Лев гумилёв – биография, фото, видео

Персональный сайт – История

Род Гумилёвых

О предках Гумилева сохранились скудные сведения, что характерно для большинства простых, незнатных родов. Гумилевы происходили из духовенства, на что указывает сам их фамилия: от латинского humilis – простой, скромный, смиренный, вышедший из низов. Такие фамилии давали семинаристам, выходцам из семей сельских священников и диаконов в 18 веке.

Позже фамилия Гумилев произносилась с ударением  на первом слоге. Николай Степанович Гумилёв – знаменитый поэт Серебряного века терпеть не мог, когда учителя в гимназии его вызывали, произнося фамилию с таким ударением, и даже не вставал с места.

     Достоверно известно, что  в январе 1912 года старший брат поэта Дмитрий Степанович Гумилёв обратился в Сенат с прошением о признании его потомственным дворянином.

В отказе было сказано, что поскольку отец его приобрёл на службе только личное дворянство, которое по законам Российской Империи на потомков не распространяется: “Правительственный Сенат определяет: в просьбе подпоручика Дмитрия Степановича Гумилёва отказать, о чём для объявления ему, по жительству…”.

     Итак, отец и мать Николая и Дмитрия Гумилёвых дворянство имели, а дети не получили.

   Сегодня родословную поэта можно проследить до 1730 года.

Итак, кто же были предки рыцаря русского ренессанса начала XX века Николая Степановича Гумилёва, родившегося 3 апреля 1886 года в семье старшего врача, тогда коллежского советника, а в последствии статского советника Степана Яковлевича Гумилёва и потомственной дворянки Анны Ивановны, урожденной Львовой и крещённого 15 апреля того же года протоиереем Владимиром Краснопольским в Кронштадтской морской военной госпитальной Александро-Невской церкви?

    Хотя отец поэта и получил личное дворянство, он происходил из духовного сословия. Отец его Панов Яков Федотович (1790 — 1858) был дьячком церкви села Желудево Спасского уезда Рязанской губернии. Как же Пановы стали Гумилёвыми?

    Это тоже интересная история. Сын дьякона этой же церкви Федота Панова (1750 — 1826) Яков Панов влюбился без памяти в дочь священника Христовоздвиженской церкви Григория Прокопьевича Гумилёва (1745 — 1820) и Дарьи Родионовны Гумилёвой (1750 — 1825).

  Григорий Прокопьевич  сам был единственным сыном священника Рязанской губернии Прокопия Гумилёва (р. 1720 — ?). У него же самого сыновей не было, а оставить приход он мог только продолжателю рода.

И вот Григорий Гумилёв ставит условие отцу Якова: “Матрёну, дочь мою, отдам за твоего сына при одном условии: после венчания твой сын будет на нашей фамилии!” Отец сказал жениху условие, тот так любил девушку, что без колебаний согласился на все условия. Так дед поэта стал носить фамилию не Панова, а Гумилёва.

Все они служили в Христовоздвиженской церкви села Желудево, там же были погребены и такую же участь готовили отцу поэта Степану Яковлевичу Гумилёву (28. 07. 1836 — 6.02. 1910).

     В семье Якова, теперь уже Гумилёва, и Матрены Григорьевны родилось семеро детей. Старший сын Василий родился в 1820 году, окончил Скопинское уездное училище. Второй сын – Александр стал священником, третья дочь – Прасковья. Потом были сын Григорий и дочь Александра, затем Стефан (Степан) – 1836 г.

        В 1850 году Стефан поступил в Рязанскую духовную академию, по окончании ее, однако не пожелал связывать свою судьбу с духовным образованием. Позже на казенном иждивении окончил императорский московский университет и получил звание лекаря и уездного врача.

10 июня 1861 года после окончания университета поступил младшим врачом в 4-ый флотский экипаж и был направлен в Кронштадт, где его прикомандировали к госпиталю для исправления должности ординатора, а 22 марта 1863 года был переведен в 3-ий флотский экипаж, откуда и началась морская жизнь Стефана.

      Ко времени окончания университета Стефан уже был женат.  В 1858 году умирает  его отец. Степану надо содержать себя и оказывать помощь старенькой маме.

Гумилёв приобретает право на репетиторство, выдержав экзамен и получив аттестацию школьного учителя.

По рекомендации университетского друга он получает место репетитора в семье члена Московского губернского суда Михаила Некрасова за стол и комнату.

     Дочь Некрасова Анна, которой Гумилёв давал уроки, — робкая, тихая и слабая здоровьем девушка с выразительными голубыми глазами и привлекательным цветом лица. В 17 лет она была умна, начитана, училась музыке в консерватории и лишь математику осваивала с трудом.

Она и стала первой женой Степана Яковлевича в 1861 году. Долго у них не было детей и,  только 29 июня 1869 года у них родилась дочь, названная Александрой. Но радость в семье была недолгой. Вскоре Анна Михайловна заболела туберкулёзом и умерла в марте 1872 года.

Степан Яковлевич похоронил жену в Москве, оставил дочь московским тётушкам и уехал в Кронштадт служить. За год до этого – 1 января 1871 года он был удостоен ордена Станислава 3-ей степени.

14 апреля 1873 года приказом его императорского величества генерал-адмирала назначен старшим судовым врачом в 5-ый флотский экипаж. 1 января 1876 года – награжден орденом Св.Анны 3 степени.

9 февраля 1887 года – орден Св.Станислава и произведен в статские советники, что соответствовало званию полковника (был уволен по болезни со службы «с мундиром и пенсионом из государственного казначейства в размере 864 руб. и из эмеритальной кассы морского ведомства по 684 руб. 30 коп. в год с производством из царскосельского казначейства с 10.02.1887 г.»)

В 1876 году он отправился в отпуск в Москву навестить дочь. Сюда же в это время приехал его давний товарищ, капитан 1-го ранга Львов Лев Иванович с женой и младшей сестрой Анной Ивановной.

22-летняя девушка понравилась скитальцу морей. Стефану было уже 40 лет, но, несмотря на большую разницу, он приглянулся девушке и 6 октября 1876 года в церкви села Градницы Бежецкого уезда Тверской губернии  они обвенчались. 

