из самых талантливых генералов, и даже успел ненадолго стать военным министром.

Во время переворота восемнадцатого брюмера Бернадот занял нейтральную позицию. Он не стал поддерживать Бонапарта, но и не стал защищать Директорию.

С этого времени в его отношениях с Наполеоном наметилась заметная трещина, но до разрыва было еще очень далеко.

Бонапарт продолжал верить Жану и отмахивался от докладов полиции об участии своего родственника в республиканских заговорах, тем боле, что все поручаемые Бернадоту задачи тот выполнял добросовестно, а к Наполеону проявлял лояльность.

Наполеоновский маршал

После провозглашения в 1804 году Наполеона императором, Бернадот получил чин маршала. Какое-то время он был наместником в Ганновере, а затем подошло время очередных войн, но уже с коалицией, куда входила и Россия.

В военной кампании 1805 года Бернадот командовал армейским корпусом.

Маршал отличился в Ульмском сражении, захватил Ингольштадт, форсировав Дунай, вышел к Мюнхену и блокировал армию генерала Макка, обеспечив ее разгром.

Участвовал в Аустерлицком сражении, причем Наполеон поставил его корпус в центр французских войск. За выдающиеся военные заслуги в 1806 году Бернадот был удостоен титула князя Понтекорво.

В 1806 году маршал уверенно громил пруссаков, принудив армию Г. Блюхера к капитуляции. Тогда и произошло событие, со временем принесшее ему шведскую корону. В плен к Бернадоту попал крупный шведский отряд полковника Мернера. К пленным маршал отнесся с участием, а часть из них он даже отпустил, чем завоевал симпатию шведов.

Но война продолжалась, в январе 1807 года уже на территории Польши маршал снова столкнулся с русскими. В этот раз сражение при Морунгене он проиграл. Вскоре наступил очередной мир.

Какое-то время Бернадот был наместником в Дании и Северной Германии, губернатором Ганзейских городов. Снова воевал с австрийцами, потеряв при Ваграме почти половину своего корпуса.

И даже успел «скрестить оружие» с англичанами, разбив их у Вальхерна.

Наследник шведского престола

В 1809 году судьба Бернадота круто изменилась. В Швеции, находящейся в определенной зависимости от Франции, после переворота королем стал бездетный Карл XIII.

Шведский парламент, заручившись согласием Бернадота, попросил Наполеона «выделить» в наследники престола популярного в Скандинавии французского маршала. Единственной оговоркой было принятие Бернадотом лютеранской веры.

Согласие Наполеона было получено, осенью 1810 года Жан Бернадот, получилвший имя Карл Юхан, стал приемным сыном короля и наследником престола Швеции.

Если сначала Карл Юхан поддерживал политику Наполеона, а Швеция даже участвовала в континентальной блокаде Англии, то вскоре он «вышел из подчинения».

Швеция не поддержала войну Франции с Россией, заключив с последней взаимовыгодный договор, чему немало способствовали личные встречи наследника престола с членом российской делегации полковником Чернышевым, которому Бернадот симпатизировал.

Стоит учесть, что Карлу Юхану пришлось преодолеть жесткую оппозицию сторонников возвращения Финляндии, отвоеванной Россией в войне 1808−1809 годов.

Авантюра Наполеона с походом в Россию закончилась полным провалом, чем сразу же воспользовалась Швеция, войдя в антинаполеоновскую коалицию. Под командованием Бернадота Северная (шведская) армия приняла участие в Битве народов под Лейпцигом, затем блокировала Данию, вынудив датского короля Фредерика VI отдать Норвегию Швеции. Участвовали шведы и в наступлении на Париж.

Вскоре Бернадоту пригодилась дружба с Россией, когда часть государств Европы отказались признать его легитимность, как шведского кронпринца. Благодаря поддержке России власть он удержал, хотя и пришлось уступить Пруссии Западную Померанию.

Король Швеции и Норвегии

5 февраля 1818 года Бернадот был провозглашен королем Швеции и Норвегии под именем Карл XIV Юхан. Править ему предстояло более 25 лет, ставших для Швеции годами бурного экономического роста. Нельзя сказать, что правление Карла XIV проходило без проблем.

Бывший наполеоновский маршал отличался авторитаризмом, порядок наводил жесткой рукой, но противоречия с оппозицией старался решать по возможности без репрессий.

В международных отношениях Карл XIV придерживался миролюбивой политики, стремясь сохранять дружественные отношения с Россией и Англией.

