Рихард вагнер: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Жизненный и творческий путь Рихарда Вагнера

Многосторонняя деятельность Рихарда Вагнера занимает выдающееся место в истории мировой культуры. Обладая огромным художественным дарованием, Вагнер проявил себя не только как гениальный музыкант – композитор и дирижер, но и как поэт, драматург, критик-публицист (16 томов его литературных сочинений вклю­чают работы по самым разным вопросам – от политики до искусства).

Трудно найти художника, вокруг которого велись бы столь же ожесточенные споры, как вокруг этого композитора. Бурная полемика между его сторонниками и против­никами вышла далеко за пределы современной Вагнеру эпохи, не утихнув и после его смерти. На рубеже XIX – XX веков он стал поистине «властителем дум» европейской интеллигенции.

Вагнер прожил долгую и бурную жизнь, отмеченную резкими переломами, взле­тами и падениями, гонениями и возвеличиваниями. В ней были и полицейские преследования и покровительство «сильных мира сего».

Он родился 22 мая 1813 г. в Лейпциге в семье полицейского чиновника, умершего в год рождения сына. Воспитанием будущего композитора занимался отчим, талантливый актер Людвиг Гейер.

Гейер перевёз семью в Дрезден, оперный театр которого был известен всей стране – во главе его сто­ял Вебер.

Из самых сильных музыкальных впечатлений детствах лет Вагнера – впечатле­ние от веберовского «Волшебного стрелка», услышанного под управлением самого автора.

В отличие от многих других великих композиторов, Вагнер не был одержимым музыкой ребенком-вундеркиндом: вплоть до 17 (!) лет он не получал настоящей профессиональной музыкальной подготовки.

В 17 же лет всего 6 месяцев он занимался с кантором церкви св. Фомы в Лейпциге (Вейнлигом).

Вместе с тем, как художник, в широком смысле слова, Вагнер сформировался очень рано благодаря страстному увлечению искусством – театром и литературой (творчеством Гомера, Шекспира, Гёте, Шиллера).

На путь музыканта-профессионала Вагнер впервые встал в 1833 году, когда в 20-летнем возрасте начал свою дирижерскую деятельность.

Он работал в оперных театрах Вюрцбурга, Магдебурга, Кенигсберга, Риги.

Тогда же, в 30-х годах, появились его первые сочинения: фортепианные сонаты, симфония C-dur, ранние оперы – «Феи» и «Запрет любви» (первая – по сказке итальянского драматурга Гоцци, вторая – по комедии Шекспира).

Парижский кризис

В конце 30-х годов (1839) в поисках успеха и признания Вагнер вместе со своей женой, актрисой Минной Планер поехал в Париж, однако 3 года, проведенные во французской столице, стали для него временем «утраченных иллюзий», крушения надежд.

Ни одну из своих опер ему поставить не удалось, материальное положение дошло до грани нищеты.

Не помогла ни поддержка французского композитора Мейербера, ни энергия самого Вагнера, который много и упорно работал: в Париже написана его третья опера – «Риенци»[1] и увертюра «Фауст».

Разочарование парижских лет выросли у Вагнера до ненависти ко всей буржуазной культуре, символом которой отныне стала для него столица Франции. В то же время, пережитый Вагнером идейный кризис имел огромное значение для его дальнейшего творческого пути:

  • он осознает острые противоречия между устремлениями композитора-гения и банальными вкусами публики, жаждущей развлечений;
  • Вагнер по-новому оценивает величие немецкой культуры (о чем свидетельствует, в частности, написанная Вагнером новелла «Паломничество к Бетховену»). Вдали от родины Вагнер с особой силой ощутил себя немцем. Его начинает интересовать немецкая история, германо-скандинавская мифология. Отныне национальные сюжеты будут сопутствовать ему до конца творческого пути.

Оперы 40-х годов

С 1842 годаВагнер в Дрездене, где состоялись премьеры «Риенци» и «Летучего голландца». Постановка «Риенци» имела шумный успех, следствием которого стало приглашение Вагнера на должность дирижера Дрезденского оперного театра.

«Летучий голландец», где композитор впервые «стал самим собой», наоборот был встречен холодно (именно по причине своей новизны).

Но Вагнер не пошел на поводу у публики, и следующие дрезденские оперы – «Тангейзер» и «Лоэнгрин» продолжили линию, начатую «Летучим Голландцем».

Оперы 40-х годов составляют своего рода триаду, значительно отличаясь от трех ранних опер.

