Биография джона моргана

Монополист Джон Морган

Основатель банка J.P. Morgan Джон Пирпонт Морган так финансировал бурно развивавшуюся индустрию США, что почти всю ее монополизировал, но это позволило американцам стать богатейшей страной мира.

Биография Джона Моргана

Он родился 17 апреля 1837 года в городе Хартфорд (штат Коннектикут). Его отец, Джуниус Спенсер, был правоверным пуританином, но это не мешало ему успешно занимался финансовым бизнесом. Созданный им банк G.S. Morgan & Co процветал.

Джон получил прекрасное образование. Вначале он учился дома по составленной отцом программе. Ходил в местную школу, затем в бостонский колледж, где проявил большие способности к математике и химии.

После чего отец направил сына в Европу – в дорогую швейцарскую частную школу для совершенствования в иностранных языках.

И, наконец, Джон поступил в престижный Геттингенский университет в Германии, где защитил диплом по истории изящных искусств и художественной литературы.

К моменту окончания университета отец Джона стал компаньоном знаменитого американского финансиста Джорджа Пибоди, который владел в Лондоне крупным банком Peabody & Co, обслуживавшим британские вклады в экономику США. Банк был переименован в Peabody, Morgan & Co. А Джон Морган в 1857 году получил место в крупном нью-йоркском банке Duncan, Sсhermann & Co.

Первые шаги в бизнесе честолюбивого юноши оказались неудачными. Джон приобрел акции Тихоокеанской почтово-пароходной компании. Отец не одобрил сделку по той причине, что суда той компании неоднократно терпели крушения. И оказался прав. Через год, когда пакет акций пришлось продать, Джон Пирпонт Морган понес убыток на сумму $1500. Немалые по тем временам деньги.

Но он умел учиться на собственных ошибках. На одолженные у отца деньги Джон купил акции Мичиганской железнодорожной компании и продал их через месяц с большой выгодой.

Когда Пибоди отошел от дел, лондонский банк возглавил Джуниус Спенсер Морган. Банк снова переименовали:

J.S. Morgan & Co. А Морган-младший стал компаньоном отца. Во время Гражданской войны отец и сын заработали немало денег на торговле оружием, которое приобреталось у южан и с выгодой продавалось северянам.

После войны эти торговые операции разбирались Конгрессом. Однако никаких санкций не последовало, поскольку было признано, что Морганы действовали в интересах победивших в войне северян, приумножая их арсенал.

Великий комбинатор

В годы войны Морган-младший провернул еще одну сомнительную операцию. Дело в том, что Авраам Линкольн ввел в обращение так называемые «гринбэки».

«Правительство должно создавать, выпускать и распространять всю валюту и кредиты, необходимые для удовлетворения покупательной способности правительства и покупательной способности потребителей, – объяснил Линкольн свое решение.

– Привилегия создания и выпуска денег является не только высшей прерогативой, но и величайшей творческой возможностью правительства. С принятием этих принципов давно ощущаемые чаяния для однородной среды будут удовлетворены. Деньги перестанут быть хозяевами и станут слугами человечества».

При этом государственные банковские билеты не обеспечивались золотом, в связи с чем в стране, разделенной на два воюющих лагеря, возникла ситуация неопределенности. Курс гринбэков и курс золота непрерывно колебались относительно друг друга в зависимости от множества обстоятельств. Причем не только экономических, но и политических.

Морган, замыслив грандиозную спекуляцию на этой неоднозначности курсов, лихорадочно занимал деньги и скупал золотые слитки.

Накопив золота на $2 млн (понятно, что сумма эта условная), часть этих запасов (на $1,15 млн) он продал на валютном рынке Англии. В Нью-Йорке золото оказалось в дефиците, возник ажиотажный спрос, и цена взлетела вверх.

Тогда-то Морган продал остатки своего золотого запаса. В результате размер чистой прибыли достиг $132,4 тыс.

Отец этой операцией был крайне недоволен. Однако сына, начинавшего демонстрировать в делах жесткость, граничившую с жестокостью, уже было не остановить. Он безжалостно расправлялся с конкурентами, считая, что место под солнцем должно принадлежать сильнейшим.

Но силен он был только духом. Его постоянно донимали наследственные заболевания. Порой случались столь сильные приступы артрита, что Морган-младший несколько недель подряд практически не мог двигаться. Со временем он выработал собственную стратегию борьбы с недугом. Ежегодно проводил три месяца на европейских курортах и клиниках. А остальные 9 месяцев работал с огромной отдачей.

Стареющий отец частенько пенял сыну на то, что он в своем стремлении к сверхприбылям «забыл бога». Но бизнес есть бизнес. В 1871 году Морган-старший санкционировал учреждение в Нью-Йорке дочернего, точнее, «сыновнего» банка – J.P.Morgan & Co. И Джон-младший стал в нем полноправным хозяином.

А после смерти отца в 1890 году Джон на правах наследника присоединил к J.P. Morgan & Co. отцовский банк J.S. Morgan & Co., переведя его головной офис из Лондона в Нью-Йорк.

Железный характер

Если в ХХ веке американские банки сражались за частных клиентов, у которых от сытой жизни накапливались свободные деньги, то в эпоху Моргана банкиры в кошельки простых американцев практически не заглядывали.

Конкурентные битвы велись за громадные лакомые куски, образовывавшиеся в связи с бурным развитием американской промышленности. Банки боролись за заводы, шахты, нефтеносные месторождения, транспорт.

И Морган был на переднем крае этой борьбы.

Особенно его интересовали железные дороги. Он не просто давал транспортным компаниям под определенный процент деньги на прокладку путей, строительство станций и закупку подвижных составов.

Одним из условий таких инвестиций было вхождение в советы директоров либо представителей банка, либо «своих проверенных людей». Участие банка в управлении транспортными компаниями следует признать эффективным.

Банки, жизненно заинтересованные в возврате инвестиций, требовали от компаний максимальной производительности, достигаемой в том числе и за счет внедрения прогрессивных технологий.

Морган получил контроль над двумя важнейшими транспортными артериями США – Пенсильванской и Нью-Йоркской железными дорогами. Затем он распространил свое влияние и на другие значимые железнодорожные компании. К 1902 году Морган контролировал 8 тыс. километров рельсов, став крупнейшим железнодорожным магнатом не только в США, но и в мире.

Конечно, действовал он в своем безжалостном по отношению к конкурентам стиле. Однако в выигрыше остался и потребитель: Морган положил конец распространенной в США тарифной войне между компаниями.

