Борис мессерер – биография, фото, видео

Борис Мессерер: биография

Борис Мессерер удостоен многих званий, премий и наград. Он заслужил почетное звание народного художника Российской Федерации, орден Почета, занимает пост президента ассоциации художников театра, кино и телевидения Москвы.

Отличительной особенностью его творчества является то, что у Бориса никогда не было определенного вектора, в котором бы он работал. Это человек широких взглядов и огромного творческого диапазона. Борис Мессерер — художник с большой буквы, который никогда не стоял на одном месте. Он знаменитый график, скульптор, станковист, лучший сценограф как советского, так и после советского времени.

Биография

Мессерер Борис Асафович родился 15 марта 1933 года в Москве. Аристократическая фамилия их семьи звучала по всей стране. Мессерер — имя памятное, легендарное и известное по сей день.

Его отец был балетмейстером, знаменитым советским танцовщиком и педагогом, а мать — актрисой немого кино и художницей, она также проработала много лет главным художником Московского цирка. В такой творческой атмосфере и вырос будущий легендарный театральный художник, знаменитый российский сценограф — Борис Мессерер. Биография его продолжает писаться и сегодня.

Начало творческого пути

По словам самого Бориса Асафовича, от отца он унаследовал работоспособность, а от матери – художественное виденье мира.

Асаф Михайлович (отец Бориса) был очень волевым и энергичным человеком, который даже на восьмидесятилетие танцевал один из своих знаменитых концертных номеров «Футболист».

А мать великого театрального художника была изумительно красивой женщиной с так называемой аристократической красотой.

С самого детства Борис отличался независимым характером, свободолюбием и своим собственным мнением. Был всегда вне влияния учителей.

Когда по окончании школы нужно было принять одно из самых важных жизненных решений: в какой вуз поступать, Борис Мессесер побоялся идти в художественный.

Он опасался, что не сможет сдать экзамены и выдержать предстоящую нагрузку, поэтому решил поступить в Архитектурный институт. И ни разу об этом не пожалел.

Архитектурный вуз дал будущему легендарному сценографу очень много,и он до сих пор очень высоко его ценит.

Живопись

Многие называли Бориса Мессерера нон-конформистом, но сам называл себя всегда художником «чистой воды». Еще в 60-е года Мессерер Борис Асафович считался «королем московской богемы».

Великий легендарный художник наделен особым, редким даром: превращать обычные вещи в осмысленные художественные образы. К примеру, отдельная серия картин посвящена, казалось бы, обычным бытовым вещам. Таким как утюги, граммофоны, керосиновые лампы.

Но каждый из этих предметов на его холсте приобретают одушевлённость и новый, какой-то особый смысл.

Борис Мессерер всегда в первую очередь хотел связывать себя с искусством, быть знаменитым живописцем, но в одно время ему пришлось поменять профессию.

И переход из искусства изображать действительность красками в театр художник связывает, прежде всего, со своими великими учителями и кумирами: с Фонвизиным и Тышлером, поскольку в то время картины могли продаваться исключительно через художественный совет.

Стоило появиться хоть малейшему намеку на необычное, нестандартное мышление, и картина мгновенно отвергалась.

Тогда спасением для многих художников становился театр. Вот по такому же пути тогда пошел и знаменитый впоследствии русский сценограф — Борис Мессерер. Фото его представлено далее в статье.

Театр

Сегодня знаменитое имя Бориса Асафовича Мессерера связано с более чем со ста пятьюдесятью драматическими, оперными и балетными спектаклями в различных как русских, так и в зарубежных театрах.

Первые свои выступления легендарный сценограф ставил в московском «Современнике». Спектакли сразу же вывели его в первые ряды театрального искусства. В итоге именно эта практика подарила Мессереру колоссальный опыт и громкое имя.

С его рукой по сей день связывают такие удивительные спектакли, как «Кармен-сюита» Альберто Алонсо, который принес идею модернизма в Большой театр, “Пиковая дама”, «Назначение» и “Третье желание” в «Современнике». Спектакль «Дальше тишина» в Моссовете, «Самоубийца» и “Андрюша” в Театре Сатиры и многие, многие другие.

Личная жизнь

Первый брак, который заключил Борис Мессерер, был с Ниной Чистовой. Балерина государственного академического Большого театра России подарила Борису сына Александра. Но брак художника и артистки не быль столь счастливым, и вскоре они развелись.

С самого детства Александра Нина пыталась всеми силами затащить его в балет, но Борис сразу сказал, что ребенок будет художником. Так оно и вышло. Легендарный живописец привил своему сыну чувство цвета, научил выбирать правильные композиции и тона. Благодаря этому Александр Мессерер стал знаменитым художником, который проводит ежегодные выставки своих картин.