Анна Ивановна Львова (04. 06. 1854 — 24. 12. 1942), мать Гумилёва Н.С. – поэта и бабушка Гумилёва Л.Н. – историка, происходила из старинного дворянского рода. По семейным преданиям, одним из предков Львовых считался татарский князь Милюк, перешедший на службу к русскому царю.

Достоверные же данные о роде Львовых уходят в XVIII век, когда в селе Васильково Сратицкого уезда Тульской губернии жил дворянин Василий Васильевич Львов (1730 — 1800), прапрадед поэта, владевший маленьким поместьем с 32 крестьянами.

Его сын, Лев Васильевич Львов, уроженец села Васильково, женился на дочери помещика Милюкова и получил в приданое за женой Анной Ивановной, прабабушкой поэта, село Слепнево. Одно время там пытались создать музей Ахматовой, которая никакого отношения не имела к Слепнево.

Если не считать того, что она несколько раз туда приезжала.

Прадед Гумилева Н.С. – Львов Лев Васильевич в чине капитана участвовал под командованием А.В.Суворова в войне с турками, брал Измаил.

У него было двое сыновей – Константин, мичман флота, и младший Иван (отец матери поэта) родившийся 6 октября 1806 года в Слепневе.

В 14 лет он поступил в морской кадетский корпус и в мае 1824 года был выпущен гардемарином, а в марте 1827 года произведен в мичманы и уехал в 3-ий флотский экипаж в Кронштадт. За участие в войне против турок Иван Львович был награжден орденом Св.

Анны 3 степени с бантом, получил серебряную медаль на георгиевской ленте и 14 февраля 1834 года в чине лейтенанта уволился, поселившись в Слепневе, где и женился на девушке на 16 лет моложе его, дочери помещика Курской губернии – Юлии Яковлевне Викторовой.

Прадед поэта Гумилева по материнской линии Яков Алексеевич Викторов также был офицером и участвовал в Аустерлицком сражении, где его тяжело ранило, и он был привезен в родовое имение Викторовку Старо-Оскольского уезда, где прожил до самой смерти.

        После произведения Высочайшим приказом по Морскому ведомству о чинах гражданских за N 294 С.Я.Гумилёва  в статские советники с увольнением по болезни со службы с мундиром и пенсионом из Государственного казначейства семья переселилась в Царское Село — русский Версаль того времени.

Здесь прошли детство и лучшие годы поэта Гумилёва. Здесь он познакомился 24 декабря 1903 года с гимназисткой Мариинской гимназии Аней Горенко, ставшей потом поэтессой Анной Ахматовой.

     25 апреля 1910 года был один из самых счастливых дней Николая Степановича Гумилёва. Но этому предшествовала многолетняя и безнадёжная любовь поэта к Ане Горенко, которая упорно не замечала любви поэта. Наконец она дала согласие, и тут умер 6 февраля 1910 года отец поэта. Похороны прошли в Царском Селе на Кузьминском кладбище.

Казалось, свадьбе не бывать, нужно отложить, но Николай Степанович уговорил мать не откладывать событие. 5 апреля студент Гумилёв подаёт прошение ректору Университета: “Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство разрешить мне вступить в законный брак с дочерыо статского советника Анной Андреевной Горенко”.

16 апреля в Москве в издательстве “Скорпион” выходит третья книга стихов поэта “Жемчуга”, которую он посвятил своему учителю В. Брюсову. И вот 21 апреля 1910 года счастливый Гумилёв с первыми экземплярами своей новой книги оказывается в Киеве. А 25 апреля в церкви Никольской слободы недалёко от Киева состоялось венчание Н.С. Гумилёва с А.А. Горенко.

Их брак оказался недолговечным и несчастливым.

     Но это было потом. А 18 сентября 1912 года в родильном приюте Императрицы Александры Фёдоровны на 18-й линии Васильевского острова в их семье родился сын Лев Николаевич Гумилёв. Лучшие годы своей жизни он просидел в советских лагерях. Он сумел стал историком с мировым именем, но, увы, детей не оставил.

     3 августа 1918 года Анна Гумилёва и Николай Гумилёв официально оформили развод по инициативе Анны Андреевны. Она ушла к другому мужчине — В.Шилейко. Гумилёв женился на другой Анне, которую в семье называли Анной Второй. Анна Николаевна Энгельгардт (1895 — апрель 1942) была потомственной дворянкой и происходила из известного рода.

     Анна Энгельгардт родила поэту 14 апреля 1919 года в Петербурге дочь Елену Гумилёву. К сожалению, её судьба сложилась трагически. Детей у неё не было. Умерла она вместе с матерью Анной Николаевной, бабушкой и дедушкой в блокадном Ленинграде в 1942 году, 25 июля. Но род поэта Гумилёва не прервался. Остались потомки от его младшего сына.

     13 января 1912 года Н.Гумилёв пришел в ночное кабаре “Бродячая Собака”, располагавшееся в Петербурге в подвале дома N 5 по Михайловской площади. Здесь он встретил красавицу из театра Мейерхольда Ольгу Николаевну Высотскую (родилась 6 декабря 1885 — умерла 18 января 1966), дочь действительного статского советника Николая Григоровича Высотского.

Сама Ольга с детства увлеклась театром. Дебют юной артистки состоялся в маленькой московской театральной труппе в Москве. Вскоре она уже становится участницей драматической школы Адашева — известного в то время артиста Московского художественного театра. Через год она держит экзамен в сотрудники Художественного театра. Вначале всё складывалось благополучно.

Читайте также:  Виталий мутко: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

На первом туре её прослушал и одобрил сам Станиславский. Но потом против юной актрисы (именно потому что её расхвалил Станиславский) выступил Немирович-Данченко. Он выдвинул абсурдные претензии: у претендентки, мол, рост выше среднего. Так Высотская оказалась в Санкт-Петербурге в студии Н.Евреинова, которую окончила блестяще и стала работать на сцене театра В.Мейерхольда.

Здесь она оказалась в гуще столичной богемы и пришла 13 января 1912 года на вечер, посвящённый 25-летию творчества К.Бальмонта. Между нею и Гумилёвым начался роман. Роман окончился рождением в Москве 13 октября 1913 года их сына Ореста Николаевича Высотского. Гумилёв не был готов тогда к разводу с Ахматовой, и сын остался без отца.

Он прожил долгую и сложную жизнь и умер в том же году, что и его старший брат Лев — в 1992 году 1 сентября.