Стальная хватка

Стратегию полного контроля над инвестируемыми компаниями Морган применил и в других отраслях. Причем зачастую он не ограничивался внедрением в исполнительные органы управления бизнесом, а становился прямым владельцем предприятий.

В 1880-е годы Морган, услышав об изобретении великим инженером, но неважным предпринимателем Томасом Эдисоном электрической лампочки, увлекся идеей электрификации если не всей страны, то хотя бы Нью-Йорка.

Изобретатель и магнат встретились, обсудили проект, и Морган открыл финансирование. Затем предложил Эдисону оборудовать электрическим освещением главные города страны.

Однако изобретатель охладел к своей лампочке и занялся другими предметами – фонографом, телефоном, телеграфным аппаратом. А компания Edison Electric практически перешла в руки Моргана.

Когда еще одна компания электрического профиля – Thomson & Houston – начала портить Моргану нервы своими рыночными амбициями, то он приобрел и ее. И объединил с предыдущей. Так возник крупнейший в мире производитель электротехнической продукции, полноправный монополист рынка – General Electric.

Большую изобретательность Морган проявил при захвате сталелитейного рынка, который он собрал, словно замысловатую фигуру из элементов конструктора лего. Эндрю Карнеги, сын шотландского иммигранта был лишь на два года старше Моргана. Начинал практически с нуля: в 13 лет устроился на ткацкую фабрику смотрителем бобин с зарплатой $2 в неделю.

К 20 годам дослужился до управляющего телеграфом Питсбурга. В 25 лет он скопил достаточно капитала, чтобы стать совладельцем железнодорожной компании. Во время Гражданской войны был назначен в правительстве северян ответственным за все армейские железнодорожные перевозки и телеграфную связь.

Когда северяне войну выиграли, Карнеги за проявленную деловую доблесть получил от властей значительные преференции.

С 1865 года Эндрю создавал свою стальную империю, скупая патенты на прогрессивную выплавку и обработку металла, внедряя новейшие технологии, строя заводы, инвестируя в подготовку кадров.

В конце 1880-х годов сталелитейная компания Carnegie Steel Company приобрела единственного конкурента – Гомстедский металлургический комбинат. И стала самым крупнейшим в мире производителем стального проката, рельсов, труб и кокса.

Carnegie Steel Company выплавляла почти 2 тыс. тонн металла в сутки.

У Моргана была Federal Steel Company. Но конкурировать с Carnegie Steel Company она не могла. Когда Эндрю Карнеги спрашивали о стальном бизнесе Моргана, то тот, смеясь, отвечал: Морган выплавляет не сталь, а векселя и облигации.

Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Морган вступил в тайный сговор с президентом Carnegie Steel Company Чарльзом Швабом, наемным работником Карнеги. Шваб начал создавать благоприятные условия для того, чтобы Карнеги добровольно уступил свой бизнес Моргану.

Историческая встреча состоялась в 1901 году. Морган предложил Карнеги назвать сумму, которую он хотел бы получить за Carnegie Steel Company. Тот назвал. И Морган, не торгуясь, выложил $480 млн в виде золотых слитков, что составляет примерно $100 млрд по нынешнему курсу. Так на свет явился стальной монстр U.S. Steel. А Карнеги удалился от дел, занявшись меценатством и благотворительностью.

Морган продолжал монополизировать рынок. В его империи выросли и другие гиганты: например, International Harvester (производство сельскохозяйственной техники) и International Merchant Marine (морские перевозки).

От Рузвельта до Рузвельта

В новом столетии правительство косо посматривало на методы, которыми пользовался Морган для расширения своего конгломерата монополий.

Собственно, он своих деловых принципов никогда и не скрывал, постоянно заявляя, что конкуренция – зло, как для каждого отдельно взятого бизнесмена, так и для страны в целом.

С этим категорически не согласился президент Теодор Рузвельт, борец с монополиями, снискавший звание «разрушителя трестов».

В 1903 году по решению правительства, утвержденному Верховным судом США, была раздроблена контролировавшаяся банком Моргана железнодорожная компания Northern Securities, обвиненная в нарушении антитрестовского «Закона Шермана». Встревоженный Морган встретился с Рузвельтом. Но президент заверил магната, что больше его трогать не будут, и что за судьбу U.S. Steel волноваться не следует.

Рузвельт свое слово сдержал. Однако в 1909 году на смену ему пришел Уильям Тафт, усиливший государственное регулирование экономики. Тучи над Морганом вновь начали сгущаться. И в конце 1912 года он был вызван для дачи показаний в комиссию Сената США, расследовавшую нарушения федерального законодательства финансовым домом Морганов.

Однако этим все и ограничилось. Спустя три месяца Джон Пирпонт Морган скоропостижно скончался в Риме. Дело было прекращено.

Во владение домом вступил прямой наследник – сын Джон Пирпонт Морган-младший. Несмотря на полное совпадение имени и фамилии, он не обладал деловой хваткой отца.

А потому не стал столь же влиятельным, как отец, по которому Уолл-стрит сверял время, а газетчики ловили каждое его слово. Хотя, конечно же, следует учитывать, что сыну приходилось заниматься бизнесом в совсем других условиях.

Эпоха «непуганых» монополий ушла в прошлое, наступили времена «нового курса» Франклина Рузвельта, запустившего на полные обороты машину антитрестового законодательства.

Источник: http://www.ceo.ru/news/business/legenda/john-morgan-biografia

Спекуляции, тресты и помощь государству — биография финансиста Джона Пирпонта Моргана — Истории на vc.ru

Современники считали Джона Пирпонта Моргана жестким и алчным дельцом, способным ради достижения цели на что угодно. При жизни он действительно был известен достаточно спорными сделками.

Впрочем, подобные обвинения можно было предъявить любому крупному капиталисту того времени.

Морган же известен не только как блестящий банкир, но и как человек, который умел ставить глобальные цели и успешно их реализовывать.

Джон Пирпонт Морган

История рода Морганов. Ранние годы Джона Пирпонта Моргана

Можно найти достаточно смелые утверждения об истоках семьи Морганов. Некоторые источники, например, даже называют предком финансиста короля Давида Шотландского, другие относят его род к потомкам норманнских разбойников.

Кроме того, можно встретить информацию о том, что Морганы ведут свой род от знаменитого пирата Генри Моргана. Подобные обсуждения до сих пор считаются слухами и домыслами, связанными с неоднозначной репутацией этой семьи.

