Эдвард радзинский: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Эдвард Радзинский

Профессия историк, драматург, писатель, сценарист
Дата рождения 23 сентября 1936 года
Рост и вес 157 см. 70 кг.
Место рождения Москва, Россия
Лучшие работы “104 страницы про любовь”
Награды “ТЭФИ”

В детстве он, как и все дети, увлекался спортом, отдавая предпочтение легкой атлетике, футболу и плаванию. Благодаря своим интеллигентным родителям, юный Радзинский был развит не по годам.

Именно литературная деятельность его отца повлияла также на развитие творческих устремлений Эдварда.

Он рано начал писать, а когда ему исполнилось 16 лет, впервые было опубликовано одно из его произведений. 

Окончив школу, Эдвард Радзинский поступил в Московский историко-архивный институт, где учился у знаменитых историков тех времен, таких как Александр Александрович Зимин. 

Увлекшись в студенческие годы деятельностью выдающегося русского ученого, лингвиста и переводчика, изучавшего Индию Герасима Лебедева, Эдвард написал дипломную работу о его творчестве, которая была переведена на несколько языков и опубликована в одном из изданий ЮНЕСКО. 

Радзинский и сам заинтересовался культурой и историей Индии, которая вдохновила его на написание в пьесы “Мечта моя… Индия”, по которой в 1960 году на сцене Московского театра юного зрителя был поставлен спектакль.

В 1964 году режиссера Анатолий Эфрос поставил по пьесе Радзинского “104 страницы про любовь” одноименный спектакль на сцене Театра им. ЛЕНКОМа, который имел невероятный успех и в итоге был представлен почти во всех театрах СССР. А в 1968 году Георгий Натансон снял по нашумевшей пьесе фильм “Еще раз про любовь”, в котором главную героиню блестяще исполнила актриса Татьяна Доронина.

Безостановочно Эдвард Радзинский писал пьесы и другие произведения, каждое из которых было обречено на успех. Спектакли по его пьесам пользовались неизменной популярностью у зрителей. Самые известные из них: “Беседы с Сократом”, “Обольститель Колобашкин”, “Турбаза”, “Чуть-чуть о женщине”, “Продолжение Дон-Жуана”, “Театр времен Нерона и Сенеки” и многие другие.

Также постановки по его произведениям шли в ведущих мировых театрах: в Королевском театре Копенгагена, Театре Европы Парижа, театре “Кокто Репетори” Нью-Йорка и других. Также Радзинский написал несколько сценариев к фильмам и в середине 1980-х годов стал ведущим передачи “Загадки истории”, ставшая успешной и принесшая ему премию “ТЭФИ”.

Увлеченный историей, Эдвард Радзинский издал множество публицистических произведений, которые посвящал переворотным периодам, войнам, а также известным политическим деятелям, писателям, философам, композиторам и другим неоднозначным персонам. Героями его работ стали: Николай II, Распутин, Иосиф Сталин, Иван Грозный, Шатобриан, Моцарт, Сократ, Александр II и другие.

Личная жизнь

Первой женой Эдварда Радзинского была актриса Алла Гераскина, дочь известной детской писательницы Лии Гераскиной.

От этого брака родился сын Олег – бывший участник диссидентского движения, политический заключенный, ныне гражданин США, председатель совета директоров компании “Рамблер Медиа Групп”.

Второй женой его была актриса Татьяна Доронина. Ныне Радзинский женат на бывшей актрисе театра и кино Елене Денисовой (Укращенок).

Интересные факты

– Написал сценарии к фильмам: “Улица Ньютона, дом 1”, “День солнца и дождя”, “Еще раз про любовь”, “Чудный характер”, “Каждый вечер в одиннадцать”, “Ольга Сергеевна” (телевизионный фильм) и “Москва, любовь моя”

– Летом 2011 года спровоцировал ДТП, в результате которого погибла 24-летняя девушка. Радзинский признал свою вину, однако, в 2014 году все обвинения с него сняли

– В детстве был вратарем футбольной команды, боксировал и занимался легкой атлетикой, но больше всего любил бегать

– Увлекается ездой на беговых лыжах

– Его пьесу “104 страницы про любовь” поставили в 120 театрах СССР, а “Старую актрису на роль жены Достоевского” – в 12 странах мира

– Писатель Габриэль Гарсиа Маркес написал большую статью о творчестве Радзинского, в которой признался, что книги последнего изменили его представления о некоторых моментах и персонажах в истории России

Признание и награды

Орден “За заслуги перед Отечеством” IV степени, 2006 год

Почетный член Российской академии художеств

Международная премия им. Кирилла и Мефодия, 1997 год

Премия “Литературной газеты”, 1998 год

ТЭФФИ, 1997, 1999, 2003, 2004 годы

Признан “человеком десятилетия” пользователями портала Rambler, 2006 год

Российская национальная актерская премия имени Андрея Миронова “Фигаро” в номинации “За служение русскому репертуарному театру”, 2012 год

Источник: https://hochu.ua/cat-dossier/article-55648-/

Эдвард Радзинский. Биография писателя. Личная жизнь. Фото

Эдвард Радзинский – знаковая личность в истории современной литературы, талантливый драматург, сценарист, родился 23.09.1936 года, коренной москвич.

Детство

Семья будущей знаменитости имела прямое отношение к искусству. Его отец, человек в высшей степени интеллигентный и образованный, свободно изъяснявшийся на нескольких языках, тоже был писателем. Мать до замужества работала старшим следователем в Ярославской губернии. Оттуда она получила перевод в Москву, где и познакомилась со своим будущим мужем.

Эдвард рос очень умным и смышленым мальчиком. Отец всячески старался привить ему хорошие манеры и безупречный вкус. Он рано познакомил сына с качественной литературой и пробудил в нем интерес к творчеству.

Во многом благодаря ему ребенок не только прекрасно учился в школе, но и рано попробовал свои силы в литературе. А к 16 годам уже опубликовал свое первое авторское произведение.

Карьера

В старших классах Эдвард очень заинтересовался историей. Это повлияло и на дальнейший выбор профессии. Получив аттестат, он решил поступать в историко-архивный институт, чтобы глубже изучить этот предмет. Там тогда преподавали интереснейшие люди, настоящие герои своего времени, работавшие над уникальными исследованиями.

Фото писателя Эдварда Радзинского

Со временем Радзинского заинтересовали восточные исследования, и он очень увлекся Индией, которая тогда казалась ему недостижимой и сказочной страной. Основанная на работах выдающегося ученого Лебедева, его дипломная работа поразила своей глубиной даже преподавателей и впоследствии была опубликована на нескольких языках.

Сам же Раздинский был настолько под впечатлением рассказов об Индии, что написал свою первую серьезную пьесу «Индия… мечта моя», в 1960 году поставленную на сцене Театра Юного зрителя. В работе над ней ему хорошо помогла переписка с Магадевом Прасадом – известным индийским ученым, который тоже был увлечен трудами Лебедева.

Но настоящий успех Раздинскому как талантливому сценаристу принес спектакль, поставленный тогда еще только начинавшим свою карьеру режиссером Анатолием Эфросом по пьесе «104 страницы про любовь». Успех был ошеломительным, и каждый раз, когда пьеса шла на сцене Ленкома, в зале был аншлаг.