Карл XIV Юхан умер 8 марта 1844 года в Стокгольме в возрасте 81 года. Престол после него унаследовал сын — Оскар I. Династия шведских королей Бернадотов, основателем которой стал славный наполеоновский маршал, продолжает царствовать в Швеции и в наши дни.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/24536/

Философ, инвестор, рейдер

Инвестор Карл Айкан учился на философа, а стал одним из крупнейших игроков Уолл-стрит. За 55 лет он заработал репутацию главного корпоративного рейдера Америки и состояние в $16,7 млрд

Инвестор Карл Айкан (Фото: Reuters/Pixstream)

The Wall Street Journal в январе 2014 года писала: все, что вам следует знать о Карле Айкане, — это то, как он некогда описал свою бизнес-стратегию в Twitter: «Некоторые богатеют за счет искусственного интеллекта.

Я делаю деньги на природной глупости». Легендарному американскому инвестору 80 лет, и после 55 лет на Уолл-стрит он по-прежнему любит выжимать максимум из корпоративной глупости, царящей в неэффективных компаниях.

В 1980-х он стал известен как один из самых успешных корпоративных рейдеров и специалистов по враждебным поглощениям. По словам самого миллиардера, его цель — увеличение стоимости акционерного капитала компаний, пакеты акций которых он покупает.

Первые свои деньги — $4 тыс. — Айкан, философ по образованию, выиграл у сослуживцев по армии в карты. Эти деньги он вложил в фондовый рынок еще до того, как очутился на Уолл-стрит, — в 1961 году. К 1987 году Айкан впервые оказался в рейтинге Forbes 400 с состоянием $525 млн, а на 7 июля 2016 года его состояние достигло $16,7 млрд.

Из музыкальной семьи

Карл Айкан родился в еврейской семье в Бруклине 16 февраля 1936 года. Его отец Майкл служил кантором [певчим] в синагоге, а мать Белла работала учительницей. Мальчик рос в благополучном районе Квинса, населенном средним классом, и посещал местную общеобразовательную школу. Семья жила в двухквартирном доме, описывает детство Карла Конни Брук в книге «Бал хищников».

Отец Карла стал кантором после неудавшейся карьеры оперного певца: он получил юридическое образование, но хотел петь в опере и даже брал уроки у знаменитого итальянского тенора Энрико Карузо, бывшего в то время солистом нью-йоркской Metropolitan Opera.

Так и не пробившись на сцену, безнадежный атеист Айкан-старший стал певчим в синагоге на Лонг-Айленд. Но спустя несколько лет ему пришлось переквалифицироваться в нештатного школьного преподавателя.

Со временем у отца Карла развилась болезнь сердца, он бросил работу и стал домоседом.

Читайте также:  Вера холодная: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

«Отец был очень категоричен, — вспоминает Карл. — У него на все было свое мнение, и он был очень предубежденно настроен против больших денег. Он на дух не переносил состоятельных людей, то и дело клял «проворовавшихся богачей». Отношения Майкла и Карла не были похожи на отношения отца и сына.

Майкл уделял сыну мало внимания и никогда не играл с ним в игры. Когда мальчику было восемь-девять лет, они часами сидели дома и разговаривали, вспоминал Карл. Отец любил читать сыну Шопенгауэра, пишет Марк Стивенс в книге «Король Айкан».

«Он днями читал книги и слушал пластинки», — вспоминал друг семьи.

Мать Айкана Белла была типичной еврейской мамой — волевая, требовательная, любящая позанудствовать и попонукать.

Она оказала решающее влияние на становление характера сына, побуждая его ставить перед собой самые высокие цели и идти к их достижению.

В детстве Белла играла на фортепиано и подавала большие надежды в музыке, но бросила ее в угоду матери, которая настаивала на «стабильности» профессии учителя.

Звездный дядя

У матери Айкана было две сестры и брат Мелвин Шналь, который был всего на 16 лет старше Карла и стал для него примером.

Шналь смог окончить Йельский университет, поступив туда по «еврейской квоте», женился на девушке из состоятельной семьи, устроился в фирму тестя, разбогател и жил в собственном доме с бассейном и четырьмя слугами.

 Там, как рассказывал позже Шналь, Карл впервые прикоснулся к «красивому миру». Идеей фикс дяди Мелвина, было стремление сойти за нееврея или за «своего». В итоге он крестился и взял новое имя — Эллиот Шналь.

В 1953 году Карл поступил на философский факультет Принстонского университета, где за ним закрепилась репутация сильного шахматиста. Университет молодой человек окончил со степенью бакалавра, защитив дипломную работу по теме «Проблема формулирования адекватной интерпретации эмпирического критерия значения».