     Орест Николаевич был женат на Екатерине Николаевне Удольской (25.10. 1915 — 12.10. 1983) и у них было трое детей. Старшая дочь, Ия Высотская (в замужестве Сазонова, родилась 20 октября 1934 года) живёт сейчас в Новой Каховке на Украине. У неё одна дочь Лариса Геннадьевна Сазонова (в замужестве Таран, родилась в 1959 году), у которой тоже одна дочь Ирина Александровна Таран.

     Сын Ореста Николаевича — Николай Высотский родился 6 августа 1941 года. Судьба его сложилась тоже трагически. Он был офицером, но брак оказался бездетным и он умер 3 августа 1991 года в Крыму.

     Младшая дочь Ореста Николаевича — Лариса (в замужестве Колодзейская (родилась 12 скентября 1952 года и трагически погибла 13 октября 1999 года в Тирасполе). Она оставила троих детей: двоих дочерей и сына Игоря. Марина Колодзейская родилась 25 февраля 1973 года и живёт в Тирасполе.

У неё дочь Кристина Бондаренко, родившаяся 9 ноября 1990 года. Это уже праправнучка поэта. Ольга Колодзейская, правнучка поэта (родилась 12 сентября 1976 года) живёт в Тирасполе, медработник и ещё не замужем.

Игорь Колодзейский (правнук поэта) родился 10 марта 1984 года и заканчивает в этом году в Тирасполе среднюю школу N 17.

Источник: http://xn--b1abpmd5bxg.xn--p1ai/index/0-8

Биография Льва Николаевича Гумилева

Гумилев Лев Николаевич (01.10.1912 -15.06.1992) – удивительный человек с разносторонними увлечениями, известный ученый Советского Союза, России, известны его труды в истории, переводика с персидского языка, много трудов в области этнологии, доктор исторических и географических наук. Родоначальник теории пассионарности.

Лев Николаевич Гумилёв (Lev Nikolaevich Gumiljov)

Появился на свет Лев Николаевич в Царском Селе. Его мать известная поэтесса Анна Андреевна Ахматова, а отец – великий лирик Николай Степанович Гумилев. Однако родители не занимались воспитанием сына, этим занималась бабушка (мать Анны Андреевны).

Особо стоит отметить отношения матери и сына. Как говорилось выше, Анна Андреевна не занималась сыном. Считается, что поэтесса не брала к себе сына из-за отсутствия собственной устроенности в жизни.

Однако современники утверждают, что Ахматова просто не любила быт, его обустройство, уделять времени чему – то ещё, кроме поэзии. 

Лев Гумилёв с родителями — Н. С. Гумилёвым и А. А. Ахматовой.

Свое детство Гумилев – младший провел под Бежецким уездом Тверской губернии. Жил он там до 17-ти лет.

Лёва Гумилев в г. Бежецке Тверской области, 14 лет.

Потом переехал в Ленинград, участвовал в экспедиционных походах по изучению Саян, Памира, Крымского полуострова. В 1934 г. зачислен на исторический факультет Ленинградского государственного университета, однако, через год его исключили и тут же арестовали. Но в заключении был недолго, освободили.

Лев Гумилёв, студент ЛГУ (начало 1930-х гг.)

Стипендиальная карточка студента Гумилева

Только в 1937 г. смог восстановиться в университете. Но через год Льва Николаевича снова арестовывают (ещё студента) и сажают на 5 лет. Отбывание наказание проходило в г. Норильлаге, работал геологом, после окончания срока его не выпустили, остался в Норильске без права выезда.

Военный билет Льва Николаевича Гумилева

В 1944 г. сам уходит в Советскую Армию, попадая на Первый Белорусский фронт, Победу встречал в Берлине. Примерно в это же время Анна Андреевна Ахматова пишет свою поэму «Реквием», посвященная сыну. Лев Николаевич, прочитав данное сочинение, приходит в ярость: «как? По живому и Реквием?!».

Удостоверение к медали «За взятие Берлина»

В 1945 г. демобилизовался, восстановился в Ленинградском Университете, окончив его в 1946 г. Затем поступил Лев Николаевич в аспиратурное отделение по изучению Востока. Но через некоторое время его оттуда исключают с пометкой о недостаточном знание филологии по нужной специализации.

Справка о восстановлении Льва Гумилева на историческом фаультете ЛГУ

Зимой 1948 г. Гумилев защитил в Ленинградском государственном университете диссертацию кандидата исторических наук. Он тут же принимается в Этнографический музей народов Советского Союза как научный сотрудник. Однако спокойная жизнь длится недолго. В 1949 г. 7 ноября его арестовывают, затем осуждают Особым совещанием на 10 лет.

Фотография Льва Гумилёва из следственного дела, 1949 г.

Отбывает своё заключение Лев Николаевич вначале в особом лагере вблизи Шерубай – Нура (Караганда), потом его переводят в Кемеровскую область в г. Саян. И только через долгих 7 лет с Гумилева оправдывают, т.к. отсутствует состав преступления.

Лев Николаевич Гумилёв (Lev Nikolaevich Gumiljov). Фотография из личного дела

В 1956 г. в Ленинграде Лев Николаевич устраивается библиотекарем в музей Эрмитаж. А через пять лет Гумилев защитил докторскую диссертацию по теме «Древние тюрки» (история), ещё через тринадцать лет диссертационную работу по географии, которая называется «Этногенез и биосфера Земли». Через несколько месяцев Гумилеву отказывают в присвоении второй степени доктора географических наук.

Лев Николаевич Гумилёв С матерью, Анной Ахматовой

Очень мало информации о семье Льва Николаевича. Известно, что в студенческие годы у него была любовь безответная: он любил, его нет. Через некоторое время он женится, жену зовут Наталья Гумилева. У них счастливый брак, но детей нет.

Книга всегда была верным спутником Льва Николаевича

Лев Гумилёв за рабочим столом. Ленинград, 1990-е гг.

Дмитрий Сергеевич Лихачев и Лев Николаевич Гумилёв

Умирает ученый 15июня 1992 г. в Санкт – Петербурге. В 2005 г. в г. Казань Льву Николаевичу Гумилев поставлен памятник. Его труды только в XIX веке приобретают весомость, их изучают, они становятся интересными. Это монументальная фигура ещё будет о себе заявлять неоднократно.