Свою вторую жену, Беллу Ахмадулину Борис встретил в 1974 году. История их счастья, которая длилась до самой смерти любимой, до сих пор будто живет и дышит в ее стихах и его картинах.

История любви Бориса и Беллы

Белла была знаменитой поэтессой и писательницей. Встретились они совершенно стихийно и случайно в Доме кино, расположенный на Поварской улице. Сейчас там находится Театр киноактера.

Борис Мессерер просто был ею очарован. Белла покорила его сердце с первого взгляда, когда пришла в Дом кино в снегу и со снежинками на волосах. До встречи с любимой Борис не читал ее стихов и даже не подозревал о том, что она знаменитая поэтесса.

После того как они познакомились, он всё так же не хотел читать ее стихотворения потому, что вокруг писательницы всегда было большое количество людей. И никогда невозможно было понять: эти люди которые восхищались то ли стихами, то ли самой Беллой. Борис не хотел становиться одним из тех поклонников.

Однажды вернувшись домой после рабочего дня, художник застал Беллу за написанием стихотворения. Тогда, впервые прочитав ее творение, Борис схватил первые попавшиеся под руку гвозди и прибил листок с её произведением к потолку. Так он висит уже сорок лет.

Источник: https://autogear.ru/article/215/454/boris-messerer-biografiya/

«Борис Мессерер. Живопись. Графика. Инсталляции». Выставка к 80-летию со дня рождения

Опубликовано 04.04.2013 18:09 Автор: Пресс-служба ГТГ

В Государственной Третьяковской галерее 10 апреля 2013 года состоится открытие ретроспективной выставки произведений крупнейшего мастера театрально – декорационного искусства, народного художника РФ, действительного члена Российской академии художеств, лауреата Государственных премий РФ Бориса Асафовича Мессерера, посвящённой 80-летию со дня рождения художника и его более чем полувековой творческой деятельности.

На ретроспективной выставке известного театрального художника и сценографа Бориса Асафовича Мессерера (15 марта 1933, Москва) центральное место займут инсталляции – «Реквием по Венедикту Ерофееву» и «Обыск» (2011), посвященная репрессиям 1937 года.

Также в экспозицию будут включены более двадцати уникальных по размеру и технологии изготовления офортов, живописные пейзажи 1960-х и абстрактные композиции конца 1970-х – начала 1980-х годов, серия рисунков углем «Белые ночи», а также выполненные в технике акварели портреты Белы Ахмадуллиной и виды Тарусы.

Имя этого мастера не нуждается в особом представлении, оно хорошо известно в нашей стране и за рубежом. В творчестве Мессерера, представляющем синтез целого ряда искусств, органично слились столь важнейшие для сценографа качества, как умение образно и функционально оформлять спектакли.

В его декорациях живёт феномен сценичности: они конструктивны, пластичны, декоративны, в них заложен неожиданный взрывной заряд динамики, и, что особенно важно, художник наделён редким даром, магией преображения обыкновенных, бытовых вещей в театральные образы, создавая через линию и силуэт неожиданное линейно-ритмическое напряжение.

Для своих постановок художник, как правило, находит неожиданные объёмно-пространственные решения, обретающие знаковый характер.

Борис Мессерер. Ритмическая композиция I. Из серии «Большие абстракции». 1960–1969. Холст, масло. 240х180

В сценических работах мастера тесно взаимодействуют театр и архитектура, станковая живопись и графика, дизайн и инсталляции, объединение и противопоставление которых способствует постоянному обогащению его художественного языка.

Борис Любимов,

театровед, Ректор Высшего театрального училища имени М.С. Щепкина

Мессерер является автором сценографии более 150 оперных, балетных и драматических спектаклей, поставленных в Государственном академическом Большом театре, в «Современнике», театрах им. Вахтангова, им. Моссовета, им. Маяковского, им. Пушкина, в театре на Малой Бронной, а также Ленинградском театре оперы и балета им.

Читайте также:  Джани родари: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

С.М.Кирова, в оперных театрах Тбилиси, Еревана и других городов. С 1990 по 1997 гг. Мессерер был главным художником МХАТ им. А.П.Чехова. Он работал со многими известными режиссёрами – постановщиками, балетмейстерами – О.Ефремовым, М.Захаровым, А.Алонсо, Е. Симоновым, В.Чабукиани, А.Эфросом, С.Юткевичем и другими.