Мама хотела, чтобы Карл стал медиком — профессия врача в еврейской общине Нью-Йорка тех лет считалась такой же престижной, как в ирландской — священнический сан.

Поэтому после Принстона в 1957 году он поступил в медицинскую школу при Нью-Йоркском университете, которую так и не окончил. После двух лет учебы Айкан пошел в армию.

Шесть месяцев он отслужил в Форт Сэм Хьюстон (штат Техас), одном из крупнейших сухопутных военно-медицинских центров США, а демобилизовавшись, вернулся в Нью-Йорк, чтобы начать карьеру на Уолл-стрит.

В 1961 году дядя Эллиот помог племяннику устроиться стажером в известную брокерскую фирму Dreyfus & Company на ставку $100 в неделю. Карл решил, что это хорошая возможность заработать. Ему везло в покере, еще в армии он скопил, обыгрывая сослуживцев, $4 тыс.

и решил вложить выигранные деньги в фондовый рынок. Инвестиции окупились — Карл заработал $50 тыс., поставив на рост акций, а потом, когда рынок рухнул, в одночасье все потерял.

«Я был так подавлен, но после этого стал пахать как лошадь», — рассказывал Айкан Business Week.

По его словам, самой перспективной сферой в те годы был рынок опционов, Айкан решил сконцентрироваться на нем.

Он стал опционным брокером в Tessel Paturick and Co, а в 1964 году вместе в двумя коллегами перешел в Gruntal, одну из старейших инвесткомпаний страны, где создали опционный отдел.

Данные об этом рынке тогда не публиковались, и Айкан запустил еженедельный опционный бюллетень, что позволило ему сформировать обширную базу продавцов этих финансовых инструментов. К 1968 году его отдел стал одним из самых прибыльных в компании — принося Gruntal $1,5 млн комиссии.

На Уолл-стрит энергичный Айкан попал в родную стихию. Он играл на работе и после нее — чтобы расслабиться. Один из друзей Айкана вспоминает, что он играл на деньги не только в карты, но и в «Монополию»: «Как-то я заскочил к нему домой, а он сидел рядом с кучей наличности, готовый выложить $500 за самый дорогой актив в игре».

Собственный бизнес

После нескольких лет работы на Уолл-стрит Айкан решил открыть собственную брокерскую компанию. Первым делом он попросил у дяди $400 тыс., чтобы купить себе место на Нью-Йоркской фондовой бирже. Шналь помог племяннику, получив взамен 20% акций Icahn and Co. Партнерами Айкана стали трое его коллег по Gruntal.

Помимо опционов, компания занималась арбитражем и конвертируемыми облигациями. «Тогда были отличные возможности для заработка, — вспоминает Айкан. — Брокеры по конвертируемым облигациям не разбирались в опционах, и наоборот. Арбитражем занимались лишь единицы, и мне повезло, что мне в голову пришла идея объединить его с опционами».

К 1977 году, накопив значительный опыт в финансовой сфере, Айкан был готов начать контролировать «судьбы компаний». Летом 1979 года он приехал в гости к маме и дяде в Майями и объявил о своей новой стратегии — скупать доли в недооцененных компаниях с расчетом на последующий рост акций.

Шналю идея не понравилась — для него, как и для всех в корпоративной Америке 1970-х покупка компании означала необходимость ею управлять. «Тебе не нужна эта головная боль», — сказал он племяннику.

Поэтому, когда Айкан опять попросил у него денег, чтобы вложиться в базирующегося в Огайо производителя кухонных плит Tappan, дядя отказал.

Тогда Карл уже на свои деньги купил 5% акций Tappan и потребовал место в совете директоров компании. В итоге Electrolux выкупил у Айкана его бумаги с премией, а Tappan избавился от риска стать целью враждебного поглощения.

Вложив в компанию $1,4 млн, за несколько месяцев Айкан выручил $2,7 млн, писала Los Angeles Times. «Меня это потрясло», — описывал Шналь впечатления от успехов племянника. Icahn and Co.

не публиковала финансовые результаты, но в декабре 1983 года СМИ сообщали, что стоимость компании превысила $100 млн.

Корпоративный рейдер

Весной 1985 года Айкан принял участие в конференции в Лос-Анджеле, посвященной спекулятивным высокодоходным облигациям. Там его заинтересовала презентация финдиректора авиакомпании Trans World Airlines (TWA), которая была крупнейшим авиаперевозчиком в Северной Америке.

 Внимание Айкана привлек большой потенциал TWA, и он решил сделать ее следующей целью поглощения, пишет Роберт Слейтер в книге «Титаны поглощений». К маю он с партнерами скупил 20% акций TWA за $95 млн.