Точно известно, что родоначальником семьи стал Майлз Морган, который в 1636 году вместе с братьями прибыл в Бостон. Майлзу на тот момент не исполнилось и 21 года. Он был авантюрным человеком и ввязался в экспедицию, отправленную для создания нового поселения. При раздаче земли Морган скрыл свой возраст, потому что слишком юные мужчины участвовать в распределении не могли.

Читайте также:  Дмитрий брекоткин - краткая биография, фото, видео

Получив довольно крупный участок, Майлз на этом не остановился. Позже он начал приобретать участки у других поселенцев и стал одним из самых уважаемых граждан города Спрингфилд.

Затем Майлз вошел в городской совет и возглавлял комиссию по распределению земли. В общем, был человеком незаурядным. Майлз Морган прожил долгую жизнь и стал одним из героев города.

Жители также превозносили его подвиги на войне короля Филипа, в которой колонисты столкнулись с коалицией индейских племен.

Морганам хорошо жилось в США, и они принимали участие во многих ключевых событиях этой страны, в том числе и в Войне за независимость. Дедом Джона Пирпонта был Джозеф Морган, открывший собственную преуспевающую гостиницу в Хартфорде — быстро развивающемся городе и торговом центре в долине реки Коннектикут.

Кроме гостиницы Джозеф преуспел и в других делах. В частности, он умудрился фактически за бесценок скупить акции страховой компании Etna Fire, созданной крупными местными бизнесменами.

Джозеф воспользовался трудным положением этого предприятия и желанием акционеров избавиться от своих долей, заполучил над ним контроль и не прогадал.

В итоге Etna Fire, недооцененная ее акционерами, стала приносить прибыль и превратила Джозефа в богача.

Его сын Джуниус, родившийся в 1813 году, проявлял еще больший талант к ведению бизнеса. Он начинал в 16 лет как банковский клерк, но долго на подобной должности не задержался.

Вскоре с помощью отца Джуниус создал банкирский дом «Морган, Кетчум и К», в котором проработал только восемь месяцев, не сойдясь с партнером в некоторых вопросах.

Немного позже он поработает в галантерейном бизнесе и станет одним из партнеров компании «Дж. Биби, Морган и К», которая тогда была лидером в оптовой торговле.

В 1853 году Джуниус Морган стал партнером инвестиционной компании «Пибоди и К», находящейся в Англии. Руководил им Джордж Пибоди — талантливый бизнесмен, сумевший успешно закрепиться в британском обществе и добиться того, что его фирма стала заниматься вкладами Британии в экономику США. В 1863 году Пибоди уйдет из бизнеса, и его компания изменит название на «Дж. С. Морган и К».

Джуниус, будучи по своей сути жестким дельцом, умеющим делать деньги и проводить сделки, имел одну необычную для предпринимателей в этой сфере черту — он сторонился и не терпел спекуляций и нечестных сделок. Джуниус даже закрыл в итоге один из своих банкирских домов из-за того, что Кетчум переступал закон — а Морган на подобное идти не собирался.

Джон Пирпонт Морган, сын Джуниуса, родился в 1837 году. Он провел детство в поместье отца. В 14 лет Джона отправили учиться в школу в Бостоне. Особыми достижениями он здесь не прославился — учеником был средним, считался медлительными и замкнутым, а среди одноклассников слыл занудой.

Лучше всего Джону давалась математика, но вундеркиндом его не считали. Есть мнение, что Джуниус Морган достаточно жестко воспитывал сына и часто менял учебные заведения. После школы Морган был отправлен на Азорские острова — восстанавливать здоровье. Затем он немного путешествовал по миру и два года учился в Геттингенском университете, где опять же прославился математическими способностями.

О первых сделках Джона Моргана известно не так много. Обычно источники указывают, что впервые он начал приобретать акции еще в 1850-х годах. Тогда Джон стал владельцем пяти акций Тихоокеанской почтово-пароходной компании. Джуниус Морган был недоволен поступком сына, указав на то, что компания часто теряет корабли, терпит убытки и оказывается жертвой спекулянтов.

Доводы отца оказались для Джона пророческими, и он потерял на этой сделке $1500. Джон не сдался — пытаясь восстановить собственные потери, он взял денег в долг у отца и приобрел одну акцию мичиганской железной дороги. Здесь он не прогадал и спустя месяц отлично заработал.

В 20 лет Морган работал клерком в компании «Дункан, Шерман и К». Последнюю, кстати, приобрела «Пибоди и К», где партнером был Джуниус Морган. Джуниус пытался воспользоваться моментом и добиться для сына партнерства, но ему это не удалось. Впрочем, Джон не сильно расстроился и начал работать в банковском доме, принадлежащему отцу.

О молодости Джона Моргана обычно рассказывают романтическую историю с трагическим концом. В 22 года Джон был влюблен в девушку по имени Амелия Стерджес, имевшую предрасположенность к туберкулезу. Морган собрался на ней жениться и, несмотря на то, что изначально ему было отказано, добился своей цели.

Амелия после свадьбы прожила только три месяца. Морган же после этого случая сконцентрировался только на банковском деле. Считается, что с тех самых пор главным идеалом Моргана стало финансовое могущество и власть, чего он успешно добился.

«Дело о карабинах». Cпекуляция золотом

Первая громкая спекуляция Моргана случилась в начале 1860-х годов. В то время шла Гражданская война, во время которой Линкольн отстаивал целостность США, а крупные магнаты вроде Вандербильтов, Рокфеллера и Гулда увеличивали свои состояния.

Морган тогда возглавлял фирму, называвшуюся «Дж. Пирпонт Морган и К, частные банкиры», и занимался в основном обменом валюты. Некоторые источники склонны считать эту компанию филиалом лондонской фирмы Джуниуса Моргана.

Именно в это время Морган принял участие в сделке по продаже оружия, вошедшую в историю, как «дело о карабинах».

Можно встретить две версии событий. Первая менее развернутая и спорная. Исходя из нее, Морган приобрел неисправное оружие у южан и продал и его северянам.

Кончилось все, как и положено, — рассмотрением дела Правительственным комитетом и рекомендациями Моргану и его партнерам в этом деле относительно правильного и патриотичного поведения в тяжелое время.

Впрочем, какой-то особой ответственности Морган не понес.

По другой версии, все было гораздо сложнее. Еще в 1852 году во время военной инспекции офицеры списали часть военных запасов.