Борис Мессерер. Обыск. 2011. Многопредметная инсталляция. Дерево, металл, бумага, ткань, стекло.

Художественная интуиция и свобода воображения ярко проявляются и в его живописных, а также графических работах – цветных автолитографиях с их необычными персонажами или абстрактными композициями, отмеченными удивительной гармонией контрастных объектов.

Мессерер оформил много книг, телевизионных фильмов, работал художником-мультипликатором, был автором концепций и художественного оформления более 30 престижных выставок, показанных в ГМИИ им. А.С.Пушкина, ЦВЗ «Манеж», Государственном историческом музее и др.

Борис Мессерер. Вид на Мойку с Певческого моста. Из серии «Белые ночи». 1972. Бумага, прессованный уголь. 77х105

Выставка открыта для посещения с 10 апреля по 23 июня

Москва, Государственная Третьяковская галерея, Лаврушинский, 12, Инженерный корпус, 3-й этаж

Борис Мессерер. Старая Таруса. Городской пейзаж. 2004. Бумага, акварель. 49х65

Пресс-служба ГТГ

Источник: Новый форум изобразительного искусства

Источник: http://artageless.com/boris-messerer-painting-schedule-installation-367

Еврейское гнездо // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Книга Бориса Мессерера «Промельк Беллы. Романтическая хроника» – не традиционные мемуары и не романизированная биография. Эту книгу вообще трудно отнести к какому-либо устоявшемуся жанру, это даже не модный вербатим, хотя со страниц её звучат разные голоса.

Многоголосье, фрагментарность, почти импрессионизм – вот основные принципы, по которым построены воспоминания известного театрального художника.

И это очень важно, что автор её именно художник и именно театральный: перед нами пёстрое полотно, грандиозный спектакль жизни.

Семья Мессереров-Плисецких всегда, казалось бы, была в центре московской, да и вообще российской культуры. Больше всего на слуху, конечно, трое бесспорных гениев балета – танцовщик и балетмейстер Асаф Мессерер, его сестра Суламифь, с которой он часто танцевал в паре, и их племянница Майя Плисецкая.

Мать Бориса Мессерера, Анель Судакевич – звезда немого кино, позже ставшая художником костюма, «одевавшим» советский цирк; сын, больше всего известный как художник театра, но также и живописец, и мастер инсталляции.

Дядя Бориса Мессерера, брат Асафа, Азарий – выдающийся актёр, известный под псевдонимом Азарий Азарин, работавший с Константином Станиславским и Михаилом Чеховым. Другой Азарий – Плисецкий, брат балерины, тоже балетмейстер. «Мессерер – принадлежность столицы. Не такая неизменная, как Кремль, но более постоянная, чем, например, коммунизм.

50 лет назад его звали Асаф, и он был русским балетом; сейчас его имя Борис, и он – московская живопись. По стечению обстоятельств – или по условию напрашивающегося силлогизма – Б, естественно, сын А», – цитирует Борис Мессерер дружеский экспромт Анатолия Наймана.

«Принадлежностью столицы», однако, Мессереры были не всегда. Многодетная еврейская семья переехала из Вильно в Москву, когда отец семейства, получив высшее образование, вместе с тем приобрёл и право покинуть черту оседлости вместе с женой и детьми. На балетный спектакль Асаф, старший сын Мессереров, впервые попал почти взрослым. «Отец очень поздно пришел в балет.

В 16 лет, а в 18 уже был принят в труппу Большого театра. Это уникальный случай в балетном искусстве. Видимо, у него были врожденные способности, в юности он серьезно занимался спортом. Юношей он случайно попал на галерку Большого театра. Давали “Коппелию” Делиба.

Театр, красный бархат лож, позолота орнаментов, роскошная люстра, сияющая тысячами огней, причудливые декорации и сам балет взволновали его. И вдруг, в одно мгновение он понял, что танец – это его стихия. Поддержку и отклик он получил от своей сестры Рахили – она сопровождала его в хореографическое училище, куда он вознамерился поступить.

Так начался его путь по частным балетным школам, и в конце концов отец оказался в хореографическом училище при Большом театре».

Упомянутая сестра Рахиль тоже стала человеком искусства, она снималась в советском немом кино под именем Ра Мессерер.

Правда, удачную артистическую карьеру сначала прервало замужество, а потом и вовсе погубили репрессии: как жена «врага народа», дипломата Михаила Плисецкого, она попадает в АЛЖИР (крупнейший советский женский лагерь. – Прим. ред.

) вместе с новорождённым сыном Азарием. Других её детей – Александра и будущую балерину Майю – забирают в свои семьи дядя и тётя.