Авиакомпания оказалось слабой жертвой — компания не защитила себя от возможности враждебного поглощения, поскольку никто в руководстве не думал, что этот актив может кого-нибудь заинтересовать. Когда менеджеры TWA осознали, что Айкан намерен взять авиакомпанию под контроль, они пришли в ярость.

У перевозчика не было ресурсов, чтобы выкупить у Айкана собственные акции. Руководство рассчитывало, что компанию приобретет Texas Air — единственный претендент, которого нашел консультант TWA, инвестбанк Salomon Brothers.

Но против сделки выступил профсоюз авиакомпании, опасаясь, что глава Texas Air Франк Лоренцо аннулирует договоренности с профсоюзом и снизит зарплату сотрудникам, как он делал в своей компании.

Глава профсоюза Гарри Хогландер тайно встретился с Айканом, в результате чего образовался, как писала The New York Times, «один из самых странных альянсов в истории крупных поглощений». Профсоюз предложил Айкану купить TWA, cогласился на 26-процентное уменьшение зарплаты 3,5 тыс. пилотов в обмен на распределение блокирующего пакета акций авиаперевозчика. В октябре Айкан с партнерами купил более 52% акций TWA за $350 млн.

В итоге Айкан получил свою прибыль: пакет TWA он продал за $469 млн, писал Business Insider.

Айкан постепенно продавал активы TWA, чтобы рассчитаться по кредиту, который он брал, чтобы купить авиакомпанию, а в 1991 году продал American Airlines лицензии на прибыльные лондонские маршруты TWA за $445 млн. Год спустя компания обанкротилась. Именно историей TWA Айкан заработал репутацию корпоративного рейдера.

В 2004 Айкан основал хедж-фонд Icahn Capital, годовая доходность которого 2009 году достигла 33,3%.

В 2011 году бизнесмен закрыл его для сторонних инвесторов, сославшись на нежелание отчитываться перед третьими лицами и нести ответственность за их деньги, если грянет очередной финансовый кризис.

«Это решение — свидетельство того, как блеск и магия хедж-фондов сошли на нет после финансового кризиса и на фоне новых требований, которые стали предъявлять инвесторы», — писала The New York Times.

В рамках последующих сделок Айкан приобретал значительные — и даже контрольные — пакеты в независимых компаниях из самых разных секторов: нефтяного и нефтесервисного (Texaco, Phillips Petroleum, Transocean, Chesapeake Energy), медиа и развлечения (Viacom, Time Warner, Lions Gate, Netflix), косметика (Revlon), телекоммуникации (Motorola), фармацевтического (Amylin Pharmaceuticals), IT (Lawson Software, Dell, Apple, eBay), финансового (Western Union). В 2013 году Forbes назвал Айкана одним из крупнейших бенефициаров американской сланцевой революции.

В последние месяцы прибыльность инвестиций основной компании Айкана — Icahn Enterprises, по данным Forbes, уменьшается. В 2015 году инвестфонд понес убытки, а его акции обвалились на 45%. Спад на сырьевых рынках больно ударил по Icahn Enterprises, который владеет долями в нефтедобывающей Chesapeake Energy и производителе меди Freeport McMoRan.

Но Айкан продолжает вести бизнес, используя свою излюбленную стратегию, — в конце 2015 года инвестор предложил разделить американского страхового гиганта American International Group (AIG) на три независимые компании для повышения ее эффективности и в итоге обеспечил себе место в совете директоров компании, писал Fortune.

В январе 2016 года Айкан добился разделения корпорации Xerox на две независимые компании, сообщал Reuters.

В $16,6 млрд оценивал состояние Карла Айкана журнал Forbes по состоянию на 7 июля. В $19,5 млрд — Bloomberg.

91% Icahn Enterprises принадлежит Айкану, по данным Bloomberg. Этот актив — основной источник дохода предпринимателя.

На 45% акции компании упали в 2015 году относительно 2014 года.

$200 млн пожертвовал бизнесмен медицинской школе Mount Sinai в 2012 году в Нью-Йорке. Теперь эта школа носит его имя.

За $1,8 млрд Айкан продал бизнес по производству оптоволокна XO Communications компании Verizon — крупнейшему по числу абонентов мобильному оператору в США.

$100 в неделю — столько Айкан получал на своем первом месте работы.

$4 тыс. — столько Айкан вложил в фондовый рынок по возвращении из армии.