Могила Л. Н. Гумилёва на Никольском кладбище Санкт-Петербурга

Мемориальная доска на доме, где жил Л. Н. Гумилёв (Санкт-Петербург, Коломенская ул., 1/15)

памятник Л.Гумилёву в Казани ул. Петербургская, у пл. Тукая — «Я, русский человек, всю жизнь защищаю татар от клеветы…»

Источник: http://ussrvopros.ru/kultura-i-sport/sovetskaya-literatura/628-biografiya-lva-nikolaevicha-gumileva

Лев Гумилёв, жена

Непростая судьба Льва Гумилёва – сына известных российских поэтов Серебряного века Николая Гумилёва и Анны Ахматовой изобиловала множеством трудностей, лишений и опасностей. Он только арестовывался в годы сталинских репрессий 4 раза и 15 лет провёл в лагерях, вдали от цивилизации.

Поэтому условий для того, чтобы более-менее сносно устроить свою личную жизнь у него, практически, почти не было. Жена Льва Гумилёва – Наталья Симонова зарегистрировала с ним отношения только в 1968 году, через два года после знакомства, когда ей было 46 лет, а её супругу – 54 года.

 

В середине 50-х годов Лев Николаевич состоял в связи со своим корректором Крюковой, но это было недолго. Тогда же его подругой, тоже на короткое время, стала 18-летняя Казакевич.

Чуть дольше продлился роман с Инной Сергеевной Немиловой – первой красавицей Эрмитажа, бывшей замужем. Все эти любовные увлечения не имели поддержки со стороны родителей и закончились ничем.

В 1966 году Гумилёв познакомился с будущей женой и их отношения развивались достаточно медленно: оба были уже немолоды, повидали много горя и привыкали друг к другу.

Наталья Викторовна Симоновская была художником и занималась книжной графикой. Они с Гумилёвым  познакомились в Москве, в квартире общих друзей и понравились один другому.

Потом, спустя время, решили пожениться и Симоновская  переехала к Льву Николаевичу в Ленинград, где у него была небольшая комната в коммунальной квартире на шестом этаже. Здесь, в тесных 12 кв. метрах Гумилёв уже прожил 12 лет, защитил докторскую диссертацию и окончательно привык к «жизни на воле».

С соседями супруги ладили, но работать в таких условиях было очень тяжело. Наталья сразу же взяла на себя все заботы о муже, отказавшись от карьеры, и посвятила этому всю жизнь.

В 1973 году они получили 30-метровую комнату на Большой Московской улице рядом с Владимирским собором. Там супруги Гумилёвы прожили 16 спокойных счастливых лет. В общей сложности, их семейная жизнь длилась 24 года, до самой смерти Льва Николаевича и все близкие называли их брак идеальным.

Заботливая супруга помогала Гумилёву в работе и заботилась о его быте. Он, кстати, был неприхотливым человеком и не имел привычки капризничать. Правда, некоторая эксцентричность ему, всё же, досталась, в наследство от знаменитых родителей.

Например, он не любил отдыхать и редко выезжал в отпуск куда-нибудь кроме Москвы.

Гумилёв много курил и мог порядочно выпить, но пьяным никогда не бывал, был скромен в выборе еды и одежды, любил шутить. Наталья Викторовна, после смерти мужа, вспоминала о нём с благоговением и любовью. Она много сделала для того, чтобы собрать, сохранить и опубликовать научное и литературное наследие Гумилёва.

Их последнюю квартиру на ул. Коломенской, она оставила в дар государству как музей. Жена Льва Гумилёва пережила своего супруга на 12 лет и все эти годы были заполнены памятью о нём. Наталья Викторовна Симоновская – Гумилёва завещала похоронить свой прах рядом с могилой мужа, чтобы их не разлучала даже смерть.

Источник: http://ego-zhena.ru/blog/lev_gumiljov_zhena/2016-11-08-94

Лев Николаевич Гумилёв

Своё образование будущий доктор исторических наук и ведущий научный сотрудник ЛГУ получал урывками. Сын дворян, отца у которого расстреляли за участие в антисоветском заговоре, никак не мог пользоваться такими же правами, какими пользовались дети рабочих и крестьян.

Он сменил три школы. Его жизнь связана с арестами, лагерями, военной службой в годы Великой Отечественной войны. Пушкинское «мы все учились понемногу» в жизни таких людей можно было бы продолжить строкой «то на войне, то в лагерях». Срок он отбывал дважды.

Один раз после ареста в 1938 году, а второй раз сел в 1949 году. Сам он трактовал причину так: до войны сидел «за папу», а после войны «за маму».

А ещё было участие в 21 экспедиции, археологических и геологических, самообразование и невероятный характер, в котором самолюбие всегда компенсировалось устремлённостью.

В своих поздних теориях он создал совершенно иной, отличный от традиционного, образ исторического процесса и участия в нём различных личностей. Всё взаимосвязано. Всё зависит от космических импульсов, которые незримо проходят через психику людей. Историческая концепция Льва Николаевича Гумилёва не включает в себя какой-то скандальности.

Читайте также:  Стинг: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Напротив, выводы вполне обоснованные. К его теории не следует подходить так, будто бы её создал любитель говорить наперекор. Это ментальный и духовный синтез историографии, философии и источниковедения. Прослеживаются и некоторые черты заимствования, в частности, из китайских философских систем и воззрений на космогенез древними философами Китая.

Основная теория это всё же географический детерменизм. Теория пассионарности скорее входит в структуру исследований взаимосвязи географических особенностей и типов этнических групп, которые формируются на тех или иных территориях. Что важно для понимания концепта Льва Гумилёва? Он не разделял человека и среду.

А среда в его понимании – часть космоса. В этой связи учёного следует считать представителем евразийского направления. Как видят космос западные мыслители? Это пространство, которое начинается за пределами атмосферы. Восточному же взгляду это всегда было чуждо. Космос нигде не начинается и не имеет предела.

Он проходит через ландшафты, которые мы видим, через нас самих. При этом сами мы – тоже в какой-то мере космос. Поэтому космические импульсы влияют на социальные группы, но взаимодействие это сложное.

Влияние происходит и в виде каких-то электромагнитных волн, и в виде гравитационного поля, и в виде природной среды мест обитания.