Произведение молодого автора сразу же перекочевало в репертуар еще нескольких ведущих театров. А через четыре года по ней был снят фильм с похожим названием «Еще раз про любовь», главные роли в котором сыграли красивейшие актеры Советского Союза Татьяна Доронина и Александр Лазарев.

Так началось триумфальное шествие произведение Раздинского по лучшим столичным и мировым театрам. За период с начала творческой деятельности Раздинского как театрального сценариста до 1988 года, когда в стране разразился серьезнейший кризис искусства, он написал более 20 пьес, поставленных в отечественных и зарубежных театрах.

В 1995 начинается его активное сотрудничество с Первым каналом в плане создания исторических и драматических сериалов. Раздинского всегда интересовали выдающиеся исторические личности, и именно исследованиям их жизней он посвятил всего себя.

Писатель Радзинский. Фото

Это нашло отображение в его книгах, а также помогло созданию интереснейших сериалов, которые с удовольствием смотрели даже люди, никогда ранее не интересовавшиеся историей.

Все дело в своей собственной оценке исторических событий, которую Радзинский всегда считал себя вправе озвучивать, и своеобразной, свойственной только ему манере изложения и подачи исторического материала.

В его книгах нет перечисления сухих фактов. История в них оживает, а выдающиеся личности приобретают индивидуальные черты характера. Читателю и зрителю они становятся близки, а мотивы их поступков – понятны.

Работы Радзинского заставили многих пересмотреть свое отношение к историческому прошлому и ближе познакомиться с такими выдающимися личностями как Сталин, Нерон, Княжна Тараканова, Наполеон, Гитлер, Казанова, династия Романовых, Распутин, Александр II и многими другими. Автором написано более полусотни ярчайших талантливых произведений, переведенных на множество языков мира.

Эдвард Раздинский по праву считается выдающимся современным литературным деятелем мирового масштаба. Он является обладателем множества престижных литературных наград и премий, в том числе четырехкратным обладателем ТЭФИ за талантливые киносценарии.

В настоящее время, несмотря на возраст, активно продолжает творческую деятельность и прилагает большие усилия для развития молодых талантливых авторов.

Личная жизнь

О своей личной жизни писатель никогда не рассказывает в интервью и не пишет в своих книгах. Он утверждает, что слишком сильно уважает женщин, которые были рядом с ним, чтобы позволить себе выставлять напоказ семейные тайны. Поэтому достоверно известны лишь немногие факты.

Его первой супругой стала девушка из литературных кругов, дочь известной и успешной советской писательницы Лии Гераскиной Алла. Брак этот был довольно ранним и продлился недолго. Однако на свет успел появиться их совместный ребенок – сын Олег. В 60-е годы он стал активным участником движения диссидентов, за что был осужден и выслан из Москвы в Сибирь.

С началом перестройки его выпустили, но, опасаясь повторения истории, он принял решение эмигрировать в США, где и проживает в настоящее время. Туда же со временем перебралась и первая супруга Радзинского. Олег пошел по стопам отца, тоже активно занимается писательством, но видятся они редко.

Во второй раз под венец Раздинский отправился с первой красавицей и секс-символом советского кино Татьяной Дорониной, с которой познакомился на съемках фильма «Еще раз про любовь». Вокруг этого союза ходило множество сплетен, от которых быстро устали оба супруга.

Татьяна Доронина — вторая супруга

Детей в этом браке не было, и через несколько лет они приняли совместное решение о разрыве, сумев сохранить при этом дружеские отношения на всю жизнь.

Нынешняя спутница и законная третья супруга Раздинского – тоже бывшая актриса. Писатель никогда не скрывал свою страсть к красивым женщинам. Они встретились, когда Елена Денисова была в самом начале своей актерской карьеры, которая обещала быть блестящей.

С Еленой Денисовой

Но ради супруга она оставила творческую деятельность и полностью посвятила себя его проектам и занятиям благотворительностью. Возможно, благодаря этому их брак стал счастливым несмотря на 24-летнюю разницу в возрасте. Совместных детей у них нет.

Источник: https://infovzor.ru/e-dvard-radzinskij-biografiya-pisatelya-lichnaya-zhizn-foto/

Эдвард Радзинский, жена

Известный российский писатель, сценарист, драматург и телеведущий, написавший множество книг и сценариев к фильмам, ставшим популярнейшими и любимейшими у миллионов зрителей, прожил интересную, насыщенную разными событиями жизнь, в которой было место и для приятных встреч и романов. Он был женат три раза, и все его жены – известные и талантливые женщины.

Первая жена Эдварда Радзинского

Первой супругой драматурга была актриса Алла Гераскина, дочь замечательной писательницы Лии Гераскиной, известной по сказке «В стране невыученных уроков», а также по пьесе, по которой был снят фильм «Аттестат зрелости».

Алла в свое время окончила Ленинградский педагогический институт, а потом Щукинское театральное училище. Несмотря на то, что она стала профессиональной актрисой, главным увлечением Аллы Гераскиной, позже взявшей фамилию мужа, была литературная деятельность.

На фото – Алла Гераскина

Она не только переводила с французского стихи и романы, но и писала сценарии к популярной некогда передаче «Кабачок 13 стульев».

А позже, когда в 1988 году она покинула СССР и поселилась в США, Алла Васильевна начала писать книги, в основном, основанные на воспоминаниях об известных советских актерах.

Первая жена Эдварда Радзинского стала единственной женщиной, подарившей писателю ребенка – сына Олега.

Сын Эдварда Радзинского

В биографии Олега Эдвардовича Радзинского, родившегося в 1958 году, было немало драматичных событий, но он показал себя сильным человеком, способным победить все несчастья.

Когда сыну Радзинского было одиннадцать лет, он сломал позвоночник и два года провел в гипсе. Позже Олег окончил филологический факультет МГУ, поступил в аспирантуру, и снова в его жизни наступила «черная» полоса – за чтение «антисоветчины» Радзинский-младший был арестован, на него завели дело, по которому осудили на шесть лет лагерей строго режима для рецидивистов.

На фото – сын Радзинского Олег

Когда в стране наступили перестроечные времена и начали освобождать диссидентов, в 1987 году Олег Эдвардович получил свободу и сразу был вынужден уехать в США. Там он поступил в Колумбийский университет, а позже стал инвестиционным банкиром и управляющим директором шестого по величине европейского банка.

На сделке по приобретению и продаже российского «Рамблера» Олег Радзинский заработал примерно полмиллиарда долларов, и на эти деньги перевез семью во Францию, отошел от финансовой деятельности и занялся литературной.

Вторая жена Эдварда Радзинского

Во второй раз драматург женился на одной из самых красивых советских и российских актрис Татьяне Дорониной. Они были знакомы по БДТ, где ставились пьесы Радзинского, в которых играла Доронина.

Их роман был очень стремительным – Радзинский давно был неравнодушен к Татьяне Васильевне, и как только у нее случилась размолвка с предыдущим мужем, воспользовался ситуацией и предложил ей руку и сердце.