Книгу «Промельк Беллы» не назовёшь чёрно-белой, скорее, она чёрно-цветная. Цветной, яркой оказывается сама жизнь талантливой четы – Беллы Ахмадулиной и Бориса Мессерера, их встречи с друзьями. Здесь нужно отметить, что их круг общения, как, видимо, и круг художественного восприятия, был чрезвычайно широк.

Среди близких они числили и вполне традиционного в плане художественной манеры писателя Анатолия Рыбакова, и таких «звёзд» оттепели, как Василий Аксёнов и Булат Окуджава, и радикальных для своего времени экспериментаторов Сергея Параджанова, Венедикта Ерофеева и Дмитрия Пригова, которых все воспринимали как безумцев.

Причём иногда буквально – Борис Мессерер пишет, например, как Дмитрия Александровича Пригова ему с женой и друзьями пришлось выручать из лап советской карательной психиатрии: «органы» не могли поверить, что расклеивание объявлений «Солнышко светит, радость грядет! Граждане, Дмитрий Александрович думает о Вас!» – концептуалистская акция, а не угроза госбезопасности.

А чёрным здесь оказывается само ощущение истории. Художественное время в книге отчётливо делится на три периода. Главы о 30–50-х годах посвящены родителям и старшим родственникам. Это время и пространство безусловной черноты.

Борис Мессерер рассказывает, как его родные уходили на работу с собранным чемоданчиком – вдруг их заберут, и вернуться домой уже не придётся. Далее следуют оттепель и шестидесятые, самое светлое время в книге, как и, собственно, в советской истории.

А в 70-е и 80-е чёрное и цветное идут вперемешку: Белла Ахмадулина и Борис Мессерер – уже не начинающие, а весьма признанные люди искусства. Семейная жизнь их складывается весьма счастливо.

В отличие от большинства своих коллег, они «выездные» – этому способствовала мировая слава Беллы Ахмадулиной, и хотя каждая поездка сопровождалась непременными бюрократическими унижениями, мир повидать им удалось.

А чёрна здесь боль за друзей – Василия Аксёнова, Владимира Войновича, Георгия Владимова, Льва Копелева, которых травили и вынуждали уехать из страны. Отъезд в то время воспринимался как прощание навсегда, по телефону разговаривать было опасно, а письма приходилось передавать с оказией, и шли они по полгода. Последняя треть книги, которая биографически представляет собой историю признания, торжества Мессерера-художника, оказывается, тем не менее, наиболее трагической.

Мировосприятию Бориса Мессерера как писателя свойственен особый черный юмор, порождённый эпохой, но юмор этот ненавязчивый, интеллигентный. Самое страшное оказывается поводом если не для смешного, то для остроумного.

Борис Мессерер невесело шутит сам или выхватывает реплики и детали из речи других, и они подчёркивают трагикомическую суть эпохи. На встрече с бывшими узниками АЛЖИРА, расположенного в своё время на территории Казахстана, президент Нурсултан Назарбаев спросил Азария Плисецкого, сколько времени тот просидел в лагере.

«“Я не сидел, я лежал!” – ответил мой брат, угодивший в заключение несколько месяцев от роду».

Эпоха застоя не столь черна, как сталинская, скорее сера. Давление, бюрократия, не нужда, но тотальный, унизительный дефицит всего: мебели, одежды, искренности, тепла. Никто не голодает, но при этом люди не знают даже названий многих вполне простых блюд и продуктов.

И это тоже может стать поводом для невесёлого смеха. Борис Мессерер рассказывает, что девушки, опекавшие Надежду Яковлевну Мандельштам, спросили, что бы она хотела съесть, и услышав в ответ: «Штрудель», впали в совершеннейшее недоумение: что это такое, никто не знал.

«Должен сознаться, что я, к своему стыду, не знал тоже», – добавляет автор воспоминаний.

Читайте также:  Прохор шаляпин: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Похожая, но обросшая ещё большим числом смешных подробностей история произошла и с Беллой Ахмадулиной. В тот момент они с Борисом Мессерером, оказавшись в Германии, получили возможность увидеться со своими друзьями, выдворенными из СССР диссидентами Львом Копелевым и Раисой Орловой. Тогда же Белле Ахатовне пришлось лечь в местную больницу. «Рая и Лева принесли в подарок Белле орхидею.

Когда после этого медсестра, ухаживавшая за Беллой, спросила ее о том, какой сорт йогурта она предпочитает, Белла, не поняв ее, стала усиленно расхваливать цветок орхидеи. Немецкая девушка тоже не поняла, о чем говорится, и решила, что речь идет о “йогурте из орхидеи”. Среди медперсонала сразу же возникла паника: где достать “йогурт из орхидеи”?! “И чего только не придумают эти русские!.