Когда в космосе происходят какие-то процессы, многие из которых неведомы нам по сей день, в социальных группах рождается больше активных и творческих, умных и целеустремлённых людей. Таким образом образуются пассионарии. Они становятся или великими творцами, или бросают свою личную энергию на социум.

И энергии у них так много, что они не думают о необходимости приспосабливаться к среде, а сами начинают формировать новую. Если пассионарий рождается в аристократической семье, имеет хорошие стартовые параметры, то он становится лидером, который входит в историю в качестве значимой фигуры.

Но некоторые так сильны, что переделывают мир даже в том случае, если изначально у них было крайне мало шансов на выживание.

Такие воззрения позволяют выдвинуть ещё один постулат. В квантовой механике его знают под названием «теория соответствия». Гармоничное развитие общества возможно только тогда, когда оно стремится к сближению со своим подобием.

Европа не чужда нам по каким-то идеологическим принципам. Однако всем жителям России удобнее жить внутренними, континентальными принципами, чем морскими, как это делают европейцы.

Нам не следует отрицать ценности демократии или рыночной экономики, но только делать всё нужно по-своему.

Историк-этнолог Лев Николаевич Гумилёв находит логическую невозможность тех конфликтов прошлого, которые нам преподносят в виде реальности. Он начинает собирать данные и приходит к выводу о том, что наши ближайшие «родственники» – это тюрки, монголы, китайцы, а не европейцы.

Он иначе относится к «татаро-монгольскому игу», к нужности «окна в Европу», которое «прорубил» Пётр I. Золотая Орда по Гумилёву – это ближайший союзник Руси, а противостояние монгольскому влиянию не выходило за рамки общей череды войн, которые всегда и повсеместно велись в прошлом между городами как центрами культуры и экономики.

В этой связи осада Козельска монголами трактуется как любая другая военная операция, которую проводила Рязань против других городов…

Отношение к теории Льва Гумилёва всегда было неоднозначным. Это вполне закономерно. Однако нам нужно понимать, что он был не тем человеком, который стал бы что-то излагать в угоду власти.

Наоборот, пусть власть сама видит заинтересованность в исследователях и мыслителях большого плана. При этом он не писал ничего такого, что шло бы в яркое противоречие с системой.

Поэтому сразу после XX съезда стал получать определённые возможности для научной деятельности.

Он был первым русским представителем когнитивной науки. В современном понимании это синтез нейрофизиологии, физики, математики, когнитивной психологии и некоторых других отраслей познания. Основной её задачей является поиск возможностей для формирования людей нового типа.

Лев Николаевич Гумилёв занимался тем же самым, но взгляд его был ретроспективным. И это очень полезно, поскольку независимое осмысление исторических фактов можно уподобить современным и дорогим исследованиям мозга.

Гумилёв же исследовал более среду обитания и не видел принципиальной разницы между тем, как люди воздействуют друг на друга и тем, как на людей воздействует ландшафт. Только в его понимании это часть космоса.

«История народа Хунну», «Открытие Хазарии», «Древние тюрки», «Этногенез и биосфера Земли», «Древняя Русь и Великая степь», «От Руси к России», «Из истории Евразии».

У него были сложные отношения с матерью, поэтессой Анной Ахматовой. Он вступал в конфликты со многими представителями власти – от руководителей экспедиционных отрядов до руководителей университета. Но самое главное – это независимость в формировании взгляда учёного.

Сейчас нас уже не удивляют фильмы и книги о том, что история России несколько раз подвергалась искажениям. Во времена Екатерины Великой, потом в советский период, в силу марксизма, понимаемого слишком жёстко. А тогда ничего такого не было.

Гумилёв был первым, кто пришёл к этому сам.

Его идеи до сих пор плохо вписываются в идеологические нормативы.

Эта независимость и стремление к порождению науки, в которой одна отрасль познания дополняет и обогащает другую, делает его пионером научной мысли. А вот пионером в детстве он никогда не был.

Красные галстуки детям дворянского сословия не полагались. И комсомольцем не был, но это не помешало ему в годы Великой Отечественной пойти на фронт добровольцем.

Наследие Льва Гумилёва принадлежит всем народам России и мира: cвоими трудами он показал величие и ценность цивилизаций Евразии. Учёный широко известен в странах постсоветского пространства и дальнего зарубежья, а его теория этногенеза находит живой отклик среди учёных всего мира.

Памятник Льву Николаевичу Гумилёву установлен в ЭТНОМИРе на территории этнодвора «Север, Сибирь и Дальний Восток» в честь 100-летия со дня рождения учёного – в октябре 2012 года. Автор скульптуры – Алексей Леонов.

Международный фонд «Диалог Культур – Единый Мир» также установил бюсты учёного в Евразийском национальном университете им. Л. Гумилёва в Казахстане, Монголии, Кыргызстане, на территории музея-квартиры Л. Гумилёва в Санкт-Петербурге.

Источник: https://ethnomir.ru/articles/lev-nikolaevich-gumilyev/

Смотреть лев гумилев видео бесплатно

Лев Гумилев. Гении и злодеи.

Лев Гумилёв. История с географией

Лев Гумилёв: возникновение суперэтноса

ЛЕВ ГУМИЛЁВ “Древняя Русь и Великая Степь” аудиокнига ч1

ЛЕВ ГУМИЛЕВ 'Древняя Русь и Великая Степь' аудиокнига ч 1

Лев Гумилёв: турецкий суперэтнос

ЛЕВ ГУМИЛЕВ 'Древняя Русь и Великая Степь' аудиокнига ч 1

ЛЕВ ГУМИЛЁВ 'Древняя Русь и Великая Степь' аудиокнига ч 2

Лев Гумилев. Жизнь Замечательных Людей.

Лев Гумилев

Лев Гумилев (документальный, биография, 2015)

Лев Гумилёв. Преодоление хаоса (2007)

Лев Гумилёв – Вторая печать (1999)

“Что делать?” Лев Гумилёв: все знают, кто понимает?