На фото – Татьяна Доронина

Их брак просуществовал всего два года, и все это время Татьяна Доронина была для Радзинского не только женой, но и музой – он писал под нее пьесы, в которых актрисе доставались главные роли. После развода они остались близкими друзьями и до сих пор их связывают теплые отношения.

Читайте также:  Сергей бубка – краткая биография, фото, видео

Третья жена Эдварда Радзинского

В третий раз Эдвард Станиславович женился на актрисе Елене Укращенок (Денисовой), которая на двадцать четыре года младше своего мужа. Многим эта актриса известна по роли в фильме Аллы Суриковой «Ищите женщину», в котором она сыграла роль секретарши по имени Виржиния.

На фото – Елена Укращенок и Эдвард Радзинский

Тогда она была двадцатитрехлетней выпускницей ГИТИСа, а спустя четыре года после этой роли Укращенок ушла из профессии. Елена родом из Свердловска, а ее детство прошло в Алма-Ате. Когда девочка училась в четвертом классе, родители переехали в Москву, и с тех пор ее биография связана с российской столицей.

В период работы над фильмом «Ищите женщину», актриса была замужем за своим однокурсником Игорем Денисовым и то, что она беременна, узнала во время съемок.

Несчастный случай во время спектакля, в котором Елена играла чертенка, изменил всю ее дальнейшую жизнь – она сломала лодыжку и много времени провела на больничной койке. В тот период Денисова познакомилась с известным актером Саидом Баговым, приобщившим ее к вере в бога.

Эта вера стала причиной того, что актриса ушла из профессии и посвятила свою жизнь наставлению на путь истинный алкоголиков и наркоманов.

На фото – Радзинский с третьей женой

Кроме того, Елена пишет стихи на религиозные темы, и в этом ей помогает муж – Эдвард Радзинский. Многим людям больным алкоголизмом помощь Елены помогла встать на путь истинный и прийти к богу.

Она сотрудничает с городской программой «Анонимные алкоголики» и ходит на занятия групп, которые каждое воскресенье собираются в храме Косьмы и Домиана в Столешниковом переулке Москвы.

С Радзинским Елена познакомилась, когда уже была глубоко верующим человеком, и писатель с глубоким уважением отнесся к ее вере. Жена Эдварда Радзинского благодарна мужу за то, что он не ограничивает ее свободу и никогда не пытался сломать ее.

Она ценит в своем супруге чувство сострадания, нежность, огромный природный юмор, щедрость и талант. Елена и Эдвард Станиславович бесконечно счастливы друг с другом, а их семья – гармоничный союз двух талантливых людей.

Источник: http://ego-zhena.ru/blog/ehdvard_radzinskij_zhena/2017-05-03-323

Эдвард Радзинский: биография, факты из жизни, видео

Приветствую новых и постоянных читателей! В статье «Эдвард Радзинский: биография, факты из жизни, видео» — о детстве, юности, о семье известного писателя-историка.

«Я антиобщественный, очень замкнутый человек. На даче в Красновидово часами один гуляю по полям и по лесу» Э.С. Радзинский

Биография Эдварда Радзинского

Дата рождения: 23 сентября 1936. Место рождения: Москва, РСФСР, СССР. Гражданство (подданство): СССР, Россия. Род деятельности: советский и российский писатель-историк и драматург, сценарист и телеведущий. Годы творчества: с 1958. Жанр: пьеса, роман, повесть.

Член Совета по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации (2001-2008). Член творческого совета журнала «Драматург», общественного совета газеты «Культура». Он также является академиком Российской академии телевидения ТЭФИ.

Эдвард Радзинский — председатель попечительского совета литературной премии «Дебют», сопредседатель Литературной академии-жюри Национальной премии «Большая книга». Знак зодиака — Дева. Рост: 157 см.

Детство

Биография Эдварда Радзинского начинается в Москве, где он родился  в семье известного драматурга и сценариста Станислава Адольфовича и Софьи Юльевны Радзинских. Родители воспитывали в своем сыне высокие нравственные начала, над которыми не были властны ни веяния времени, ни государственный строй.

Интеллект Эдварда был развит не по годам, чему способствовало общение с отцом, типичным представителем старой русской интеллигенции. Литературная деятельность отца повлияла также на развитие творческих устремлений сына. Эдвард рано начал писать. В 16 лет  было впервые опубликовано одно из его произведений.

Признание

О творчестве писателя нужно рассказывать отдельно. Это очень объемная информация. Для тех, кто интересуется произведениями этого гениального автора, есть возможность все посмотреть в интернете. Огромнейшая библиография!

Эдвард Станиславович окончил Московский историко-архивный институт. Широкая известность пришла к Радзинскому после того, как Анатолий Эфрос поставил в Театре имени Ленинского Комсомола его пьесу «104 страницы про любовь». По пьесе был поставлен фильм «Еще раз про любовь» с Дорониной и Лазаревым в главных ролях.

Прокатившись, подобно шквалу по отечественным театрам, пьесы Радзинского завоевали зарубежные подмостки: были поставлены спектакли в Королевском театре Копенгагена, Театре Европы Парижа, театре «Кокто Репетори» Нью-Йорка.

В то же время Эдвард Станиславович активно работает над созданием сценариев для кино и телевидения: «Москва — любовь моя», «Каждый вечер в одиннадцать», «Чудный характер», «Улица Ньютона, дом 1», «День солнца и дождя», «Ольга Сергеевна».

С середины 80-х оглушительный успех завоевали передачи «Загадки истории» с участием самого Эдварда Радзинского. Он мгновенно околдовывал слушателей своим непревзойденным ораторским искусством.

Увлекательные истории о великих политических деятелях, монархах и тиранах, палачах и сатрапах, гениях и злодеях пользовались неизменной популярностью у огромной аудитории российских и зарубежных телезрителей, и были неоднократно удостоены национальной телевизионной премии «Тефи».

Радзинского любят или ненавидят, с его точкой зрения соглашаются или отвергают с негодованием и отвращением. Но важно одно — равнодушных нет. Радзинский известен как публицист и как драматург.

Эдвард Радзинский: личная жизнь

Писатель не любит говорить о своей личной жизни. Он даже как-то признался в одном интервью: «Женщины, которые были со мной, подарили мне великое счастье. И самое время мне в который раз ответить: моя личная жизнь — всегда за занавесом. Я слишком уважаю женщин, которые наградили меня этим счастьем».

Я полностью разделяю эту философию. Здесь есть любовь. Но все же совсем немного приоткроем «занавес», потому, что всегда хочется знать больше о гениальном человеке.

Алла Гераскина

Актриса Алла  Гераскина взяла в браке фамилию мужа, Радзинского. Алла училась в Ленинградском пединституте, потом в Щукинском училище. Писала сценарии к популярному в СССР «Кабачку «13 стульев», была завлитом в московском Театре миниатюр, переводила романы и стихи с французского.

Позже, уехав в США (в 1988-м), Алла Васильевна стала писать книги. «Не отражаясь в зеркалах» — это воспоминания об актерах, режиссерах, писателях, которые были ее друзьями: Андрее Миронове и Валентине Гафте, Михаиле Жванецком, Сергее Юрском, Александре Ширвиндте, Михаиле Козакове…  «Я живу в Америке, на пятом этаже» (2002).