.” Прибежал даже главный повар больничного отделения с извинениями, что в данный момент он затрудняется найти такой йогурт. Беллу восхищало то, что немцы так тщательно старались выполнить любое пожелание больной. Она потом многократно повторяла эту историю – во славу немецкого персонала и его чуткости. К слову сказать, тогда в Москве никто даже не слыхал о таком продукте, как йогурт».

И всё-таки прежде всего «Промельк Беллы» – книга о любви. На протяжении всей книги читателя не оставляет ощущение, что мемуары были написаны для того, чтобы хотя бы на время работы над книгой создать иллюзию присутствия любимого человека рядом.

Этому подчинена и композиция книги: со страниц её звучат разные голоса, цитируются письма и разговоры, но в основном она двухголоса, и Белла Ахмадулина оказывается её соавтором почти наравне с Борисом Мессерером.

Книга начинается с расшифровки её воспоминаний, которые поэтесса наговорила для мужа в последние месяцы жизни, заканчивается же расшифровкой их бесед этого времени. Почти в каждой главе появляются стихи и письма Беллы Ахмадулиной.

Перед нами – история счастливого супружества, которое было и любовью, и дружбой, и сотрудничеством одновременно.

«“Промельк”, потому что в моем сознании время спрессовывает всю нашу совместную жизнь длиною в тридцать шесть лет и делает присутствие Беллы в ней все более цельным, все более мимолетным».

Борис Мессерер. Промельк Беллы. Романтическая хроника. М., АСТ, 2016

Источник: https://jewish.ru/ru/stories/literature/180240/

Российская академия художеств

Художник театра, график, живописец, дизайнер, скульптор, архитектор. 

Родился 15 марта 1933 года в Москве. 

Живет и работает в Москве. 

Академик Российской академии художеств (Отделение театрально- и кинодекорационного искусства, 1997г.)

Член Президиума (с 2001г.)

Академик-секретарь Отделения театрально- и кинодекорационного искусства (с 2012г.)

Народный художник РФ (1993г.) 

Член Союза художников СССР, России (1960г.), Московского Союза художников (1992г.); член  ВТО, Союза театральных деятелей  России (1964г.), член Союза кинематографистов России (1995г.) 

Занимаемые должности в РФ: Председатель правления секции художников театра, кино и телевидения Московского союза художников (1992 – 2012гг.). Президент российского центра Международной организации сценографов, техников и театральных архитекторов – ОИСТАТ (с 2003г.)

Образование:

Окончил Московский архитектурный институт (1956г.). Учился у Б.С.Мезенцева, А.А.Дейнеки, А.В.Фонвизина.  

Главный художник МХАТ  им.А.П.Чехова  (1990-1997гг.)  

Основные проекты и произведения:  

Работы в области сценографии: 

«Третье желание» В.Блажека (1960г.), «Старшая сестра» (1962г.) и «Назначение» (1963г.) А.Володина,  «Сирано де Бержерак» Э.Ростана  (1964г.)  в Театре «Современник»;

«Подпоручик Киже» С.Прокофьева (1963г.), «Кармен-сюита» Ж.Бизе- Р.Щедрина (1967г.), «Конек-горбунок» Р.Щедрина (1999г.), «Светлый ручей» Д.Шостаковича (2003г.)  в  Большом театре; «Пиковая дама» П.Чайковского (1964г.) в Оперном театре, Лейпциг;

«Ромео и Джульетта» П.Чайковского (1968г.) в Театре оперы и балета им. З.П.Палиашвили, Тбилиси; «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» по А.Линдгрен (1968г.), «Самоубийца» Н.Эрдмана (1982г.),  в Театре Сатиры; 

«Дальше – тишина»  В.Дельмара  (1969г.), «Орнифль, или Сквозной ветерок» Ж.Ануя (1985г.)  в Театре им.Моссовета; «Сладкоголосая птица юности»  Т.Уильямса (1975г.),  «Принц и нищий» по М.Твену (1980г.

), «Трагики и комедианты» В.Арро  (1991г.),  «Горе от ума»  А.Грибоедова  (1992г.), «Борис Годунов» А.Пушкина  (1994г.), «Преступление и наказание» по Ф.Достоевскому (1995г.),  «Привидения»  Г.Ибсена (1999г.