Источник: https://www.rbc.ru/business/08/07/2016/577e6fea9a79477bf2c08795

В стиле гордона гекко: как карл айкан поставил на колени корпоративную америку. фото

«Что еще мне делать? — спрашивает Айкан иронически. — Ходить на скучные званые вечера?». Он отмахивается от этой идеи и откидывается в кресле. Облаченный в блейзер с золотыми пуговицами, Айкан спокойно тянет через соломинку Coca-Cola.

«Мы на вершине нашей игры, — говорит он. — Никогда не было лучшего времени, чтобы делать то, чем мы занимаемся». Сейчас Forbes оценивает его капитал в $20 млрд, теперь он, а не Джордж Сорос, самый богатый делец с Уолл-стрит.

Айкану больше не нужна ничья помощь или одобрение, и это делает его очень и очень опасным.

«Он любит побеждать, и он любит деньги, но деньги для него всего лишь показатель того, кто победил и кто проиграл», — говорит его приятель и миллиардер Леон Блэк, который работал у Айкана инвестиционным банкиром в Drexel Burnham Lambert в 1980-х годах. — Он умный и безжалостный, его не волнует, что думают другие, и, хотя он не всегда прав, я бы никогда не играл против Карла».

За последние четыре года инвестиционные фонды Айкана превзошли индекс S&P 500, получив среднегодовую доходность более 25%. В этом году у него опять удачный старт — активы фондов увеличились на 12% к 13 марта 2013 года. В результате Айкан, капитал которого еще недавно составлял около $9 млрд, быстро удвоил эту сумму.

Что дальше? У Айкана никогда не было такого количества денежных средств. У корпоративной Америки — тоже.

И Айкан сейчас очень похож на лису в курятнике, находясь в идеальном положении: он может использовать свой имидж корпоративного рейдера, чтобы покупать акции компаний, захватывать места в советах директоров и требовать распределения кэша, например, на дивиденды.

«Прямо сейчас, — говорит Айкан, размахивая алюминиевой линейкой, как кавалерийской саблей, — ничего не продавая, мы можем выписать чек примерно на $10 млрд». Такие возможности позволяют ему давить на менеджмент компаний с капитализацией до $50 млрд.

Поэтому Dell, третий по величине производитель персональных компьютеров в мире, стал лакомым кусочком для Айкана.

В феврале Майкл Делл, который основал компанию будучи студентом, нашел возможность восстановить контроль над Dell и сделать ее частной. Делл вместе с партнером — инвестиционной фирмой Silver Lake — предложил акционерам компании выкупить их акции по цене $13,65 (+25% к рыночной стоимости).

Айкан прочитал об этой сделке в газете и быстро скупил акции Dell на $1 млрд, решив, что раз Делл вкладывает такие деньги, значит компания может стоить дороже.

В начале марта Айкан предложил акционерам отказаться от сделки по схеме Делла и вместо этого выплатить дивиденды в размере $9 на акцию, используя деньги и новый заем.

В конце марта Айкан, весь месяц обдумывавший более решительную тактику, уведомил специальный комитет совета директоров Dell, что заинтересован в приобретении контрольного пакета акций компании по цене $15.

Окончание войны между ним, Майклом Деллом и еще одним претендентом Blackstone Group ожидается в ближайшие недели.

Учитывая ставку Айкана, он почти наверняка выиграет в деньгах, даже если потерпит поражение (после публикации статьи в американском Forbes Blackstone Group отказалась от борьбы за Dell, а Айкан согласился не увеличивать своей пакет выше 10%).

Хотя кажется, что он везде, Айкан в действительности редко покидает свой бункер в GM Building. Он нечасто летает, обычно только на собрания акционеров и иногда в офис к юристам.

Айкан может делать большие изменения в компаниях прямо с Манхэттена и настаивает на том, что не нуждается в микроменеджменте на местах.

Его идеи, как в случае с Dell, часто приходят во время наблюдения за миром с высоты, и если ему что-то интересно, то мир приходит к нему или он просто поднимает телефонную трубку.

Даже когда он появляется на телевидении, например как в словесной битве с инвестором Биллом Акманом, Айкан делает это посредством телефона, а телекомпания показывает на экране его давнее фото (снимок для обложки Forbes — первый выход на публику за шесть лет и впервые в новом образе — с бородой).

На заре своей карьеры Айкан сам бегал на встречи. Единственный ребенок кантора синагоги и школьной учительницы, он пробивал себе дорогу из нью-йоркского района Квинс в Принстон.

После вылета из медицинского колледжа и службы в армии Айкан случайно попал на Уолл-стрит, благодаря дяде, который в начале 1960-х помог ему устроиться брокером. Айкан занимался арбитражными сделками и небольшими поглощениями.