Мама Аллы — Лия Гераскина, замечательная писательница. По ее пьесе снят фильм «Аттестат зрелости». Ее сказка «В стране невыученных уроков» («Полтора землекопа», «Казнить нельзя помиловать» — это все оттуда) стала мультфильмом.

Сын Олег

От брака с Аллой Васильевной  в 1958 году родился сын Олег. Сейчас он живет в Ницце. В его биографии немало драматических поворотов. Начиная с 11 лет. Олег сломал позвоночник и два года прожил в гипсе.

Потом он окончил филфак МГУ, поступил в аспирантуру… и был арестован за чтение «антисоветчины». Дело политзаключенного состояло из семи томов. Лефортовская тюрьма, лагерь строгого режима для рецидивистов в Томской области.

Почти 6 лет лагерей.  Потом, когда на волне перестройки советское правительство стало освобождать диссидентов, Олега Радзинского прямо из зоны вышвырнули в США. Это был 1987 год. (Мать поехала к сыну в 1988  и больше не возвращалась в Россию). Новая жизнь Олега началась с учебы в Колумбийском университете.

«Когда-то я был филологом, но потом жизнь стала суровой, пришлось стать инвестиционным банкиром», — вспоминает Радзинский-младший, ныне управляющий директор шестого по величине европейского банка.

В 2002-м Олег Эдвардович покупает российский «Рамблер», через несколько лет продал компанию Потанину. Заработал на сделке около полумиллиарда долларов и решил, что хватит. Поселился с семьей во Франции и стал писать книги. Самая известная из них — «Суринам». В ней есть и описание жизни самого Олега.

Татьяна Доронина

Второй женой Эдварда Станиславовича была Татьяна Доронина. Радзинский писал ей пьесы, она блистала, а потом они расстались. (Я, дорогой читатель, более написать не имею права. Это чужая личная жизнь). Но известно,что Радзинский остался для Дорониной «самым близким и родным» до сих пор.

Елена Денисова

Сейчас Радзинский женат на бывшей актрисе театра и кино Елене Денисовой (Укращенок). Елена моложе мужа на 24 года. Она давно оставила театр и съемки в кино. Занимается благотворительностью, в чем всегда находит поддержку супруга.

Награды

  • Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2006) — За большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную деятельность;
  • Почетный член Российской академии художеств;
  • Международная премия им. Кирилла и Мефодия (1997);
  • Премия «Литературной газеты» (1998);
  • ТЭФИ (1997, 1999, 2003, 2004);
  • Признан «человеком десятилетия» пользователями портала Rambler (2006);
  • Российская национальная актерская премия имени Андрея Миронова «Фигаро» в номинации «За служение русскому репертуарному театру» (2012).

Эдвард Радзинский: биография:

Друзья, оставляйте отзывы к статье «Эдвард Радзинский: биография, факты из жизни, видео». Поделитесь информацией с друзьями в социальных сетях.

Источник: https://damy-gospoda.ru/edvard-radzinskij-biografiya/

Эдвард Радзинский

Начиная с шестидесятых годов писатель Эдвард Радзинский стал знаменит в России. Он прославился после постановки Анатолием Эфросом спектакля “104 страницы про любовь” по одноименной пьесе драматурга в Театре имени Ленинского Комсомола. Она имела такой грандиозный успех в Москве, что, подобно цунами, прокатилась по всем театрам страны.

После этой постановки публика жаждала очередного произведения автора как глотка свежего воздуха. Радзинский писал пьесу за пьесой – и ни одна не ложилась на пыльную полку до лучших времен.

Все до единой ставились, окружая автора ореолом мощной славы, свет которой смог пробиться даже сквозь железный занавес.

По его пьесам стали ставить спектакли в Нью-Йорке – театр “Кокто репетори”, в Париже – Театр Европы, Королевский театр в Копенгагене… Поверьте, этот список весьма обширен.

В восьмидесятых Радзинский стремительно завоевал телевидение. Достаточно было посмотреть хотя бы одну из его передач, чтобы стать его преданным поклонником и с нетерпением ждать выхода новых. Лев Аннинский тогда назвал его “бесспорным лидером среди наших телеведущих”.

Ну, а в девяностых Эдвард Радзинский легко – так, во всяком случае, кажется со стороны, обрел популярность прозаика, пишущего о выдающихся исторических личностях. Пишущего просто и доступно, словно о наших с вами соседях.

Среди множества его исторических повествований мировыми бестселлерами стали две документальные книги: о расстреле Николая Второго и его семьи и “Сталин”. Можно долго гадать, кто он на самом деле – драматург, телеведущий или прозаик. Можно ломать голову над тем, как ему удается достигать совершенства в столь разных амплуа.

Но, похоже, истина заключена во фразе, сказанной им в одном из интервью: “Я никогда ничего не делал потому, что это было кому-то надо. Надо было только мне…”

Однажды в начале восьмидесятых он торопился на генеральную репетицию спектакля по своей пьесе “Театр времен Нерона и Сенеки” в Театре имени Маяковского. Шел вместе с американкой, художественным руководителем нью-йоркского театра “Кокто репетори”.

Радзинский сильно переживал и проклинал Министерство культуры, которое в тот день должно было либо запретить, либо разрешить пьесу Проклинал потому, что справедливо считал это насилием над ним и его творчеством. Зато его спутница, увидев огромную толпу около театра, пришла в полный восторг.

И сказала, что он счастливый человек, потому что она никогда не видела, чтобы столько людей пришли на спектакль, ничего не зная о нем из статей критиков. “Пришли лишь потому что прочитали пьесу…” Сам автор считает так: “…Она не могла представить, что пьесу никто, естественно, не читал. Была лишь одна причина подобного столпотворения.

Она заключалась в мощной рекламе, которую делало театру Министерство культуры. Реклама эта называлась – “запрещение”. Ибо запрещение спектакля и воспринималось как знак качества. Театр тогда не понимал, что, запрещая, министерство становилось соавтором его успеха.

Сейчас такой рекламы уже нет и никогда (к несчастью для некоторых, чьи репутации и были построены на подобных запрещениях), дай бог, не будет. Теперь театр – это только театр. И я счастлив этому обстоятельству… Но в прошлом был определенный парадокс… Я часто повторяю и

звестную формулу: “Все хорошее, что нам говорили о социализме, – это ложь. Но все плохое, что нам говорят о капитализме, – это правда”.

Судите сами, после продолжительного сопротивления Министерство кинематографии давало Андрею Тарковскому деньги на съемки фильма, который был враждебен власти и не сулил успеха у массового зрителя.

А на Западе он их искал трудно, и не нашел, и не мог найти, к примеру, в Америке – законодательнице киномоды. Ибо Голливуд ни в коем случае не место для рискованных творческих поисков, для “трудного кино”.

И у нас времена больших средств на некассовое кино уходят сейчас безвозвратно. Зато художники получили полную свободу творчества… Знаете, свобода – это очень трудная вещь. Я без нее уже не выживу, но подавляющему большинству она оказалась не нужна…

Кроме того, теперь приходится не только работать, творить, но и непременно думать об одобрении… Нет, не власти, которая еще недавно, отняв свободу, давала художнику гарантированную пайку и требования которой были ясны и предсказуемы.