Среди них была крупная партия карабинов Холла, часть которой время от времени оказывалась на рынке по сдельным ценам — не больше $2 за штуку.

Они бы так и продавались, пока государство не сбыло бы всю партию, но началась война. На вооружение, несмотря на то, что армия северян остро в нем нуждалась, карабины не пошли.

В тоже время спекуляциями в этой сфере заинтересовался авантюрист Артур Истмен. Он знал о забракованных карабинах Холла и сделал государству предложение о выкупе пяти тысяч. Немного подумав, правительство согласилось на цену в $3,5 за штуку, но только в случае, если Истмен выплатит всю сумму сразу. У авантюриста денег не было, и он начал усиленно искать их на стороне.

Вскоре он встретился со спекулянтом Симоном Стивенсом, который согласился предоставить Истмену $20 тысяч при условии, что тот продаст купленные у правительства карабины ему самому за $12,5 за штуку.

После того, как Истмен дал согласие, Стивенс вручил ему чек, выданный «Дж. Пирпонт Морган и К». Этот чек был тут же продан «Кетчум и К».

Исходя из этого, Морган просто выдал заем на эту сделку и не был ее главным действующим лицом.

Вся эта запутанная схема вскоре превратилась в одну из самых оригинальных сделок того времени. Стивенс нашел покупателя в лице ратующего за дело северян и спасение рабов генерала Фримонта.

Последний не был бизнесменом, а потому легко попался на удочку спекулянта и обещал приобрести те самые карабины, пока не выкупленные Истменом, уже $22 за штуку. Сумма сделки составила около $110 тысяч.

Несложно догадаться, что платило правительство США.

Генерал Джон Фримонт

На следующий день Истмен, получив указание немедленно выкупить 5 тысяч карабинов, провернул сделку, потратив чуть больше $17,4 тысяч. Деньги выплатил Морган.

Комитет, расследовавший это дело, впоследствии заявлял, что сделка была заключена до покупки партии карабинов Истменом у правительства. Спекулянты заставили власти покупать у самих себя. Кстати, мнения о том, ремонтировали ли карабины перед продажей, разнятся.

Продать успели только 2,5 тысячи карабинов ввиду того, что правительство после первой партии раскусило схему и начало расследование против тех, кто ее провернул.

При этом Морган еще и заставил власти выплатить около $12 тысяч за брокераж, ведь, по его мнению, он закон не нарушил и руководствовался самыми благими намерениями, выдавая Стивенсу аванс и получив перед этим гарантии относительно сделки. После этого Морган забросил дело с карабинами и занялся другими манипуляциями.

Стивенс же не сдался, и в итоге суд посчитал, что он является правомочным владельцем карабинов, даже несмотря на то, что сделка на момент продажи была еще не закончена, и карабины хранились на государственных складах.

Это в свою очередь означало, что если Фримонт заключил сделку о покупке, то правительству придется за нее заплатить.

Так правительство США при участии своры спекулянтов приобрело пять тысяч карабинов, длительное время хранившихся в государственном арсенале.

Вряд ли можно назвать Моргана главным деятелем или виновником этой сделки.

В то время Джон был еще начинающим финансистом, и его годовой доход достиг отметки в $53 тысяч, что на первый взгляд неплохо, но гораздо ниже прибыли крупных магнатов того времени.

Авторы, изучающие биографию Моргана, обычно утверждают, что в то время он проявлял склонность к спекуляциям. Самым популярным направлением в этой сфере, безусловно, было золото.

В 1863 году Эдвард Кетчум, сын бывшего партнера Джуниуса Моргана, предложил Джону интересную манипуляцию с золотом, которая позволила бы отлично заработать.

На тот момент золото было нестабильно, и изменения на фронте вели то к его удешевлению, то к подорожанию. Кетчум предложил Моргану приобрести золота на сумму в $4–$5 миллионов. Половину нужно было переправить за границу, а остальное сбыть в США. Сделку провели тайно, но она мгновенно отразилась на цене золота, которая начала расти.

Газеты отреагировали, соответственно, сообщив, что для подобного роста стоимости нет логического объяснения, кроме спекуляции. Перевод золота на сумму в $1,15 миллионов на банковский счет в Лондоне Моргану и Кетчуму скрыть не удалось, и он вскоре стал достоянием общественности.

Через шесть дней после появления информации цена на золото доросла до $156 за унцию, а английская биржа выставила цену в $171. Морган и Кетчум заработали около $160 тыс. (некоторые источники называют сумму в $134 тысяч) Правда, они одновременно затрудняли международную торговлю и мешали правительству северян финансировать боевые действия.

Общество на спекуляцию отреагировало негативно, начиная с газет, которые сравнивали действия Моргана и Кетчума с преступлениями банд и заканчивая различными организациями и стихийно митингующими людьми, возводивших эшафоты для казни дельцов.

Правительство пыталось противодействовать спекуляциям, введя в 1864 году акт, запрещающий покупку и продажу золота. Последний вызвал бурю негодования у банкиров, которые посчитали ее примером беззакония. На этот раз группу митингующих создали уже сами спекулянты, а Морган стал в ней секретарем.

Впрочем, позицию митингующих общество не разделило, а правительство было вынужденно искать компромиссы. Кетчум продолжит спекулировать,в итоге потеряет деньги и окажется в тюрьме. С Морганом произошла другая ситуация — за участие в этой схеме он выплатил штраф в $80 тысяч, то есть потерял все, что заработал.

Есть версия, что Морган-старший был чрезвычайно зол на сына, когда узнал о его действиях. Джуниус к спекуляциям относился отрицательно, а участие в них в сложный для страны период выглядели для финансиста неэтично. Немного поугрожав сыну разделом имущества, Морган-старший назначил ему наставника.

На роль наставника идеально подошел Чарльз Дэбни, в фирме которого Джон раньше работал клерком. Кроме того, она была филиалом английской «Дж. С. Морган и К», которую возглавлял Джуниус. Так в 1864 году «Дж. П. Морган и К» превратилась в «Дэбни, Морган и К».

Роль Джуниуса Моргана в конечном успехе его сына отрицать нельзя. Морган-старший был одним из крупнейших американских банкиров в Лондоне, а его фирма высоко котировалась в Европе.

Морган, по общему мнению, активно участвовал в экспорте английского капитала в другие страны, в том числе и в США. Это сыграло важную роль в ускоренном индустриальном росте страны.

К Джуниусу относились с необычайным доверием благодаря его репутации человека, избегающего спекуляций.