В 1980-х он был прекрасно подготовлен к тому, чтобы начать зарабатывать серьезные деньги, проходя в газетных заголовках как «мастер враждебных поглощений, вооруженный мусорными облигациями».

Читайте также:  Наталья стефаненко - краткая биография, фото

Сегодня грубая реакция Айкана на клеймо «корпоративный рейдер» почти комична. В марте легендарный юрист Марти Липтон, изобретатель тактики защиты от недружественных поглощений, опубликовал заметку об «инвесторах-активистах», таких как Айкан.

Липтон задался вопросом, не они ли ответственны за значительную часть безработицы в Америке и скромный рост ВВП. «Их действия — лишь форма вымогательства, — пишет Липтон, — их хедж-фонды терзают американские корпорации».

Айкан возражает: «Я уважаю Марти, но он страшно неправ».

Айкан теперь описывает свою бизнес-философию как инвестирование в стиле Грэма и склонен сравнивать себя с величайшим практиком этой философии — Уорреном Баффеттом. С 2000 года Icahn Enterprises имела суммарный доход — 840%, а Berkshire Hathaway — 250%.

И все же рынки оценивают Баффетта с премией, в то время как компанию Айкана можно купить с дисконтом по отношению к стоимости ее чистых активов.

Надо признать, что между двумя миллиардерами мало общего, кроме желания встряхнуть мир в том возрасте, когда большинство их коллег стараются не терять форму с помощью разгадывания кроссвордов.

Баффетт ищет неэффективных игроков на рынке, в том числе крупные компании, которые он скупает на предполагаемый период владения ценными бумагами, то есть «навсегда». Идея сделок Айкана проходит через призму провокации и жажды убийства — это две черты, которые остаются неизменными, будь перед ним «рейдер» или «активист».

Например, ему даже не нужно напоминать о Билле Акмане. «Акман недолго бы продержался на улицах Квинса, — говорит Айкан. — Главное различие между мной и Акманом: я знаю, что истинный победитель побеждает изящно. Акман никогда не научится этому».

В чем провинился Акман? Все дело в $9 млн, которые 46-летний управляющий хедж-фонда выиграл у Айкана в ходе семилетней судебной войны за небольшой актив под названием Hallwood Realty. «Я большой мальчик. Я боролся с лучшими из игроков, иногда они выигрывали и я поздравлял их, и мы до сих пор друзья, — говорит Айкан.

— Но этот парень заказывает статьи о том, как он побил Карла Айкана, и это отвратительно».

Словесный поединок на CNBC, когда Айкан назвал Акмана «школьным плаксой» и «лицемерным» лжецом, был просто публичной поркой молодого соперника. Настоящая война развернулась в декабре, когда Акман объявил об открытии короткой позиции в $1 млрд на акции Herbalife, что резко снизило их стоимость.

Айкан тут же купил подешевевшие акции на $600 млн. После этого курс акций вырос, доставляя неудобства Акману. И хотя Айкан утверждает, что покупает акции ради прибыли, он признается, что мучения Акмана делают эту игру более интересной (сам Акман отказался от комментариев для этой статьи).

«Он застрял в шорте, 20 млн акций не так просто покрыть», — говорит Айкан.

Шум возле Айкана не помешал ему сохранить в тишине информацию, что он, по сути, стал крупнейшим бенефициаром американской сланцевой революции.

Уже несколько десятилетий Айкан владеет крупным парком цистерн, из которых, по его утверждению, можно сделать непрерывную цепочку от Манхэттена до Огайо. Он также контролирует двух производителей цистерн ACF Industries и American Railcar Industries (ARI).

Спрос и цены на аренду этих вагонов подскочили вслед за нефтяным и газовым бумом. Например, акции ARI выросли на 75% с марта прошлого года, когда нефтяники бросились скупать цистерны.

Еще одна инвестиция в нефть — CVR Energy, возможно, самая лучшая сделка Айкана. Он зашел в эту нефтеперерабатывающую компанию в январе 2012 году, а к лету владел 82% акций и полностью поменял совет директоров. Благодаря росту загрузки заводов стоимость акций CVR Energy удвоилась, а Айкан заработал $2 млрд.

Следующая энергетическая сделка — производитель природного газа Chesapeake Energy. Первая инвестиция Айкана состоялась в 2010 году. Он потребовал продать часть активов, чтобы снизить задолженность компании.

Генеральный директор и основатель Chesapeake Обри МакКлендон согласился, продав пару месторождений за $6 млрд, после чего акции выросли в цене. Но когда Айкан посмотрел в глаза МакКлендону и попросил принять его представителя в совет директоров, тот отказался.