Но думать об одобрении весьма ветреного, постоянно меняющего вкусы читателя или зрителя…”

Каждая пьеса Эдварда Радзинского мгновенно становилась хитом театрального сезона. Особенно те, в которых он писал о любви, – “Она в отсутствии любви и смерти”, “Продолжение Дон-Жуана”, “Приятная женщина с цветком и окнами на север”…

Женщины страны, омыв слезами трагическую судьбу стюардессы в фильме “Еще раз про любовь” (снятом по пьесе “104 страницы про любовь”), которую сыграла Татьяна Доронина, нутром ощутили, что в его пьесах можно прикоснуться к истинной любви и насладиться ею, хотя бы со стороны.

Потому что в нашей стране открыто говорить о любви полов тогда запрещалось. Зато одобрялось выражение теплых чувств к лидерам страны и компартии. Но против природы не попрешь.

Читайте также:  Никита михалков: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

И ежели по Москве проносился шепоток о запрете спектакля, “потому что про любовь”, то тут уж люди “сходили с ума” от желания попасть на него любой ценой.

Стал легендой случай, когда в Театре Ленинского Комсомола на премьере поставленного Эфросом спектакля по пьесе Радзинского “Снимается кино” самого автора избила милиция, охранявшая вход в театр от обезумевшей, рвущейся в театр толпы… А писатель Валентин Катаев вообще не смог увидеть в тот день спектакль – настолько сильно толпа стиснула его в своих бешеных объятиях, что Катаеву стало плохо…

Радзинский: “…Эта формула – поэт в России больше, чем поэт – напрямую относилась и к театру. Люди в России, сами того не подозревая, шли в театр как на политический митинг. Это была своего рода “гласность в темноте”.

Они ловили малейшие намеки и воспринимали все через призму Эзопова языка. И радостно аплодировали отрицательным героям. В период строжайшей цензуры был разработан такой лукавый ход в литературе.

Главные запретные мысли автора передавались именно отрицательными персонажами. В том мире постоянн

й лжи, где “дважды два – пять”, публика необычайно радовалась, когда ей сообщали крамольную истину, что “дважды два все-таки четыре”. Это воспринималось зрителями как откровение.

Потом наступила перестройка и свобода от цензуры… Театр должен был стать не властителем дум, а властителем чувств. А это совсем другое. Как и в литературе. Все ожидали, что без коммунистического гнета она рывком рванется вверх, подобно распрямившейся пружине. Увы, ни в литературе, ни в театре этого не произошло.

Потому что “служенье муз не терпит суеты”, а перестройка – это огромное количество человеческих действий, это суета.

Великая литература вызревает лишь в покое, в годах покоя и размышления, когда появится поколение художников, не только свободных от ужасных привычек выражать свои мысли в полуфразах, в Эзоповом языке, но попросту не знающее, что такое “внутренний цензор” и страх Слова. Так же и режиссеры…

Один замечательный режиссер, чтобы защитить от цензуры пьесу Теннесси Уильямса “Трамвай “Желание”, поставил ее с хорошим концом. Думаю, бедный автор умер бы, увидев, что сделали с его пьесой… Вот когда подобные рассказы будут вызывать не улыбку, а недоумение, – у нас начнет рождаться новое искусство”.

В те годы интерес советских женщин к молодому преуспевающему драматургу, безусловно, подогревала его любовь к звезде театра и кино – актрисе Татьяне Дорониной.

Они познакомились, когда режиссер Товстоногов ставил пьесу Радзинского в ленинградском БДТ, а Доронина играла в ней главную роль.

На кухнях Москвы и Ленинграда разворачивались настоящие дискуссии в поисках ответа на один вопрос: “За что?” За что его полюбила всенародно признанная красавица, тайный образ сексуальных фантазий тысяч советских мужчин и зависти миллионов женщин.

Пожалуй, многие нашли для себя ответ лишь годы спустя, когда завораживающая магия обаяния этого человека пришла в каждый дом с экранов телевизоров. Стоило Эдварду Радзинскому начать просто и умно говорить о великом, он мгновенно околдовывал слушателей своим непревзойденным ораторским искусством.

Страсть двух знаменитостей давно уже стала историей, как и грандиозный успех его пьес о любви, в которых, по легендам, все игравшие актеры влюблялись друг в друга. Бросали семьи, создавали новые и вообще совершали глупейшие поступки, с точки зрения здравого смысла, на которые толкает романтическое увлечение.

Почему погасла вулканическая любовь двух знаменитостей? Почему они разошлись? Об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам Радзинский никогда об этом не скажет.

Он считает недостойным выносить личные тайны на всеобщее обсуждение.

Но, между прочим, примерно в те же годы, когда распался их брак с Татьяной Дорониной, драматург Эдвард Радзинский перестал писать пьесы о любви и о своих современниках.

В одном из интервью он сказал об этом так: “Во-первых, это стало скучно, а во-вторых, что бы ни делал, в

се было нельзя. Я почувствовал себя великим изобретателем, потому что понял: надо писать про Историю – там все можно. И когда ты пишешь о великих, они, давно умершие, мистически становятся соавторами. И документы, которые столько лет безуспешно искали, сами идут к тебе… Ты “вызываешь” документы, как чеховская “Ведьма”.

Самая известная историческая трилогия Радзинского состоит из трех пьес: “Лунин”, “Беседы с Сократом”, “Театр времен Нерона и Сенеки”. Все они были поставлены во многих театрах мира, в том числе и в России. Автор вспоминает, как это происходило в Нью-Йорке, в театре “Кокто репетори”: “…Этот театр находится на Гринвич Виллидж.

Он существует уже не один десяток лет, притом что ставит в основном классику. Я один из немногих авторов этого театра, у которых не была проставлена дата смерти, и я с некоторым смущением смотрел в программке на свой год рождения, после которого шла черточка и… пустое место, весьма похожее на ожидание…

Этот театр репертуарный, обращенный к европейской культуре, который никогда не унижается ни до попсы, ни до самой легкой сексуальности. Когда я видел, как в Театре имени Маяковского в моем спектакле “Театр времен Нерона и Сенеки” сыграла проститутку наша актриса, то думал, что уж в Америке-то они поработают вовсю.

И вдруг я обнаружил, что как раз у них спектакль абсолютно пуританский. Это вам не в Театре Маяковского, где проститутка была действительно проституткой. Американцы мне объяснили: “Мы другой театр, и у нас не только не может быть сексуальной эксплуатации женского тела. У нас не может быть даже намека на это…” Это театр идеи.

Актеры в нем получают небольшую зарплату, но они любят свой театр, который в Америке относится к системе офф-бродвейских театров. Для них характерна такая формула: “Если ты актер на офф-Бродвее, то скажи, в каком ресторане ты работаешь в свободное время…”

Однажды художественный руководитель театра и режиссер моих спектаклей давала интервью нашему журналисту о моих пьесах в “Кокто репетори”. Они беседовали в ресторане.