Все они написаны на основе национальных немецких сюжетов, все примыкают к немецкой романтической опере в различных ее разновидностях.

Во всех трех операх дрезденского периода композитор переносит смысл древних сказаний на современный ему мир капиталистических отношений, стремясь воплотить проблему художника в современном обществе:

  • в «Летучем Голландце» – художник, который ищет пути к сердцам людей;
  • в «Тангейзере» – две возможности, которые открываются перед худож­ником – путь внешней славы и тернистый путь истинного творца;
  • в «Лоэнгрине» – враждебность современного общества по отношению к творческой, незаурядной личности.

Главное же, что объединяет эти три оперы в творческом развитии Вагнера – то, что они постепенно готовили его оперную реформу. 40-е годы, таким образом, явились исключительно важным этапом творческого пути композитора – периодом обретения творческой зрелости (после подражательности ранних опер). Кроме того, это было время наиболее активной политической деятельности Вагнера.

Вагнер всегда горячо откликался на события общественной жизни. Известно его сочувствие польским повстанцам, симпатия к участникам июльской революции 1830 года во Франции. Революционная настроенность закономерно привела его на баррикады в период майского восстания в Дрездене в 1849 году.

Этому во многом способствовало постоянное общение с коллегой-дирижером Августом Рекелем, будущим руководителем Дрезденского восстания. Другим руководителем восстания был русский революционер Михаил Бакунин, анархические идеи которого произвели на Вагнера неизгладимое впечатление.

Жестокое подавление восстания в Дрездене вынудило композитора бежать за границу.

Годы швейцарского изгнания (1849–1859)

Долгие 10 лет композитор провел в Швейцарии в качестве политического эмигранта. Первые годы эмиграции (1849-51) занимают совершенно исключительное место в творческом развитии Вагнера. В это время не только общественная деятельность, но даже музыка как таковая отходят для него на задний план.

Уединенно живя в Цюрихе, композитор пытается осмыслить всё, что произошло только что в охваченной революциями Европе. Он задумывается о роли революции в развитии искусства и намечает для себя лично новые творческие задачи.

Одна за другой появляются его важнейшие литературные работы: «Искусство и революция», «Художественное произведение будущего», «Опера и драма», «Обра­щение к моим друзьям». Критикуя современное состояние оперного жанра, Вагнер излагает здесь основные принципы его реформы.

В Швейцарии же был закончен в первой редакции полный текст «Кольца нибелунга», начало над которым относится к революционному 1848 году. Тетралогия создавалась с большими перерывами и была закончена за 10 лет до смерти композитора. В эмиграции же были созданы только первые две драмы – «Золото Рейна» и «Валькирия».

Завершила период «швейцарского изгнания» драма «Тристан и Изольда» – самое личное произведение Вагнера. Время работы над ней – середина 50-х годов – едва ли не самое трудное во всей биографии композитора.

Вынужденная эмиграция, материально-бытовые трудности, отсутствие подлинного интереса к его творчеству – всё это доставляло Вагнеру подлинное мучение.

Два основных события этого периода – любовь к Матильде Везендонк (самое сильное любовное чувство, которое пришлось испытать Вагнеру, но и самое обреченное – Матильда была женой друга и покровителя композитора, богатого банкира Отто Везендонка) и знакомство с книгой немецкого философа Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление». В «Тристане и Изольде» нашли отражение и идеи философа, претворенные в русле собственных убеждений Вагнера, и чувство трагически-безысходной любви.

Продолжение скитаний

Получив политическую амнистию, Вагнер безуспешно пытается найти работу на родине, его скитания продолжаются. Чтобы иметь средства к существованию, он много выступает как дирижер.

Так, например, огромный успех имели его концер­ты в России (в Москве и Петербурге), в которых прозвучали симфонии Бетховена и симфонические эпизоды вагнеровских опер.

Вместе с тем, дела с постановками вагнеровских произведений на сценах оперных театров не реализуются («Тангейзер» скандально провалился, когда Вагнер пытался его поставить в Париже; драма «Тристан и Изольда» после 77 репетиций в Венском театре была признана неиспол­нимой).

Удивительно, что именно в эту тяжелейшую для композитора пору создается самое оптимистичное его творение – «Нюрнбергские мейстерзингеры». Сюжет, заимствованный из жизни средневековых ремесленников, обусловил тесную связь с народной немецкой песенной культурой.

Последний период творчества. Байрёйт

В 1864 году судьба Вагнера резко изменилась: молодой баварский король Людвиг II пригласил его в Мюнхен, столицу Баварии. Страстный поклонник вагнеровского творчества, Людвиг делает всё возможное для осуществления творчес­ких замыслов композитора.