«Мы поняли, что продажа месторождений окончена, он никогда больше не будет продавать, — рассказывает Айкан. — И мы избавились от всех акций и заработали $500 млн».

Спустя год миллиардер восстановил свои позиции в Chesapeake. Окруженный обвинениям в инсайдерских сделках и нуждающийся в поддержке, МакКлендон на этот раз впустил в совет директоров Chesapeake одного из главных помощников Айкана.

Но уже в январе 2013 МакКлендон объявил о своем уходе, называя причиной «разницу в мировоззрении между советом директоров и мной». Кстати, цена акций с тех пор поднялась. МакКлендон отказался от комментариев, а Айкан добавил лишь: «Я с уважением отношусь к тому, что сделал Обри, но он не из тех, кто умеет снижать затраты».

По расчетам Forbes, Айкан заработал еще четверть миллиарда на инвестициях в Chesapeake.

В команду миллиардера входят 20 профессиональных инвестиционных менеджеров и юристов — довольно небольшая группа, учитывая количество денег, которыми она управляет. Зато здесь нет скучных заседаний инвестиционного комитета.

Вместо этого — встречи до поздней ночи, на которых Айкан разбирает два или три ключевых аспекта, а также делает множество телефонных звонков. «Необходимо быть понятным и доступным.

Это два важных момента для Карла, — говорит Грег Браун, глава Motorola Solutions, которого Айкан будил своими звонками в командировках в Китае. — А еще результаты: если у тебя нет движения вперед, считай, что у тебя проблемы».

Рид Хастингс, генеральный директор Netflix, учится работать с Айканом с прошлой осени, когда тот купил 10% акций компании. После появления миллиардера менеджмент стал разрабатывать тактики защиты от недружественного поглощения.

«Это как начало шахматной партии, — говорит Хастингс. — Я беспокоился на его счет, когда мы не были знакомы, но сейчас, должен признаться, наслаждаюсь его компанией». Айкан отвечает: «Нам нравится Рид Хастингс.

Я говорил ему, что если парень заработает мне 800 миллионов баксов, то я не бью его в челюсть».

Тем не менее вся индустрия банкиров и юристов, «наемников наподобие Goldman Sachs», как говорит о них Айкан, бросилась на защиту генеральных директоров и советов директоров от жалящих уколов миллиардера. Учитывая обилие кэша на балансе многих корпораций, «наемники» будут очень заняты, а конфликты будут разгораться один за другим.

Например, после того как Айкан установил контроль над CVR Energy, его сотрудники узнали, что Goldman Sachs пытается получить с компании $18,5 млн за проваленную защиту. CVR Energy платить отказалась. Таковы последствия противостояния с парнем, который достаточно безумен, чтобы драться из-за принципа, и достаточно богат, чтобы побеждать.

Полная версия на английском языке доступна по ссылке.

Источник: http://www.forbes.ru/milliardery/igroki/238316-po-stopam-gordona-gekko-kak-karl-aikan-postavil-na-koleni-korporativnuyu-a

Карл Икан

Родился: Нью-Йорк, в 1936 году

Компании:

– Icahn & Company (securities firm) – Icahn Enterprises L.P. (NYSE:IEP) – Icahn Partners (hedge fund) – Controlling ownership positions in several major corporations

– Carl C. Icahn Center for Science at Princeton University

Наиболее известные факты:

“Подъем Икана”.  Этой фразой на Уолл Стрит описывают  скачок вверх в цене акций, который, как правило, происходит, когда Карл Икан начинает покупать акции компании, которая, по его мнению, плохо управляется.

С середины 1980-х годов Икан вступает в титаническую борьбу с множеством американских корпораций, которая в большинстве случаев завершалась получением значительных доходов с капитала для акционеров этих компаний и, конечно же, сделала Икана миллиардером, который, по данным Форбс, занимал 46 место среди богатейших людей мира в 2008 году.

Икана считают как одним из самых безжалостных корпоративных рейдеров в истории, так и положительной силой, стимулирующей активность акционеров, которая ищет пути исправления грубых нарушений жадного и/или некомпетентного корпоративного менеджмента.

Краткая биография

Икан вырос в семье среднего класса в районе Far Rockaway в Квинс, Нью Йорк. Он поступил в Принстонский Университет, получив стипендию, и закончил его в 1957 году, имея степень по философии. Он также учился в Медицинской Школе Нью-Йоркского Университета, но не закончил ее – как говорят, потому, что ему не нравился вид мертвых тел.

В нью-Йорке он поступил на начальную позицию биржевого брокера в фирме Dreyfus & Company в 1961 году.