Лев Николаевич Гумилёв. Историк

Лев Гумилёв: надлом в Китае

Жизнь замечательных людей. Лев Гумилёв

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ГУМИЛЕВ

“Ты сын и ужас мой”. Анна Ахматова и Лев Гумилёв – Передача 1. Дорогами разлук

Лев Гумилёв: о слявянах и их соседях

Лев Гумилёв: зарождение мусульманского суперэтноса

Гумилев Лев – календарь важных дат Faberlic

Лев Гумилёв: Напалеон Боанапарт

ЭТНОГЕНЕЗ по ЛЬВУ ГУМИЛЁВУ (Видеоцитата)

ПАССИОНАРНЫЙ ТОЛЧОК по ЛЬВУ ГУМИЛЁВУ (Видеоцитата)

Великолепный Век – Карта “от А и до Я” Османская империя и Лев Гумилёв

Хунны

Путин о Куликовской битве в поддержку Гумилёва.

Лев Гумилев: Судьба и идеи

Феномен Льва Гумилёва

Гении и злодеи. Николай Гумилев. 2006

Феномен Льва Гумилёва

Лев Авсиян 1.Я и вы(Н.Гумилёв)2.Лёнька Королёв(Б.Окуджава)3.Я верю в тебя.Ялта.Дом Чехова.08.01.2017

Анна Ахматова и Николай Гумилёв

Маркази Лев Гумилёв расму оини Бадахшонро меомӯзад

Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева

Час истины – Древняя Русь и степь

5.116. Теория Гумилёва (теория этногенеза) – Ошибки в ней

Гумилев”Жираф”(Елена Ваенга)

Маскарад – Николай Гумилёв

Игорь Семёнов.1.Принцесса (стихи Н.Гумилёв) 2.Коктебель(стихи Л.Болдов). Ялта 06.01.2016

Видео презентация ЕНУ им Л Н Гумилева для олимпиады

Сергей Соколовский – Этнические феномены

Bota's birthday

Выступление С.Лаврова перед студентами Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева

Основы теории этногенеза Л.Гумилева.avi

Источник: http://nature-photographing.com/video/6342-lev-gumilev-video/

Загадка Льва Гумилёва

Лев Клейн

При всем обилии мемуарной и биографической литературы фигура Льва Гумилёва остается загадочной.

Загадочным остается его полное небрежение научными методами и принципами в большинстве работ — они начисто отсутствуют. Поэтому научное сообщество России его не признает, хотя он бешено популярен вне науки.

Загадочным остается его теперь уже несомненный антисемитизм. Это был болезненный факт для многих его друзей.

Анна Ахматова винила во всем советскую власть и лагерь. Возлюбленная ее сына Эмма Герштейн (2006: 351)1 вспоминает:

Лев Николаевич Гумилёв (1912−1992)

«Мы видели на протяжении многих лет человека, носящего имя Лев Николаевич Гумилёв, но хотя мы продолжали называть его Лева, это был не тот Лева, которого мы знали до ареста 1938 года.

Как страдала Анна Андреевна от этого рокового изменения его личности! Незадолго до своей смерти, во всяком случае в последний период своей жизни, она однажды глубоко задумалась, перебирая в уме все этапы жизни сына с самого дня рождения, и наконец твердо заявила: Нет! Он таким не был. Это мне его таким сделали».

И в другом месте: «Ее поражал появившийся у него крайний эгоцентризм. „Он провалился в себя“, — замечала она, или: „Ничего, ничего не осталось, одна передоновщина“» (2006: 387). Передонов — герой повести Сологуба «Мелкий бес», тупой провинциальный учитель, соблазняемый бесами.

Гумилёв не только предостерегал православную Русь от еврейской опасности, но и много говорил о бесах (об этом вспоминает священник отец Василий — 2006: 308).

Воздействие лагеря на образ мышления Л. Н. я выделил в своей критической статье 1992 г.

(«Нева», 4), предположив, что он был лагерной Шехеразадой, «толкая романы» уголовникам, и привычка подстраиваться под интересы своей лагерной публики повлияла на форму и содержание его сочинений, придав направленность его учению. Эта догадка вызвала возмущение у многих ярых приверженцев Гумилёва. Он не мог быть Шехеразадой! Он был пророком и учителем, вождем!

Судить об этом трудно. Гумилёв оставил очень мало сведений о своей лагерной жизни. И это само по себе тоже загадочно. «Почти четверть века посчастливилось мне дружить со Львом Николаевичем и учиться у него — говорил Савва Ямщиков (2006). — Беседы наши были доверительными и открытыми.

И только двух страниц своей труднейшей жизни ученый никогда не касался: страданий узника ГУЛАГа и отношений с матерью». Отношения с матерью — понятно, не для чужих. Открывались только близким. Конечно, лагерь — тяжелая тема для воспоминаний, но многие пишущие считают своим долгом и облегчением души поведать людям эту страшную быль.

А Гумилёв — признанный мастер слова, красочно описывающий прошлые века и дальние страны, другие народы и всякую экзотику. Он побывал в этом экзотическом мире лично, всё видел, испытал, способен рассказать всем. И молчит. Шаламов, Солженицын, Губерман, Разгон, Гинзбург, Мирек и бездна других выживших узников — все пишут, рассказывают, негодуют, обличают. А Гумилёв молчит.

Молчит не только в печати. Многие мемуаристы отмечают, что он и устно почти никогда не рассказывал о своем лагерном житье-бытье. Никому.

Обычно не желают вспоминать этот отрезок своей жизни те, кто был категорически недоволен собой в этом покинутом ими мире, для кого унижения лагерного быта не остались внешними факторами, а обернулись утратой достоинства, недостатком уважения среды. В лагере, где основная масса — уголовники, всё сообщество четко делится на касты.

Читайте также:  Алексей чумаков: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

В верхнюю касту попадают отпетые уголовники и «авторитеты». В среднюю, в «мужики», — вся серая масса.

В нижнюю касту, касту «чушков», беспросветная жизнь которых полна унижений, избиений и бедствий, попадают слабые, жалкие, смешные, интеллигенты, больные, неопрятные, психически неустойчивые, нарушившие какие-то законы блатного мира. Они ходят в отребье, едят объедки, ждут тычков и пинков отовсюду, жмутся по углам.

Спят воры на «шконках» первого яруса, мужики — повыше и на полу, чушки — под шконками или под нарами. Там есть известное удобство (изоляция, укрытность), но место считается унизительным, а в мире зэков престиж, семиотичность очень много значит.

Фотография Льва Гумилёва из следственного дела, 1949 г.

Я не стану сейчас подробно описывать эту систему — я сделал это в книге «Перевернутый мир».