Читайте также:  Владимир евтушенков - биография. как обычный парень стал миллиардером?

Война за Albany and Susquehanna

Джон Пирпонт Морган, опираясь на поддержку отца, находился в его тени, но постепенно набирался опыта и увеличивал свой собственный капитал.

В США в то время были неоднозначные времена — спекулянты, магнаты, финансисты, авантюристы всех мастей пытались заработать, часто используя для этого мошеннические методы.

Особенно страдали от этого железнодорожные компании, которые доводились до банкротства ловкими финансистами, приходившими в них к власти.

Выделялись на этом фоне владельцы Erie Railroad Джей Гулд и Джим Фиск. В 1869 году они решили заполучить еще одну железнодорожную компанию Albany and Susquehanna, начав скупать ее акции.

Президент Erie Railroad Джозеф Ремси, получив в совет директоров Фиска и Гулда, решил, что ему срочно нужна помощь, и обратился к Моргану.

Джону на тот момент исполнилось 32 года, и он был вполне успешным и известным в кругах банкиров финансистом, но без особых достижений.

С приходом Моргана в Albany and Susquehanna здесь разгорелась настоящая война, в которой Джон проявит себя как безжалостный противник. Ремси действовал в духе Гулда и Фиска, а потому первым делом, чтобы обеспечить присутствие Моргана и Дэбни в совете директоров, провел дополнительный выпуск трех тысяч акций.

Гулд и Фиск пошли в суд, где при помощи своих связей добились признания незаконности проведенной дополнительной эмиссии. За 15 минут судья принял еще несколько решений, вроде отстранения Ремси от руководства Albany and Susquehanna и назначения управляющих в лице Фиска и Коутера. В общем, в компании начинался переворот и действовать нужно было быстро.

Морган и Ремси не растерялись и начали использовать методы противника – нашли другого судью, который назначил нового управляющего в лице Пруина.

Гулд и Фиск мгновенно отреагировали, добившись ограничений деятельности Пруина, а также на всякий случай невмешательства полиции Олбани и работников компании в дела Фиска ставшего управляющим.

Гулд, кстати, не терял времени и нашел еще одну лазейку для получения власти — часть акций принадлежала городам, через которые проходила линия, и финансист был готов заплатить за их доли $450 тысяч.

Ремси в ответ выпустил еще 9,5 тысяч, акций, которые получили их союзники. Поскольку обе стороны особого перевеса не добились, борьба постепенно перешла в настоящую войну. Начал все Фиск, который захватил с наемниками станцию компании в Бингемтоне. После этого он отправился в Олбани захватывать офисы Albany and Susquehanna.

Морган и Ремси видимо ждали подобного развития ситуации, поэтому в Олбани Фиска и его наемников встретили люди Пруина. Кончилось все потасовкой и отступлением армии Фиска. Последнего один из людей Моргана, переодетый в полицейского, арестовал и бросил в участке.

За этим последовала новая битва. Ремси со своими войсками двинулся на Бингемтон, а Фиск на Олбани. Произошла новая стычка, закончившаяся в ничью — Ремси забаррикадировал туннель, а Фиск вернулся в Бингемтон.

В конце концов от происходящего устал уже губернатор, который в ультимативной форме потребовал прекратить войну, а также обещал установить военный контроль над железной дорогой, если к нему не прислушаются.

Не добившись успеха, Морган решил действовать хитрее. Он предложил Гулду и Фиску на время решения спора передать руководство губернатору, так как их война не позволяет наладить работу компании и вредит бизнесу. Albany and Susquehanna стал руководить назначенный губернатором инспектор.

Гулд и Фиск с радостью согласились — губернатор получал поддержку от их союзников из Tammany Hall, а потому действия Моргана выглядели огромным просчетом.

Джон ожидал подобное решение, но сам отлично знал, чем оно чревато.

Его действия оказались частью глобальной стратегии по передаче решения этого спора в вышестоящий Государственный суд Нью-Йорка, где связи соперников не будут иметь власти.

Джон Пирпонт Морган

Источник: https://vc.ru/story/20213-morgan-story

Джон Пирпонт Морган. Биография

В данной статье речь пойдет о мегакрупном предпринимателе Америки, который создал не просто компанию, а целую финансовую империю в США. Имя нашего героя —Джон Пирпонт Морган.

Именно этот человек является создателем шести гигантских коропораций таких, как «Вестингхауз электрик корпорэйшен», «Вестерн Юнион» и др. Среди друзей и знакомых Джон получил поистине завидное прозвище – Юпитер, что в переводе означает «владыка небес».

Проворачивая сделки  гигантских масштабов, Джон при этом умудряется как-то не опорочить свое доброе имя. Банковская империя Джона по ее величию может сравниться только с банковскими домами Ротшильдов и Барингов.

Джон Морган имеет талант превращать небольшие компании в целую корпорацию. Именно так и произошло с железнодорожным предприятием Federal Steel. Морган категорически не приветствует рыночную конкуренцию, поэтому всем компаниям, занимающимся продажей или производством продукции идентичного типа, грозило разорение. Ведь на арену выходил сам Джон Морган! Конкуренты сдавались…

Джон – уникальная личность, он никогда не занимал государственный пост, но зато контролировал выход капитала из США в Европу, и наоборот. К тому же, Морган, бывало, кидался в авантюрные сделки: однажды он спас Фондовую Биржу от банкротства.

Все начинается с детства…

Родился будущий миллионер в семье экономиста-финансиста, который являлся владельцем банковского дома G.S. Morgan & Co. Детсво мальчика прошло под знаком болезни, его мучили кожные язвы,  к ним добавилась эпилепсия, пневмония. Мать Джона выбилась из сил, ведь все время ребенок проводил по больницам.

  Отец не обращал внимания на физическое недомогание ребенка, он воспитывал его в очень жестких традициях. Отец пророчил сыну великую судьбу. Отец контролировал всю жизнь Джона: прогулки с друзьями, увлечения.

Мальчику не нравился такой «гестаповский» режим, поэтому ему приходилось частенько хитрить и врать отцу.

Теперь Морган начинает карьеру спекулянта. Только теперь Морган продает не акции, а оружие. Во время Гражданской войны это было очень актуально: Морган купил очень дешево оружие у южан, а продал его дороже северянам. Связи в правительстве помогли Джону избежать ответственности.