)  в МХАТе; 

«Левша» Б.Александрова   в Театре оперы и балета им. С.М.Кирова, Ленинград  (1976г.);

«Спартак» А.Хачатуряна   в Театре оперы и балета им. А.А.Спендиарова, Ереван (1978г.); 

«Три возраста Казановы» М.Цветаевой   в Театре им.Евг.Вахтангова  (1985г.); 

«Фауст» по И.-В.Гете  в Театре на Таганке (2002г.), 

«Синяя птица» М.Метерлинка  в Центральном театре кукол им.С.В.Образцова (2013г.), 

«Школа жен» В.Мартынова  в Театре «Новая опера» (2014г.)

Художник-постановщик кинофильмов:

«Малыш и Карлсон, который живет на крыше» (1971г.), «Лев Гурыч Синичкин» (1974г.), «Двенадцать стульев» (1977г.), «Романовы – венценосная семья» (2000г.), телеспектаклей «Кармен-сюита», «Подпоручик Киже» и дугих. 

Работает в станковой живописи: 

Автор  живописных  серий «Самарканд – Бухара»,  «Сванетия», «Города Прибалтики», «Петербург. Белые ночи»,  «Балерины», «Интерьеры», «Беспредметные композиции», «Белые ночи»;   серий крупноформатных многоцветных офортов, в том числе «Натюрморты со старинными предметами»,  «Танцы в стиле ретро»; а также серий  акварелей – «Таруса», «Портреты Беллы Ахмадулиной», «Цветы» и других. 

Автор многочисленных инсталляций, среди которых  «Реквием по Венедикту Ерофееву» (2001г.), «Сказка о дожде» (1994-1995, 2002гг.), «Посвящение Метрополю » (1994-2013гг.), Реквием по Венедикту Ерофееву (1999 – 2013гг.), «Обыск» (2013г.). 

Дизайнер выставок: «Москва – Берлин, 1900-1950» (1996г.), «Русский придворный костюм» (2000г.), « Россия – Италия. Сквозь века. От Джотто до Малевича» (2005г.), «Феллини!» (2005г.), «Маски. От мифа до карнавала» (2006г.

), «Уильям Тернер»  (2008г.), «Пикассо» (2010г.), «Сальвадор Дали» (2011г.), «Уильям Блейк и британские визионеры» (2011г.),  «Воображаемый музей» (2012г.), «Прерафаэлиты: викторианский авангард» (2013г.), «Шедевры Тициана из музеев Италии» (2013г.

)  в ГМИИ им. А.С.Пушкина;

«Художники Большого театра за 225 лет» (2001г.) в ЦВЗ (Манеж);

«Сто и двенадцать стульев» (2000г.),  «Пиковая дама. Карты в жизни. Жизнь в картах» (2002)  в Государственном историческом музее, «Ситцевая Россия» (2010г.)  в Музее декоративно-прикладного искусства в Москве. 

Автор памятника Б.Ахмадулиной в Тарусе (2013г.)

Монографии:

Автор книги воспоминаний «Промельк Беллы» (2016г.), автор и составитель книги «Театр Бориса Мессерера» (2014г.), соавтор совместно с Б.Ахмадулиной книг-альбомов «Таруса» (2009г.), «Белые ночи» (2012г.)

Произведения находятся в собраниях  Государственной Третьяковской галереи,  ГМИИ им. А.С.Пушкина,  Государственного Русского музея,  ГЦТМ им. А.А.Бахрушина, Музея музыкальной культуры им. М.И.Глинки, Музея Большого театра, Музея  С.С.Прокофьева, Государственного литературного музея  А.С.Пушкина, Московского музея современного искусства, а также в частых собраниях в России и за рубежом. 

Персональные выставки: Выставочный зал Московской организации  Союза художников РСФСР  (ул. Вавилова,65, 1981г.), Союз художников Грузии, Тбилиси (1984г.), Союз театральных деятелей, Ленинград (1986г.),  Московский Дом художника (1990, 1993гг.), Российская академия художеств (1994, 2005гг.),  ГМИИ им. А.С.

Пушкина (2000, 2005гг.), ЦВЗ – Манеж (2003г.),  Государственная Третьяковская галерея (2008, 2013гг.), Музей им. Н.Рериха (2009г.), Музей музыкальной культуры им. М.И.Глинки (2009г.). Выставки акварелей  экспонировались в залах Москвы (2009, 2010, 2011гг.), Санкт-Петербурга  (2011, 2012гг.), Тарусы (2011г.

), Перми, Кирова, Калуги, Тулы  (2012г.)