Не сомневаюсь, что в конце своего многосоставного срока Гумилёв пользовался привилегиями старого сидельца и обладал авторитетом, а если исполнял функции Шехеразады, — то и уникальным положением. Но по моим представлениям, по крайней мере в начале своего прибытия в лагерь молодому Гумилёву пришлось неимоверно плохо. Он должен был по своим данным угодить в низшую касту.

Сугубый интеллигент, в детстве преследуемый мальчишками (2006: 25−27), с недостатками речи, картавый (сам иронизировал, что не выговаривает 33 буквы русского алфавита). Характер вспыльчивый, задиристый, тяжелый, неуживчивый (2006: 121; 265), «любил препираться в трамвае» (2006: 331) — именно такие попадали в чушки. Его солагерник по последнему сроку А. Ф.

Савченко (2006: 156) вспоминает, что физические данные у Гумилёва были очень невыгодные для лагеря: «Комплекция отнюдь не атлетическая. Пальцы — длинные, тонкие. Нос с горбинкой. Ходит ссутулившись.

И в дополнение к этим не очень убедительным данным Гумилёв страдал дефектом речи: картавил, не произносил буквы „р“… Кто картавит? Из какой социальной среды происходят картавые?» Савченко отвечает: дворяне и евреи. Обе прослойки чужды уголовной среде.

Савченко подчеркивает, что в этот срок, «несмотря на такой, казалось бы, внушительный перечень неблагоприятных свойств, Гумилёв пользовался среди лагерного населения огромным авторитетом.

Во всех бараках у него были хорошие знакомые, встречавшие его с подчеркнутым гостеприимством» (там же). Он рассказывает, как вокруг Льва Николаевича собирались многолюдные кружки слушать его истории (функции Шехеразады).

Но всё это потому, что как раз перед последним лагерным сроком политических отделили от уголовников, «благодаря чему жизнь в лагере стала сравнительно сносной». А до того? «То был кошмар» (2006: 167, также 157).

Но когда уголовники всё же оказывались в одном лагере с политическими, возникали эпизоды, подобные описанному тем же Савченко (2006: 168−172): «Рябой с ребятами бьет там жидов», а этим «жидом» оказался Л. Н. Гумилёв.

Есть и прямые свидетельства о деталях быта, которые вписываются в эту реконструкцию. О своем открытии пассионарности Гумилёв рассказывал так:

«Однажды из-под нар на четвереньках выскочил наружу молодой с взлохмаченными вихрами парень. В каком-то радостном и дурацком затмении он вопил: „Эврика!“ Это был не кто иной, как я.

Сидевшие выше этажом мои сокамерники, их было человек восемь, мрачно поглядели на меня, решив, что я сошел с ума…» (Варустин 2006: 485). И другим он рассказывал, что «теорию пассионарности придумал, лежа в „Крестах“ под лавкой»). Проговорился Л. Н.

, определил свое положенное место в камере — под нарами, под шконкой.

Лев Гумилёв и Анна Ахматова. 1960-е гг.

О раннем сроке Гумилёв сам вспоминает, что к 1939 г. совсем «дошел», стал «доходягой». В Норильлаге зимой 1939/40 г. с ним сидел Д. Быстролетов, который поместил свои воспоминания в «Заполярной правде» (23 июня 1992 г.). Быстролетову нужно было подыскать себе помощника, чтобы вытащить из барака тело умершего.

Один зэк растолкал доской спящего под нарами доходягу, это оказался Гумилёв. У Быстролетова сложилось впечатление, что Гумилёв имел «унизительный статус чумы», шестерки. Он, видимо, регулярно подвергался обычным унижениям этого люда.

Быстролетов описывает его как предельно ослабевшего, беззубого, с отекшим лицом, этот доходяга еле двигался и с трудом произносил слова, был одет в грязную одежду. Никаких вещей у него не было.

Воспоминания Быстролетова некоторые подвергают сомнению, поскольку тот сам был до ареста чекистом (разведчиком), но воспоминания эти очень реалистичны и согласуются со всем остальным, что мы знаем об этом периоде жизни Гумилёва.

Для Гумилёва это было особенно тяжело, потому что дворянская честь, уважение среды и сознание своей высокой миссии были его природой.

Контраст самосознания со своей неспособностью противостоять гнусной реальности был для него особенно катастрофичен.

Этот период неизбежно должен был наложить отпечаток и на последующие, когда положение Гумилёва улучшилось, когда он освоил статус Шехеразады и добился внимания и уважения солагерников, да и солагерники стали другими.

Зэк низшей касты никогда полностью не переходит в верхнюю ни в глазах окружающих, ни в собственном самоощущении. Сбросить это наваждение он может только со всем антуражем лагеря, откинув лагерь как кошмарный сон.

Поэтому люди этого плана стараются не вспоминать лагерную жизнь, гонят от себя эти кошмары, очищают память, чтобы выздороветь от лагеря.

Лев Гумилёв за рабочим столом. Ленинград, 1990-е гг.

Однако необратимые изменения психики почти неизбежны, остаются после лагеря. У тех, кто выдержал испытания и завоевал уважение среды, не оказался внизу, воздействие лагерного прошлого может быть укрепляющим — он выходит из лагеря если не добрее, то сильнее, чем туда был взят.

Те, кто был сломлен, кто не выдержал ужасных тягостей, не сумел отстоять свое достоинство в злой среде, навсегда ушиблены лагерем, у них изменилось общее отношение к людям — стало отчужденным и недоверчивым, самооценка стала нуждаться в постоянном подтверждении, самолюбие стало болезненным.

Эти люди постоянно ищут, на чем бы показать свое превосходство над другими — в ход идет всё: опыт, вера, национальность, пол…

Большой поклонник Гумилёва и Ахматовой, М. М. Кралин (2006: 444) вспоминает, как впервые увидел Гумилёва на заседании Географического общества 22 января 1971 г., где Гумилёв председательствовал, а доклад делала Нина Ивановна Гаген-Торн.

Она — «такая же старая, матерая лагерница, как и он, сидя на сцене, прихлебывала маленькими глоточками кофе из маленькой чашки и невозмутимо отвечала на яростные филиппики возражавшего ей по всем пунктам Льва Николаевича… В кулуарах Нина Ивановна говорила, что лагерь по-разному действует на человеческую психику, что у Льва Николаевича в этом смысле хребет перебит на всю оставшуюся жизнь. Но, кажется, он и сам этого тогда не отрицал».