Вдруг подошел официант и спросил у нее: “А когда у вас будет идти следующая пьеса Радзинского?” Наш корреспондент поразился моей популярности в Америке, где даже официанты знают о моих пьесах. Но на самом деле этот официант был актером другого театра на офф-Бродвее, и он всего лишь спросил свою коллегу о моих пьесах…

Становясь актерами таких театров, люди, безусловно, приносят жертву. Это трудная и абсолютно некоммерческая работа и жизнь. В Америке считается, что они служат прежде всего себе, а не обществу. Вот адвокаты, врачи – они служат обществу, поэтому должны получать много денег за свой труд.

Искусство же, где люди находят самоудовлетворение, оплачивается плохо. Например, профессия писателя на Западе обычно сопряжена с преподаванием в университетах, где литераторы и зарабатывают деньги, чтобы потом иметь возможность писать…”

Пьеса “Старая Актриса на роль жены Достоевского” впервые была поставлена во Франции, в Театре Европы.

Французская пресса назвала ее одной из самых странных пьес Радзинского, “в которой вымысел становится реальностью и где даже после окончания пьесы мы так и не знаем, кто были ее герои”.

Сам автор признался, что у него эта пьеса вызывает ощущение чего-то, что вот-вот поймешь, но так никогда до конца и не поймешь…” Он уверяет, что все его пьесы – “это театр в театре. И что главный герой в них – театр”.

С тех пор как Эдвард Радзинский в очередной раз поменял амплуа и стал прозаиком,, его пути с русским театром шли параллельно. Правда, год назад они пересеклись в Театре сатиры, где Андрей Житинкин поставил его пьесу “Поле битвы после победы принадлежит мародерам”.

Когда спрашиваешь мнение Радзинского по поводу спектакля, в ответ он неопределенно пожимает плечами. Может быть, сравнивает с тем, как ставил великий режиссер Анатолий Эфрос, который из семи пьес Радзинского поставил пять? А может, ждет появления нового театра?..

“…Наш театр – это огромные залы, в которых существовали постоянные труппы, объединенные знаменитыми режиссерами. Сейчас по своей структуре они кажутся не очень современными. На самом деле театры должны быть разными.

Могут быть и академические театры, если в них есть Лоуренс Оливье, или Джон Гилгуд, или Иннокентий Смоктуновский, или Татьяна Доронина, или Денис Жане… Но в то же время великим актерам нелегко в режиссерском театре.

Диктат режиссера, как правило, исходит из его задач и привязанностей в искусстве… Часто замечательный актер вдруг понимает, что ему уже не сыграть Ромео, а актриса понимает: ей уже не сыграть не только Нину Заречную, но и Раневскую – время ушло. Режиссер же был увлечен иными пьесами…

Поэтому многие знаменитые актеры на Западе уходят из национальных театров и предпочитают создавать вокруг себя труппу не столь ярких дарований, которая им служит. И сами звезды выбирают репертуар и режиссеров.

Так Его Величество Актер наконец-то возвращает себе трон, похищенный у него в начале века режиссерским театром… Все это происходит и у нас теперь… Но основная масса наших актеров продолжает работать в репертуарных театрах, потому что в их подсознании заложена жажда стабильности и постоянной прописки…

И тем не менее процесс этот необратим. Маленькие труппы вокруг знаменитых актеров скорее всего вытеснят большинство прежних театров-мастодонтов…”

Сейчас прозаик Эдвард Станиславович Радзинский пишет книгу о французском писателе и политическом деятеле конца XVIII века – Шатобриане.

Много ездит по миру и начинает скучать в поездках, когда хочется вернуться домой и писать, писать, писать, а дела требуют его присутствия.

Отмахивается от назойливых политических журналистов, которые хотят услышать его мнение об очередной политической перестановке, – политика его не интересует. Зато с огр

омным удовольствием Радзинский продолжает говорить о театре:

“…Вскоре я намерен вернуться в театр. Роман Виктюк будет восстанавливать мою пьесу “Наш Декамерон”, где главную роль сыграет Лолита из кабаре-дуэта “Академия”. Я думаю, она замечательная актриса, и она говорила мне, что очень хотела сыграть в этой пьесе.

А еще я обязательно буду писать новые пьесы, потому что мне интересно, что будет происходить в новом театре. Я выждал время – прошло почти четырнадцать лет, и все кардинально изменилось – новые времена, новые песни.

У меня была такая фраза в пьесе “Театр времен Нерона и Сенеки”: “Пока я был занят и убивал маму, соперники понахватали много лавровых венков…”

Мои занятия были менее кровавы, и соперники за это время, как я понял, венков не понахватали. Более того, думаю, что, придя в театр, я, к сожалению, не найду много новых имен.

Сейчас я пытаюсь создать свой Культурный центр в Москве. Он будет тесно связан с ТВ. И оттого в нем новые режиссеры смогут заявить о себе по всей стране. Это не будут просто телевизионные спектакли. Часто от съемки спектакля не появляется телевидения, но исчезает театр. Кроме того, в Культурном центре будут…

Пожалуй, это слишком большая тема, и об этом следует поговорить отдельно”.

Все самое свежее, Сплетни, слухи и скандалы о знаменитостях. Более 20000 уникальных посетителей в день могут увидеть Вашу рекламу. Спешите Сохрани свои данные в Америке Dedicated server hosting русскоговорящий персонал, реальные цены, скидки.

По мнению Радзинского, имена новых выдающихся актеров способны открыть только новые режиссеры. Он рассказал, что так было всегда, и привел в пример Товстоногова, который открыл, например, талант Стржельчика, Капеляна, Лаврова и прочих, прочих, прочих. Они считались средними актерами до прихода в труппу Товстоногова, и лишь он смог открыть в них звезд сцены.

“…У молодого поколения сейчас существует клиповое сознание. А это другая быстрота, другой ритм, другие процессы.

Возможно, в жизни эти процессы будут еще больше убыстряться, и в то же время в искусстве скорее всего вновь станет притягателен ритм произведений… допустим, Ивана Сергеевича Тургенева.

Но чтобы сейчас работать в тургеневском ритме, необходимо чувствовать и любить бешеный, современный ритм. И нужна истинная литература.

…Удивительная вещь произошла с фильмами Сергея Бондарчука. Когда он снимал, многие режиссеры казались несравнимо современнее … А ныне его “Война и мир”, “Ватерлоо”, “Степь” поражают.

В то же время произведения этих вчерашних новаторов кажутся такими примитивными, таким “нафталином”, что они становятся “ниже спора”… Нет, недаром, видно, Бондарчук ходил везде с двумя книгами – Библией и Данте. Это Вера и Высокая Литература…

Если этого нет, то произведение оказывается всего лишь вчерашним обманом…”

Источник информации: журнал “Лица” N11, ноябрь 1999

Источник: http://facecollection.ru/people/edvard-radzinskiy

Эдвард Радзинский

Детство Эдвард Станиславович Радзинский родился в Москве в 1936 году, в семье известного драматурга и сценариста Станислава Адольфовича и Софьи Юльевны Радзинских. Детство будущего популярного историка прошло без особых эксцессов — успешная учеба в школе, занятия спортом.

Читайте также:  Биография сергея галицкого: российский сэм уолтон

Мальчика отличало от окружающих упорное стремление всегда и во всем быть первым, не останавливаясь перед трудностями. Его интеллект был развит не по годам, чему способствовало общение с отцом, типичным представителем старой русской интеллигенции.