Государственные и общественные награды и премии: 

Государственные премии РФ (1995, 2002гг.), Серебряная медаль Международной выставки  Квадриеннале сценографии  в Праге  (2003г.),Орден Почета (2003г.), театральная премия «Хрустальная Турандот»  (2008г.), Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2008г.), Премия имени Н.В.Гоголя (Италия, 2011), Премия им. О.Янковского (2013г.), Премия им. Н.Рериха (2013г.), Орден Дружбы (2013г.)

Награды РАХ:

Серебряная медаль РАХ (1987г.); Золотая медаль РАХ (2002г.), Орден «За служение искусству» (2013г.)

Источник: https://www.rah.ru/the_academy_today/the_members_of_the_academie/member.php?ID=17448

Александр Мессерер – Сын короля богемы


Саша Мессерер со своей женой Аней и детьми в Переделкино. Фото Сергей Гаврилов

Раньше в каждой округе были такие дома, куда приходили узнать местные новости, попросить помочь или просто пообщаться.

Читайте также:  Николай цискаридзе: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

В Переделкине такой открытый дом у художника Александра Мессерера, отпрыска знаменитой артистической фамилии, сына художника Бориса Асафовича МессерераХорошо когда этот праздник гостеприимства дополняется некоторым запасом творческих амбиций и мигрени у хозяев, что помогает им не превратить свою жизнь в проходной двор.

К счастью, сам Александр Мессерер своей мигренью пользуется так же виртуозно, как мастихином. Поэтому и пишет несколько десятков картин в год и даже устраивает выставки. Несмотря на лавину собственных детей и негласную общественную роль утешителя и миротворца.

Александр Мессерер

В детстве мама – Нина Чистова, балерина ГАБТа, пытались было втянуть Сашу в балет, но папа сразу сказал, что сын будет художником. В художественную школу, правда, тоже не отдавали.

«Но сколько я себя помню, я всегда рисовал – акварелью, углем, сангиной. Папа ставил дома натюрморты, говорил о чувстве цвета, о выборе правильной композиции, о сочетании тонов и цветов.

Рисовать я и сам любил, но, благодаря отцу, стал понимать в искусстве то, что юный человек без помощи не может понять».

После армии Александр у сестры бабушки познакомился с Дмитрием Леоновым. Это был всемирно известный график, не признанный в Союзе. «Леон – очень такой колоритный человек, с библейской бородой.

Постоянно в шахматы играл в парке Покрово-Стрешнево, – рассказывает Александр. – Благодаря ему, я стал графику чувствовать, он готовил меня в Полиграфический институт.

Помню, учил: “Надо рисовать большими формами, не размениваться на детали”, постоянно приводил в пример Джотто. Правда, я потом по-другому стал рисовать».

Много лет Александр писал темными красками. Это был серый период, московский – как-то так он тогда чувствовал цвет, может, город действовал, он тогда в Москве жил. Живопись напоминала то ли сны в последнем трамвае, то ли галлюцинации после бессонной ночи. А потом произошел прорыв.

Вообще, о представителях рода Мессереров-Плисецких-Судакевичей всегда шла молва как о людях со «вторым дыханием». Прадед Саши, Михаил Мессерер, зубной врач из Вильно, дал своим десяти детям библейские имена – Моисей, Рахиль, Суламифь… И испытания, через которые прошел род в ХХ веке оказались сродни ветхозаветным.

От прабабушки Саши – Симы Шабат – потомки из поколения в поколение передают такие слова: “Всё живое рождается маленьким и постепенно становится больше и больше. А горе рождается огромным и постепенно становится меньше и меньше”.

В книге рода, которую сейчас составляет один из двоюродных дедушек Саши, – ранние смерти и поздняя слава, лагеря и награды, просьбы о перемене участи и орден от английской королевы.

Может показаться, что все, кто рождался в этом роду, были просто обречены на артистическую карьеру. На самом деле, возможность проявить свои таланты испокон веку приходилось отвоевывать у судьбы.

Когда дедушка Саши – Асаф Мессерер, в будущем – народный артист СССР, только пришел учиться балету, он услышал, что в его возрасте обычно учебу уже заканчивают.

Мама Саши, когда закончила карьеру балерины, поступила в университет и получила журналистское образование.

Анель Судакевич в роли графини

Бабушка – Анеля Судакевич – в юности была звездой немого кино. С началом звукового кино, когда в Советском Союзе стали актуальны типажи поющих колхозниц, Судакевич оттеснили на роли «бывших помещичьих дочек». Она бросила кинофабрику, в 25 лет с нуля сама научилась рисовать, сделалась художником по костюмам в театре.