Спустя пару лет мы уже не узнаем того пылкого и полного надежд юношу. Перед нами серьезный и расчетливый человек — прагматик, который тщательным  образом продумывает свой каждый шаг. Несмотря на то, что отец хотел видеть сына именно таким,    Морган — старший не восторге оттого, каким его сын стал. Отец и сын не понимают друг друга.

В это время отец Джона Пирпонт начинает активным образом строить железные дороги, ведь во время Гражданской войны интерес к данному виду передвижения увеличивается. В 1869 году у Пирпонта появляется конкурент.

Им стал Джей Гоулд. Он хотел присоединить предприятие Моргана к своему. Дело завершилось судом, который выиграл Морган. После чего он сдал железную дорогу своему сопернику на девяноста девять лет.

Еще одно увлечение Моргана – сталелитейные компании. Он преуспел и в этой области промышленности, после чего заметно обогатился.

Как же отдыхал этот «железный человек»? Он путешествовал по всей Европе, где и набирался сил. Джон также много болел, но он адаптировался к  этой жизни, именно поэтому он уверенно шел к своей цели.

Джона справедливо считают мастером переговоров. Он всегда напористо, четко , даже иногда сотенками агрессии вел диалог.

Бизнес для Моргана – это вечный бой, где «покой нам только снится…»

Такая манера поведения Моргана и умение его вести бизнес всегда привлекала внимание не только коллег, но и политиков.

Личная жизнь

Морган – человек- машина, как считают о нем в обществе, но рассказать о том, каким же был наш герой на самом деле могут только его близкие люди. Первая жена Джона, вспоминает: «Он был очень нежным, никогда меня не обижал, я всегда могла контролировать его приступы гнева. Он любил животных, много денег жертвовал на благотворительность. Самая главная его страсть – чтение».

Источник: http://www.vdovgan.ru/dzhon-pirpont-morgan-biografiya/

Джон Морган — история успеха банкира, который 3 раза спасал США от бездны

Джон Пирпонт Морган (1837-1913) прожил 75 лет, оставив после себя великую финансовую империю и внеся свой весомый клад в историю развития Америки.

Слабый и очень болезненный ребенок, превратившийся в гениального финансиста.

Глубоко верующий человек, потерявший свою любимую жену через 4 месяца после свадьбы, имевший огромное состояние и не жалевший средств на благотворительность и для нужд церкви… Он любил женщин, деньги и умел получать одно и второе. Сам он говорил, что «у человека всегда бывают два мотива для всякого поступка: один, который красиво выглядит, и второй, подлинный».

Талантливый бухгалтер: в 12 лет он вместе с кузеном открыл диораму «Высадка Колумба в Америке», где вёл бухгалтерию, без ошибок (в столь юном возрасте). После он до последних дней лично проверял финансовую отчетность своей компании.

Умел отдыхать: еще молодым часто и надолго уходил в отпуск, который в основном проводил в Англии или на европейском континенте. «Зачем просиживать в офисе по 10 часов 7 дней в неделю, — говорил он, — если годовой объем работы можно выполнить за 9 месяцев».

Быстро принимал решения: как-то Гарвард обратился к нему и Джону Рокфеллеру с просьбой профинансировать расширение университета. Фонд Рокфелера пол года изучал перспективы и риски и выделил $1 млн. Морган меньше минуты смотрел чертежи и выделил тот же миллион.

Ведению бизнеса в банковском деле Морган учился у своего отца (основателя банкирского дома J.S. Morgan & Co). Именно он преподал сыну первые уроки успешного управления денежным средствами:

  1. Нельзя участвовать в спекулятивных инвестициях.
  2. Нельзя доверять чужие капиталы людям, склонным к таким спекуляциям.

Доверие и деловая репутация – то, что не купишь за деньги. Это нарабатывается годами. «Кредит основывается прежде всего не на деньгах или собственности. Самое главное — характер, а это деньги не могут купить… Человек, которому я не доверяю, не смог бы получить у меня ни пенса даже за все кости христианского мира», — говорил Джон Пирпонт.

Морганизация

Формула его успешного бизнеса логически вытекает из первых двух пунктов: чтобы заслужить доверие, следует быть благоразумным, а это возможно, если контролируешь ситуацию.

И, основной вывод — для эффективного контроля капитал должен быть сконцентрирован.

Руководствуясь этими правилами, он в свои 30 лет «морганизировал» железные дороги.

ЖД отрасль США на тот момент состояла из множества небольших компаний, которые жёстко конкурировали меж собой. Демпингуя и раздувая административный штат, эти компании стремительно теряли в рентабельности, тормозя развитие, столь важное для страны.

В 1885-м Морган решил помирить двух самых прибыльных противников: New York Central и Pennsylvania Railroad.

Он пригласил их директоров совершить круиз по Гудзону на его яхте Корсар, где и убедил собственников в том, что лучше и выгоднее для бизнеса действовать сообща.

Совершив ещё несколько подобных примирений Моргана поднял свой авторитет и стал влиять на целую отрасль. К 1900 году он контролировал 80 000 км железных дорог, свыше шестой части этого сектора экономики Америки (причём, он не был собственником большинства компаний, а лишь имел влияние на их руководство).

Скупить или взять под контроль мелкие и проблемные компании и объединить их в единую машину — морганизация.

Подобным образом он начал действовать и в других сферах, в результате им созданы Дженерал Электрик, Интернэшнл Харвестер (сейчас Navistar International) и AT&T.

Впрочем, у этого процесса была и обратная сторона: общественности била тревогу — крупные корпорации становились слишком влиятельными, влиятельнее политиков.

Выдающийся ум позволил Дж.П.Моргану не только реализовать свои огромные амбиции, но и неоднократно спасать страну от кризисов, помогая правительству в укреплении экономический позиции США.

Как Морган спасал Америку

В 1877-м Конгресс ушел на каникулы, «забыв» выделить деньги армии. Назревали волнения. Морган 5 месяцев перечислял Министерству обороны по полу миллиону долларов.

В 1895-м. У США заканчивалось золото, при этом ожидалось, что в любой момент могли быть предъявлены к оплате бумаги на $12 млн, что привело бы к дефолту.

Тогда Морган и Ротшильды скупили в Европе золота на 60 миллионов долларов, в замен США выпустили и отдали Моргану 30-летние «золотые» облигации на эту же сумму. Спрос на золото упал. Морган продал облигации на Уолл-стрит и в Лондоне.

Читайте также:  Ип ман: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Эта сделка принесла ему, по разным оценкам, от $1 млн до $16 млн.