Семь лет спустя он купил место на Нью-Йоркской фондовой бирже и начал финансовую карьеру, в основном торгуя опционами.

Однако в скором времени Икан стал активным, агрессивным инвестором, и начал использовать свои позиции владельца в публичных компаниях, чтобы инициировать перемены и увеличить ценность своих акций.

Икан начал деятельность по корпоративному рейдерству в конце 1970-х годов, и вошел в элиту с рейдерским захватом TWA в 1985 году.

Он был известен как исключительно жесткий переговорщик и умный стратег, чья настойчивость и личностные особенности часто отвлекали оппонентов.

Череда корпоративных баталий включает такие названия, как RJR Nabisco, Texaco, Phillips Petroleum, Western Union, Gulf & Western, Viacom, Revlon, Kerr-McGee, Time Warner и Motorola.

Имея значительное состояние, Икан стал крупным филантропом, особенно, что касается пожертвований в свою alma mater, Принстонский Университет. Соответственно, он стал получателем нескольких гражданских наград за работу и вклад в  здравоохранение, медицинские исследования и благотворительность в области образования в Нью-Йорке.

Тем не менее, он все еще является активно работающим финансистом. В Феврале 2007 года Икан дал интервью Time Magazine по случаю 71-го дня рождения.

Когда его спросили о выходе на пенсию, он ответил: “Несколько управляющих уже предложили оплатить вечеринку по случаю моего выхода на пенсию. Но я просто парень, который вырос в Квинсе и любит конкуренцию.

Я не могу представить, что проведу остаток жизни во Флориде, играя в гольф”.

Сообщается, что Икан создал команду из двух дюжин помощников, которые помогают ему искать цели и отправляться в корпоративные крестовые походы, и, скорее всего, продолжит свою активную инвестиционную деятельность.

Стиль инвестирования

Известный инвестор Уилбур Росс, давний друг и частый оппонент Икана, описал его в мае 2007 года в статье  Fortune Magazine как “самого агрессивного человека, которого я знаю… ему особенно удается терроризировать людей и  делать их беззащитными”. Для многих управляющих корпорациями эта фраза очень точно описывает модель ведения бизнеса и стиль инвестирования Икана.

Стратегия Икана включает выбор компании, которая, по его мнению, плохо управляются и чьи акции торгуются ниже реальной стоимости. Он процветает, когда рынок испытывает понижательные тенденции; когда все продают, он начинает покупать.

Он выкупает достаточно акций, чтобы стать одним из владельцев и лоббировать позицию в совете директоров компании. Как правило, его первым требованием является увольнение управляющего и часто разделение компании на несколько составных частей для продажи.

Профессионалы Уолл Стрит говорят, что в большинстве случаев он имеет успех, так как кажется пугающим и непреклонным.

Многие считают, что он никогда не ошибается при зарабатывании денег, и инвестиционные менеджеры, как правило, начинают покупать акции компании, что всегда оставляет его в выигрыше, независимо от того, имеет он успех или нет.

Классическим примером этого явления можно назвать неудачную  попытку Икана сместить управляющего Ричарда Парсонса и разбить компанию Time Warner.

Когда в феврале 2007 года Икана спросили об этой неудачной попытке в интервью журналу Time Magazine , он сказал: “… Дик Парсонс согласился на то, чего он больше всего хотел – выкуп акций на 20 миллиардов. Он сделал то, что обещал, и акции выросли на 30%.

Это хорошо для акционеров. Наш  [хедж] фонд заработал 250 миллионов долларов. Это неплохой способ проигрывать”.

Так как же работает стиль инвестирования Икана? Вот что говорится в описании журнала Fortune Magazine 2007 года: “менее чем за три года существования, хедж фонд Icahn Partners объявил о годовой доходности в 40%; после выплаты всех сборов, инвесторы положили в карман 28%. Эти 40% наголову разбивают S&P 500, чья доходность составляет 13%, а также среднее значение в 12%, рассчитанное исследовательской фирмой HedgeFund.net для всех хедж фондов”.

Публикации:

“Король Икан” (1993) Марка Стивенса

Цитаты Икана:

“Я зарабатываю деньги. В этом нет ничего особенного. Это то, что я хочу делать. Это то, для чего я здесь. Это то, что доставляет мне удовольствие”.

“Управляющим платят за то, что они ужасно выполняют свою работу. Если бы система не была такой испорченной, такие, как я, не зарабатывали бы столько денег”.

“Когда большинство инвесторов, включая профессионалов, соглашаются с чем-то, как правило, они ошибаются”.

Источник: http://www.theomniguild.com/karl-ikan.html

Ссылка на основную публикацию