Я думаю, что всё то, что распространяется по России под названием гумилёвского учения об этногенезе, не имеет ничего общего с наукой. Это мифы, сотворенные в больном сознании чрезвычайно одаренного человека под воздействием чудовищных обстоятельств его трагической жизни. Ненаучность этих талантливых произведений, абсолютно ясную всем профессионалам, он не видел и не понимал.

Между тем, в некоторых своих работах он был действительно замечательным ученым, сделавшим великолепные открытия, — это работы о циклических изменениях путей циклонов и влиянии этих изменений на жизнь и историю населения Евразии. Если бы он сосредоточился на этих явлениях, возможно, он был бы гораздо менее заметен в массовом сознании, но значительно более авторитетен в научном мире.

Фото с сайта gumilevica.kulichki.net

1 Многие воспоминания цит. по сб.: Воронович В.Н. и Козырева М.Г. 2006. «Живя в чужих словах…»: Воспоминания о Л.Н. Гумилёве. Санкт-Петербург, Росток.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Источник: http://trv-science.ru/2011/05/10/zagadka-lva-gumilyova/

Лев Гумилёв

В конце восьмидесятых годов прошлого века, когда советское общество наконец начало отряхиваться от всех этих блох и клещей под названием марксизм-ленинизм, исторический материализм, диалектический материализм и прочих кровососущих, огромную популярность получил Л.Н. Гумилев своими печатными изданиями и устными выступлениями. Еще бы.

С такой родословной и биографией! Сын расстрелянного большевиками поэта Н. Гумилева и опальной поэтессы Анны Ахматовой, сам отмотавший срок в сталинских лагерях, но ставший доктором исторических наук.

После поистине суконного стиля, которым те, кто называл себя «советскими историками», излагали казавшиеся им раз и навсегда незыблемыми истины, живой бойкий подчас полублатной слог Гумилева не мог не вызывать интереса, иногда переходящего в восторг. Тем более что весьма увлекательна была его теория исторического развития. У Гумилева все просто.

Где-то на Солнце произошла вспышка; излучение достигло Земли, но прошлось только по части ее территории, какой-то полосой, и здесь существа, приписываемые к виду Hono sapiens, получили генетическую встряску. Эту полосу определили изотерма января и ландшафт, т.е. наличие степей, гор, лесов и перелесков. Тут появились люди с особой психической структурой, отличающей их от прочих.

Они чрезвычайно активны, деятельны, способны на самопожертвование ради вдруг втемяшившейся им в голову идеи. Это пассионарии. Именно они и вершат все в истории. Пока их не перебьют. (В современном варианте, пока не пересажают). А перебьют их субпассионарии, сиречь скучные обыватели, которые не получили такого толчка и которых удручающее большинство.

Есть и те, кого вообще не стоит упоминать, не пассионарии и не субпассионарии. Какие-то просто отходы. Так и с народами, или, как предпочитал говорить Л.Н. Гумилев, этносами. Есть пассионарные этносы, правящие миром, но срок их существования ограничен то ли семьюстами, то ли восьмьюстами зим.

Потом они превращаются в субпассионариев (например, были викинги, а стали мирные тресколовынорвежцы), а потом вообще в «этносы-старички», которые не способны ни на что, кроме как сидеть в пещерах (например, цейлонские веды) и петь им самим не понятные песни, в туманной форме повествующие о давно ушедшем героическом прошлом.

Яркая, подчас выходящая за рамки приличий форма изложения этой, с позволения сказать, теории никак не могла скрыть того факта, что она была явным плагиатом. Всякий кто дал себе труд полистать безмерно скучную и безразмерно многословную книгу под названием «Моя борьба» А. Гитлера легко найдет и тут и там четкие параллели.

Чем бы там ни грозил Роскомназдор, когда-то называвшийся намного безобиднее, «Гослит», не считаю, что изложенные в «Майн кампф» идеи нельзя обсуждать. Гумилева печатать можно, а Гитлера почему-то нельзя. А в чем, в принципе, разница? Печатать надо все, обсуждать все; мы сами разберемся. А то получается по принципу «Спички детям не игрушка». Но мы-то не дети.

Сверхчеловеки, высшая раса, недочеловеки и т.д. и т.п. Один к одному. Разница только в терминологии. И жуткий антисемитизм. Конечно, академик Юлиан Бромлей много попортил крови Льву Гумилеву, но все же не до такой степени. Описывая зверства, которые совершили руссы, т.е. норманны, напав на Византию в 860 г., Л.Н.

Гумилев не преминул подчеркнуть, что такому безобразию их научить мог только один этнос, хазарские евреи. А иначе руссы до того, чтобы вбивать людям в голову гвозди, конечно, не додумались бы. Историки могут ошибаться, заблуждаться, что-то путать, но они не имеют права фальсифицировать, т.е. нагло подгонять факты под свои теорпостроения. Для Л.Н. Гумилева это было дело обычным. Сто лет туда, сто лет обратно, какая разница. Какая империя развалилась в 843 г? Карла Великого или Священная Римская? Какую нужно, чтобы «теория» сошлась, такую и возьмем.

А чего стоит такое его знаменитое утверждение.

“Постоянные набеги кочевников на оседлых земледельцев… это замаскированная форма межэтнического обмена: в набеге кочевник возвращает себе то, что теряет на базаре из-за своего простодушия и отсутствия хитрости.”

Зверские убийства, повальное изнасилование, разграбление, сжигание домов и полей, полон и порабощение людей это, оказывается, просто способ компенсировать убыток, который ты понес, когда пару лет назад по собственной глупости продал барана дешевле, чем мог бы. Так можно очень далеко зайти, и Л.

Гумилев готов был пойти далеко в своих писаниях. Кстати, говорят, что Чингисхан, завоевав Северный Китай, всерьез задумывался над тем, чтобы перебить все 50 миллионов китайцев и превратить эту территорию в степь.

Отговорили исключительно экологическим аргументом: противные китайцы за две тысячи лет так испоганили землю своими рисовыми полями, что трава тут толком не вырастет.

Читать книжки Гумилева интересно. Не спорю. Правда, когда вчитаешься, начинаешь понимать, что все это полная туфта.

Источник: https://www.livelib.ru/author/227558-lev-gumiljov

Ссылка на основную публикацию