Станислав Адольфович получил блестящее образование, в совершенстве владел несколькими иностранными языками, и смог воспитать в своем сыне высокие нравственные начала, над которыми не были властны ни веяния времени, ни государственный строй.

Литературная деятельность отца повлияла также на развитие творческих устремлений Эдварда — мальчик рано начал писать, а когда ему исполнилось 16 лет, было впервые опубликовано одно из его произведений.

Студенческие годы — Моя любовь … Индия

Окончив школу Эдвард стал студентом Московского историко-архивного института, где преподавали знаменитые историки того времени, одним из которых был Александр Александрович Зимин.

Эдвард Радзинский в молодостиВ студенческие годы юного студента Радзинского чрезвычайно увлекла деятельность Герасима Лебедева, русского ученого XIX века, лингвиста, переводчика, посвятившего свою жизнь Индии. Радзинский написал дипломную работу о творчестве Лебедева, которая была переведена на несколько языков и опубликована в одном из изданий ЮНЕСКО. Впоследствии у Эдварда Станиславовича завязалась переписка с известным индийским ученым Магадевом Прасадом Саха, также изучавшего работы Лебедева. Увлечение Радзинского Индией отразилось в пьесе “Мечта моя… Индия”, по которой в 1960 году на сцене Московского театра юного зрителя был поставлен спектакль.

Театр, кино, телевидение

В 1964 году Анатолий Эфрос поставил по пьесе Радзинского “104 страницы про любовь” одноименный спектакль на сцене Театра им. Ленинского комсомола.

Спектакль имел настолько ошеломительный успех, что примеру Ленкома последовали едва ли не все театры Советского Союза, а в 1968 году Георгий Натансон снял по нашумевшей пьесе фильм “Еще раз про любовь”, где роль главной героини сыграла Татьяна Доронина.

Щемяще-грустная история о любви и человеческих отношениях, трагическом непонимании и легкомысленном равнодушии продолжает волновать и современного зрителя, хотя, казалось бы, время “физиков и лириков” давно пройденный этап.

Работа с ведущими театрами Советского Союза и мира продолжалась в течение многих лет.

Спектакли по пьесам Радзинского с восторгом воспринимались зрителем, независимо от жанра. Были созданы “Беседы с Сократом”, “Обольститель Колобашкин”, “Турбаза”, “Чуть-чуть о женщине”, “Продолжение Дон-Жуана”, “Театр времен Нерона и Сенеки” и многие другие.

Прокатившись, подобно шквалу по отечественным театрам, пьесы Радзинского завоевали зарубежные подмостки: были поставлены спектакли в Королевском театре Копенгагена, Театре Европы Парижа, театре “Кокто Репетори” Нью-Йорка… В то же время Эдвард Станиславович активно работает над созданием сценариев для кино и телевидения: “Москва — любовь моя”, “Каждый вечер в одиннадцать”, “Чудный характер”, “Улица Ньютона, дом 1”, “День солнца и дождя”, “Ольга Сергеевна”.

Эдвард Радзинский работал с ведущими театрами Советского СоюзаС середины 80-х гг. оглушительный успех завоевали передачи “Загадки истории” с участием самого Эдварда Радзинского. По словам знаменитого российского критика Льва Анненкова, Радзинский стал “бесспорным лидером среди наших телеведущих”. Увлекательные истории о великих политических деятелях, монархах и тиранах, палачах и сатрапах, гениях и злодеях пользовались неизменной популярностью у огромной аудитории российских и зарубежных телезрителей, и были неоднократно удостоены национальной телевизионной премии “Тефи”.

Литературная деятельность

Огромную роль в жизни Эдварда Радзинского сыграла его давнее увлечение историей. Радзинский-публицист для современного читателя фигура не менее грандиозная, чем Радзинский-драматург.

Публицистические произведения о самых страшных периодах истории России и мира, знаменитых государственных деятелях, писателях, философах и композиторах переведены и опубликованы в США, Великобритании, Франции, Бельгии, Финляндии, Норвегии, Швеции, Израиле, Португалии, Испании, Италии, Дании и…

список можно продолжать долго. Главными героями его книг стали Николай II, Распутин, Сталин, Иван Грозный, Шатобриан, Моцарт, Сократ, Александр II…

Трактовка образов мировых знаменитостей и их роль в истории настолько отличается от общепринятых азбучных истин, что вызывает далеко не однозначную реакцию читателей. Радзинского любят или ненавидят, с его точкой зрения соглашаются или отвергают с негодованием и отвращением. Но важно одно — равнодушных нет.

Радзинский известен как публицист и как драматург

Личная жизнь

Талантливый рассказчик и писатель Эдвард Радзинский не любит говорить о своей личной жизни. Он даже как-то признался в одном интервью: “Женщины, которые были со мной, подарили мне великое счастье. И самое время мне в который раз ответить: моя личная жизнь — всегда за занавесом.

Я слишком уважаю женщин, которые наградили меня этим счастьем, и никогда не позволю, чтобы их имена стали достоянием всех. Вот и все, что я могу вам сказать.”

Известно, что первой его женой была Алла Гераскина, актриса, дочь популярной детской писательницы Лии Гераскиной.

Второй брак, заключенный с ослепительной Татьяной Дорониной, тоже тоже не был долгим. Супруги расстались через 7 лет…

Злые языки утверждают, что сам факт совместной жизни гениального драматурга и великолепной Дорониной вызывал огромное количество невероятных сплетен и кривотолков, что, возможно, и стало причиной их разрыва… Тем не менее, Радзинский и Доронина сохранили самые теплые дружеские отношения.

Эдвард Радзинский был женат на Татьяне ДоронинойВпоследствии женой Радзинского стала Елена Денисова-Укращенок, бывшая актриса, известная зрителям по фильму Аллы Суриковой “Ищите женщину”, где она сыграла Виржинию — туповатую красавицу-секретаршу мэтра Роше (С. Юрский). Третий брак Эдварда Станиславовича оказался более удачным, чем два предыдущих: супруги вместе по сей день. Елена моложе мужа на 24 года. Она давно оставила театр и съемки в кино и занимается благотворительностью, в чем всегда находит поддержку супруга.

Источник: http://book-face.ru/personage/edvard-radzinskiy

Золотой мальчик. Эдвард Радзинский

Интервью с Эдвардом Радзинским я «делала» фантастически долго. Он не сразу согласился, потом у него долго не было времени, а когда «все случилось», оказалось, что самое сложное в этой работе – не разочаровать его.

О нем говорят и пишут разное: ужасный, таинственный, капризный, «бывший драматург», «не историк», «Дюма наших дней»… Всего не перечислишь. Какие-то эпитеты забавны, некоторые оскорбительны, но слишком мало доброжелательных. Вероятно, оттого, что для большинства пишущих и читающих любая знаменитость – не живой человек, а бесчувственная картинка в телевизоре. Мне повезло меньше.

Лет десять назад мама подвела меня, пухлую стеснительную девочку, к новому герою нашего времени – Эдварду Станиславовичу Радзинскому. По дороге, пробираясь через толпу, родители громким шепотом объясняли мне, что сейчас познакомят с выдающимся писателем.