В 1907-м в стране разразился финансовый кризис: нехватка ликвидности, наличных долларов, плюс банки оказались должны друг другу значительные суммы и не могли расплатиться, не получив долги от своих должников (образовался замкнутый круг).

Морган, следуя отработанной схеме, собрал банкиров и провёл серию взаимозачётов, в том числе и с помощью ценных бумаг New York Clearing House. В итоге на внутренний рынок США вылилось $84 млн, что позволило продолжать расчёты, паники удалось избежать.

Не самый богатый человек в Вавилоне

После смерти, газеты рассказали о размере состояния Моргана. Всего $68 млн (плюс коллекция предметов искусства примерно на ту же сумму). Джон Рокфеллер, узнав, сколько денег оставил Морган, воскликнул: «Подумать только, его нельзя даже было назвать богатым человеком!».

При этом Морган имел влияние на бизнес, политику и в целом на США и мир, коего не было у других крупных и более богатых банкиров.

Мощь и влияние Джона Моргана заключались не в деньгах (хотя, определённый порог тут всё же важен), а в возможности контролировать бизнес и политику других людей и корпораций, чьи состояния в сумме составляли десятки миллиардов.

Источник: http://KudaVlozitDengi.adne.info/dzhon-morgan/

Джон Пирпонт Морган (John Payerpont Morgan). Биография. Фотографии

↓ раскрыть

Джон Морган (18371913) – крупнейший американский предприниматель, создатель первой финансовой империи в США. Основатель шести индустриальных гигантов: «Америкэн Телефон-энд-Телеграф», «Дженерал электрик», «Интернэшнл Харвестер», «Юнайтед Стейтс Стил корпорэйшен», «Вестингхауз электрик корпорэйшен» и «Вестерн Юнион».

В конце девятнадцатого века ни у одного человека в американском финансовом мире не было более высокой репутации, чем у него, известного друзьям и врагам под именем Юпитера — правителя небес, величайшего из великих. Моргану удалось построить международную банковскую империю, по мощи и узнаваемости бренда сравнимую с банковскими домами Ротшильдов и Барингов.

Удачливый банкир Морган превратил небольшую железнодорожную компанию Federal Steel в гигантское объединение железнодорожных и сталелитейных компаний. Морган был против рыночной конкуренции — соперничество за долю рынка, по мнению бизнесмена, обескровливало предприятия.

А потому Джон Пирпонт Морган массово скупал компании у конкурентов и прослыл акулой рынка слияний и поглощений.

Не занимая никакой государственной должности, Дж. П. Морган контролировал массовый перелив капитала из Европы в Соединённые Штаты. Не произведя за свою жизнь ни единой вещи, он помог создать современную индустриальную экономику. На закате своих лет Морган даже спас от краха Нью-йоркскую Фондовую Биржу, фактически действуя на свой собственный страх и риск.

Джон Пирпонт Морган родился 17 апреля 1837 года в городе Хартфорд (шт. Коннектикут, США) в семье американского финансиста Джуниуса Моргана, владельца крупного банковского дома G.S. Morgan & Co.

В детстве он был слабым и болезненным мальчиком — кожные болезни, воспаления лёгких, артрит, лёгкая эпилепсия — соседи говорили, что у маленького Джона дурная кровь, и это было чистой воды правдой.

Морган-старший воспитывал сына железной рукой – наследник должен был превзойти отца.

Отец следил за тем, чтобы сын правильно выбирал себе друзей, частенько переводил его из школы в школу и не баловал душевным теплом – мальчику, по полгода проводившему в постели, отчаянно не хватало любви.

Но, несмотря на все эти обстоятельства, Джон Пирпонт Морган исхитрялся расти смышленым, веселым и бойким мальчишкой. Он никогда не делал уроков и тем не менее отлично учился, обожал животных и ужасно любил экскурсии в лес и в горы.

Окончив Геттингенский университет (Германия), Морган-младший отправился на поиски счастья в Нью-Йорк. К тому времени Джуниус Морган стал компаньоном известного финансиста Джорджа Пибоди и по его приглашению переехал в Лондон. По рекомендации отца молодой Пирпонт получил место в английском представительстве респектабельного нью-йоркского банка Duncan, Sсhermann & Co.

Тогда, в 1850-х, Джон Морган предпринял первые самостоятельные шаги в бизнесе. Он приобрел 5 акций Тихоокеанской почтово-пароходной компании по $63 каждая. Отец не одобрил сделку: мол, суда компании не раз терпели кораблекрушения, а акциями предприятия спекулировали все кому ни лень.

Пирпонт не послушал отца и вскоре приобрел еще акции Тихоокеанской почтовой. Увы, год спустя Моргану пришлось продать пакет акций с общим убытком почти в $1,5 тыс. Однако молодой инвестор не отчаивался: на одолженные у отца деньги он купил одну акцию Центральной мичиганской железнодорожной компании.

Через месяц спекулянт продал бумагу со 100% прибылью.

Во время Гражданской войны в США (18611865 гг.) Джон Морган продолжил карьеру спекулянта. Правда, теперь Пирпонт торговал не ценными бумагами, а оружием.

В начале войны он вместе с компаньонами приобрел у южан вышедшее из строя оружие и продал его северянам, заработав на этой сделке 25% чистой прибыли.

Позднее дело о спекуляциях с оружием расследовала комиссия американского Конгресса, однако к ответственности Пирпонта Моргана не привлекли — его выручили связи в правительстве.

То, что спустя пару десятков лет сделает Джона Моргана самым известным Морганом на свете, проявляется уже сейчас: он холоден, расчетлив, безжалостен к конкурентам и компаньонам, к тому же склонен к чрезмерному риску. Джуниус брюзжит, жалуется на то, что перестает понимать сына, говорит, что христианин должен больше думать о ближних, но остановить Джона Пайерпонта Моргана уже невозможно.

Вскоре заработки Пирпонта удвоились за счет махинаций на государственных банковских билетах, особого вида средстве платежа. Пирпонт занялся операциями с валютой: открыл совместный банковский счет с финансистом Эдвардом Кетчумом (спустя несколько лет арестованным за многочисленные махинации на валютном рынке) и начал скупку золота.

Компаньоны занимали деньги и приобретали слитки. Накопив достаточное количество золота (на $2 млн), Морган и Кетчум продали $1,15 млн на валютном рынке Англии. В Нью-Йорке начался ажиотаж: стало катастрофически не хватать золота, стоимость унции сильно выросла. Когда стоимость золота достигла пика, Морган и Кетчум продали остававшееся у них золото (на $850 тыс.