Позднее перешла в цирк – именно она придумала брендовую «клетку» Олега Попова. А с рождением Саши опять переломила судьбу. За грацию ее еще называли «дама-линия», а она уже надела сапоги «Прощай, молодость» и целиком посвятила себя внуку. Александр прожил вместе с бабушкой сорок лет.

Возможно, ее характер на него повлиял даже больше, чем характер отца.

Борис Мессерер в 60-е считался «королем московской богемы». Сын славы такого размаха не достиг, хотя картины его тоже развезли по разным концам света, а друзей, во всяком случае, не меньше.

Кроме того, сын подхватил другую, уже было заглохшую, фамильную традицию – многодетность. У отца Асафа было 10 детей, у отца Анели, молдавского священника – 11 детей. У Саши пока семеро.

Так что, возможны еще в будущем ночные звонки из роддома и прочие революционные повороты в жизни, хотя и позади уже есть внезапные зигзаги.

В начале 90-х Александр Мессерер приехал в Переделкино. Через некоторое время женился на художнице Ане Козловой.

Анна Козлова

У жены был тогда «синий период» – в картинах утренний воздух, белые цветы, ветер за окнами, тишина дома. И Александр стал писать совершенно иначе – другая природа, другое состояние. Галлюцинации исчезли, как утренний туман.

Выставляется Саша не только в Москве, но и в провинции. Как бы движется навстречу общему потоку бесчисленным искателям столичной славы. Несколько лет назад в Кирилло-Белоозерском монастыре в Вологодской области была их совместная с женой выставка.

В этом году Михаил Шарамазова, замдиректора Феопонтовского музея, в котором сберегается величайший памятник русского церковного искусства – фрески Дионисия, организовал выставку 10 современных художников в Казенной палате монастыря.

Новому директору пришла мысль сделать выставку передвижной – и возить по городам русского севера. И опять на выставке рядом картины Ани и Саши.

С годами стили мужа и жены стали сближаться, они даже написали около десятка совместных пейзажей. Этот невиданный в истории живописи эксперимент Саша объясняет цветовыми поисками, а Аня – тем, что иногда бывал один холст на двоих, а писать хотелось обоим.

 Некоторые их работы написаны хоть и на разных холстах, но в одно время и изображают один пейзаж. То есть живут парами, словно две створки одного окна. В Москве их работы можно будет увидеть весной в галерее на Покровке и во французском центре на Маросейке.

Александр Мессерер. Наш дом в Ферапонтово «Я люблю писать с натуры: церкви, деревья, дороги, – рассказывает Александр. – Привязываюсь к определенным местам – вот сейчас Феропонтово держит. Его открыл для меня опять же мой папа – в 1983 году. Ездим туда каждое лето, четыре год назад купили там красивый дом.

 Там совершенно другой свет, белые ночи, в 9 вечера все залито желто-оранжевым ярким цветом. Большой горизонт. Переделкино после севера кажется похожим на театральные декорации, там глаз отдыхает на этих просторах. Охристо-голубые тона Дионисия в росписи храма Рождества Богородицы перекликаются с небом, ярко-синей водой Бородаевского озера. Фрески переходят в природу, природа в фрески.

Хочу рано или поздно туда переехать, организовать мастерскую».Теперь дома, что в Москве, что в провинции, озарены изнутри экранны ми всполохами и почти полностью обезлюдели. Но все-таки и теперь гостелюбивые хозяева попадаются. Именно в их доме чаще всего завязываются личные истории, которые годами потом обсуждают на местных застольях.

Здесь вспыхивают ненависть и любовь, рушатся и опять закладываются репутации. Какого причудливого сочетания гостей только не встретишь в доме Александра Мессерера и Переделкино, и в Феропонтово! Тут и красильщик тканей из музыкального театра, и француз-полиглот, и гениальный хам-импрессионист из Америки. Поет какой-то фольклор дочь банкира.

Многодетная учительница рассказывает о своих автомобильных приключениях по-чеширскому улыбчивым музыкантам и общительным девушкам модельной внешности. Приблудный гость, которого никто не знает, кричит в телефон: “Бабуль, слышь, сегодня не приду. Я понял, что я мустанг”.

Около полуночи все кидаются искать одного из бесчисленных хозяйских детей и долго бегают с фонариками по поселку, а потом обнаруживают его спящим под пледом в одной из комнат. После этого все опять рассаживаются за столом и пьют чай, а неизвестный гость растроганно бормочет в телефон: “Бабуль, я еду. Какой мустанг? Брось, а?”

Источник: https://messie-anatol.livejournal.com/130554.html

Ссылка на основную публикацию