Воспитанная на классической литературе, я очень хорошо представляла себе, как должен выглядеть выдающийся писатель. В голове прочно сидели бородатые портреты Толстого и Достоевского с болезненно угрюмым выражением на лицах.

Можете представить себе мое состояние, когда я увидела Радзинского? Его рыжие волосы и неприлично жизнерадостный вид меня крайне смутили, поэтому, промямлив что-то невнятное, я вручила букет и отошла.

Потом я со стороны смотрела, как к этому странному человеку ломится вся виденная мной толпа. Он, безропотно улыбаясь, фотографировался и подписывал книги.

Историю я тогда считала тягостно скучной наукой, и мне стало чертовски интересно: как должен писать человек, чтобы такое количество людей пришли просто посмотреть на него? Биографию  последнего императора я проглотила за ночь, а утром бросилась искать на полках проигнорированные мною ранее пьесы. Вскоре семья уже добродушно подшучивала надо мной, так как, кроме него, для меня никого и ничего не существовало.

Как и положено первому чувству, обстоятельства складывались трагично: мой кумир еще не делал телевизионных передач, а творит до сих пор медленнее, чем, например, Дарья Донцова. Следующей книги было ждать и ждать, а на светские мероприятия меня (в силу возраста) не брали. Я «с томлением упования» жаждала новой встречи и…

читала, читала, читала. Мудрые родственники догадались использовать энергию «большого и светлого» в мирных целях: «Эдвард Станиславович по образованию историк-архивист.

Вдруг он тебя спросит о чем-то, а ты?» Под таким провокационным лозунгом Соловьев, Карамзин, Костомаров, Тарле прочно вошли в мою жизнь, а вот Радзинский в ней все никак не появлялся.

К счастью, в прошлом веке мобильная связь не была широко распространена, и ближе к ночи наш домашний телефон разрывался от звонков желающих пообщаться с родителями. Однажды я на свое вежливое: «Алло, добрый вечер» – услышала: «Добрый вечер, это Радзинский». Я воспарила и… в тот же миг шлепнулась с небес на землю: естественно, он не помнил даже моего имени.

Узнав, что взрослых нет дома, он попрощался. Такого развития событий я допустить не могла и выпалила первое, что пришло мне в голову: «Я прочла все-все ваши книги и считаю, что вы – великий писатель, вы пишете историю лучше, чем Карамзин».

Не знаю, что его поразило больше – мое нахальство или сам факт, что я умею читать, но он рассмеялся и спросил, что еще, кроме него и Карамзина, я читала.

Мы проговорили часа два (пригодился весь багаж приобретенных знаний) и к концу второго тайма он уверенно называл меня Юленькой. Повесив трубку, я прыгала на одной ножке. Несколько дней спустя мама с некоторым удивлением передала мне персональное приглашение на презентацию новой книги.

Он меня запомнил. Это была победа.

Если кто-то ждет пикантного продолжения в духе Набокова – извините. Вам не сюда. Эдвард Станиславович был для меня существом высшего порядка, «не то с небес, не то поближе», поэтому никаких пошлых глупостей и в мыслях не было.

Сейчас я отлично понимаю – Эдварду Станиславовичу было очевидно мое детское увлечение. Но он оказался тактичен и добр до такой степени, что никогда и не намекал мне о своей осведомленности. Наверное, поэтому я могу спокойно общаться с ним сегодня и без неприятной неловкости вспоминать о том времени.

– Эдвард Станиславович, готовясь задавать вам вопросы, я прочла все ваши интервью, какие смогла найти. Вы, как истинный драматург, желая оградить свою личную жизнь от постороннего вмешательства, талантливо спрятались за своими персонажами. Вас настоящего не видно за Екатериной, Наполеоном, многочисленными Александрами. А я хотела бы поговорить о вас.

– Мое главное удовольствие, а может быть, и единственное, – это писать. Когда-то я написал: «Воображение реальнее реальности», и в этом для меня главная правда… Мир, о котором я пишу или рассказываю, он – существует, он и есть мой настоящий мир. И выпьет или не выпьет яд мудрец Сократ – для меня куда важнее того, что творится за окном…

Это же целые космические миры – жизни Наполеона, Шатобриана, Сенеки, Екатерины Великой, Александра Второго… И как они захватывали после той убогой жизни, о которой писал тогда поэт:

…И каждый день приносит тупо,

Так, что и вправду невтерпеж,

Фотографические группы

Одних свиноподобных рож…

Они помогли мне выжить, не спиться в стране, где необразованность была синонимом лояльности. Я где-то в восьмидесятых годах шел с …назовем его «старшим товарищем», с Алексеем Николаевичем Арбузовым. Мы с ним, был период, почти ежедневно вечером прогуливались.

Арбузов выходил из дома, шел (о, особая жизнь знаменитого драматурга в России) покупать себе какие-то продукты. Он жил тогда на Калининском проспекте, в высоком блочном доме, и ходил в гастроном «Арбатский». Мы с ним встречались по дороге в этот магазин, прогуливались и беседовали.

И вот, разговаривая со мной, он сказал замечательно точную фразу о том времени: «В нем нет сюжета».

Несчастный, больной Брежнев… Оратор, не могущий произнести членораздельно ни одного слова, военаначальник, не выигравший ни одного сражения, автор книг, не написавший там ни одной строчки.

Это был мир Кафки – застывший мир. Мир без времени.

Помню, моя американская режиссерша приехала посмотреть мои пьесы, которые она поставила в Нью-Йорке. Что ее тогда поразило в театре? Старые лица! В зале было очень мало молодежи.

А за моим столом все бурлило – Нерон превращал жизнь Рима в чудовищную фантасмагорию, символ нравственности Сенека сотрудничал с символом тирании Нероном, придумав столь желанное для диктаторов: «Кто борется с обстоятельствами, тот становится их рабом», а за окном… За окном по-прежнему ничего происходило…

И когда я назвал свою пьесу «Беседы с Сократом» – это была правда: я беседовал с ним… А разговоры с Чаадаевым! Каждый раз после программы «Время» я повторял его фразу: «Интересно, а какой еще кукиш положат они завтра на алтарь Отечества?»

Именно тогда я понял, что владею своеобразной машиной времени и могу совершенно спокойно жить там и тогда, где мне захочется. Впоследствии, когда я начал заниматься телевидением, это свое состояние я и старался передать сидящим в зале. Я хотел, чтобы зритель увидел, как вижу я. К примеру:

…Март. Петербург. Екатерининский канал, наша Северная Венеция еще покрыта мартовским снегом. Народу совсем мало: мартовский петербургский ветер пробирает до костей. Снег на булыжной мостовой вдоль канала. Скользко.

Александр IIв красной фуражке, в шинели с бобровым воротником на красной подкладке, в золотых эполетах с вензелем – высокий, прямой, гвардейская выправка – последний красавец-царь романовской династии…

идет вдоль канала навстречу гибели…

Источник: http://www.medved-magazine.ru/articles/Zolotoy_malchik_Edvard_Radzinskiy.2790.html

Ссылка на основную публикацию