), заработав на этой операции $132,4 тыс. чистой прибыли.

Репутация Пирпонта и на этот раз не пострадала. Конкуренты и коллеги Моргана с Уолл-стрит сочли сделку проявлением необычайной смекалки. Однако отец Пирпонта Джуниус Морган был вне себя от ярости.

Спекуляции на золоте во время кризиса валютной системы в США Джуниус считал неэтичными. Старый Морган пригрозил сыну разрывом профессиональных отношений и разделом банковского имущества.

Впрочем, свои угрозы он не воплотил в жизнь, а вместо этого подыскал непослушному сыну компаньона-наставника. Им стал опытный финансист Чарльз Дебни из банка Duncan, Sсhermann & Co. Теперь нью-йоркское отделение банка Морганов называлось Debny Morgan & Co.

Впрочем, подчиняться наставнику молодой Морган не стал, а реорганизовал банк: отправил Дебни в отставку, а в партнеры взял давнего соратника и друга Тони Дрексела.

Из небольшого банка отца Джон Морган создал финансовую империю.

Пирпонт Морган прославился не только как талантливый спекулянт, но и как специалист по решению корпоративных конфликтов. После Гражданской войны в США начался железнодорожный бум, по всей стране строили сетку железных дорог. Новый вид бизнеса заинтересовал Пирпонта.

Строительство в то время сильно зависело от банковских учреждений, кредитовавших железнодорожные компании. Многочисленные акционеры и держатели облигаций железнодорожных компаний не могли эффективно контролировать деятельность менеджеров.

А потому вместо акционеров такими предприятиями часто управляли банкиры.

В 1869 году крупный американский бизнесмен Джей Гоулд попытался отобрать у Пирпонта контроль над небольшой железнодорожной фирмой Olbany & Sascuehanna. Гоулд хотел присоединить компанию Моргана к своей Эрийской железной дороге.

Когда Пирпонт отправился в путешествие, Гоулд вместе с компаньоном Джеймсом Фиском начал скупать акции Olbany, последний даже пытался силой захватить железную дорогу. Но Морган вернулся в Нью-Йорк, докупил 600 акций и отправился в суд — подавать иск на Гоулда и Фиска.

Суд банкир выиграл и… сдал железную дорогу Гоулду в аренду сроком на 99 лет.

Помимо железных дорог, Морган интересовался и другими отраслями – банк Моргана участвовал в создании крупнейшей сталелитейной компании «Ю. Эс. Стил корпорейшн», электротехнической фирмы «Дженерал электрик», финансировал пассажирские перевозки в Атлантике.

Каждой весной Морган на три месяца уезжал в Европу: методично, так, как будто приводил в порядок молотилку или паровоз, он восстанавливал там свои нервы – и снова брался за работу. За девять месяцев Джон успевал сделать столько, сколько другим не удавалось и за двенадцать. Морган по-прежнему много болел, но ему удалось настолько сжиться со своими хворями, что они ему почти не досаждали.

Он контролировал все и вся, не упускал ни одной детали, носил с собой дюжину записных книжек, а когда его бизнес так разросся, что один человек уже не мог за всем уследить, заменил блокноты на такое же количество помощников.

Его агрессивная, напористая и колючая манера вести переговоры поражала воспитанных в добропорядочном викторианском духе партнеров. Морган занимался бизнесом так, как будто вел войну: он производил разведку, завязывал бой и добивал поверженного противника.

Говорили, что ему свойственна сатанинская безжалостность и тот, кто задел его хотя бы по мелочи, не мог рассчитывать на пощаду. Говорили, что взгляд его больших, широко расставленных глаз не могут выдержать даже очень сильные люди: это все равно что смотреть на фару несущегося прямо на тебя паровоза.

Говорили, что он нежно любит кошек и собак, помогает бедным, верен друзьям, великодушен по отношению к женщинам – лояльные к Моргану журналисты описывали его так, что ему самому становилось тошно.

Интенсивная деятельность Пирпонта на рынке M&A привлекла внимание политиков и чиновников лишь в конце жизни инвестбанкира. В 1912 году Моргану пришлось выступать на заседании государственной комиссии, расследовавшей деятельность банковских домов.

Спустя три с половиной месяца после выступления в Комиссии, 31 марта 1913 года Пирпонт скончался, дело против финансового дома Морганов закрыли.

Банковский бизнес отца продолжил сын Джон Пирпонт Морган-младший, однако он не унаследовал деловую хватку отца и столь же влиятеленым банкиром, как его отец, не стал.

Джон Пирпонт Морган любил искусство и был без ума от женщин. В молодости Джон говорил, что жениться надо на тех, кто может родить и воспитать детей, к старости понял, что его привлекают дамы, в чьих жилах играет дорогое шампанское. Его любовницами становились самые красивые и стильные леди Нью-Йорка.

Враги не могли простить Моргану привычку приходить в построенную им же церковь с очередной любовницей (”Он совмещает телесный блуд с блудом душевным!”), друзья ему завидовали.

Сам же Морган был глубоко уверен в том, что женщины выбирают не его: их просто притягивает магия миллионов, сказочное, вошедшее в поговорку состояние.

Джон Морган был прекрасно образован и мог часами говорить о милых его сердцу скульптурах и картинах, его считали гением банковского дела – и это была чистая правда.

А Моргана мучили постоянные приступы неуверенности: он казался себе уродом (к старости его нос деформировался так, что дедушка Пайерпонт показался бы рядом с ним красавцем) и неудачником – жизнь прошла как-то не так, женщину, которая могла бы сделать его счастливым, он так и не смог сберечь (его первая жена, Амелия Стергис, умерла от туберкулеза).

Джон не любил свою второю жену, не доверял любовницам, конкуренты внушали ему презрение, а компаньоны вызывали тоску. Его успокаивало только искусство: Морган-старший, когда-то методично заставлявший сына ходить в английские и французские музеи, сумел привить ему любовь к прекрасному, и теперь он – самый богатый человек в мире! – мог сделать его своим.

Морган также известен как крупнейший меценат: кроме «Метрополитен-музею», он жертвовал огромные суммы на Американский музей натуральной истории, школу Гротон (штат Массачусетс), Гарвардский университет (особенно его Медицинскую школу), трудовые школы (эквивалент советских ПТУ).

↑ свернуть

Источник: http://lichnosti.net/people_2544.html

Ссылка на основную публикацию