Сбывается мечта Вагнера о собственном опер­ном театре: он был построен в Байрёйте. К композитору приходит не только материальное благополучие. Он обретает также настоящий семейный очаг в союзе с беззаветно преданной спутницей – дочерью Листа Козимой.

В последний период своего творчества Вагнер вернулся к работе над «Коль­цом нибелунга». Он завершил драму «Зигфрид» (3-я драма тетралогии) и написал «Гибель богов» (4-я). Вся тетралогия была целиком исполнена на торжественном открытии байрёйтского театра в 1874 г.

Закономерным завершением творческого пути композитора стал «Парсифаль», отразивший сложную картину мировоззрения позднего Вагнера. «Парсифаль» подвел итог долгим раздумьям художника о судьбах человечества.[2]

Спустя полгода после премьеры, 13 февраля 1883 года во время отдыха в Венеции Вагнер внезапно скончался на пороге своего 70-летия.

[1] 4-я опера – «Летучий голландец», по времени близкая «Риенци», по своему стилю примыкает к следующему, дрезденскому периоду.

[2] В своем завещании композитор запретил постановку «Парсифаля» в течение 30-ти лет после его смерти, где бы то ни было, кроме Байрёйта.

Источник: http://musike.ru/index.php?id=79

Вильгельм Рихард Вагнер: биография. Рихард Вагнер и его известные произведения

Искусство и развлечения 25 октября 2016

Вильгельм Рихард Вагнер – немецкий драматический композитор и теоретик, театральный директор, дирижер, полемист, ставший известным благодаря своим операм, которые оказали революционное влияние на западную музыку. Среди главных его работ – «Летучий голландец» (1843 г.), «Тангейзер» (1845 г.), «Лоэнгрин» (1850 г.), «Тристан и Изольда» (1865 г.), «Парсифаль» (1882 г.) и тетралогия «Кольцо Нибелунгов» (1869–1876 гг.).

Рихард Вагнер: краткая биография и творчество

Вагнер родился 22 мая 1813 года в Лейпциге, в скромной семье. Его отец умер вскоре после рождения сына, и в течение года его мать вышла замуж за Людвига Гейера. Неизвестно, был ли последний, странствующий актер, фактическим отцом мальчика.

Музыкальное образование Вагнера было случайным, пока ему не исполнилось 18, когда он год проучился у Теодора Вайнлига в Лейпциге.

Он начал свою карьеру в 1833 году в качестве хорового дирижера в Вюрцбурге и написал свои ранние произведения, сделанные в подражание немецким романтическим композициям. В это время его главным идолом был Бетховен.

Вагнер написал свою первую оперу «Феи» в 1833 году, но она была поставлена только после смерти композитора. Он был музыкальным руководителем театра в Магдебурге с 1834 по 1836 год, где его следующая работа, «Запретная любовь» по мотивам шекспировской «Меры за меру», была поставлена в 1836 году.

Опера потерпела полное фиаско и сделала театр банкротом. Впрочем, финансовыми проблемами композитора полна вся его биография. Рихард Вагнер в том же году в Кенигсберге женился на Минне Планнер, певице и актрисе, принимавшей активное участие в провинциальной театральной жизни.

Через несколько месяцев он принял пост музыкального руководителя городского театра, который, правда, вскоре также обанкротился.

Неудача во Франции и возвращение в Германию

В 1837 г. Вагнер стал первым музыкальным руководителем театра в Риге. Два года спустя, узнав о том, что его контракт не будет продлен, под покровом ночи скрываясь от кредиторов и коллекторов, супружеская пара отправилась в Париж, надеясь заработать там состояние.

Рихард Вагнер, биография и творчество которого во Франции складывались совсем не так, как он планировал, за время своего пребывания там развил сильную ненависть к французской музыкальной культуре, которая сохранилась у него до конца жизни.

Именно в это время Вагнер, испытывая финансовые трудности, продал Парижской опере сценарий «Летучего голландца» для использования другим композитором. Позже он написал другую версию этой сказки.

Отвергнутый парижскими музыкальными кругами, Вагнер продолжал борьбу за признание: сочинял музыку на французские тексты, написал арию для оперы Беллини «Норма». Но попытки поставить свои произведения остались тщетными. В конце концов король Саксонии разрешил Вагнеру работать в дрезденском придворном театре, чем и завершилась его парижская биография.

Рихард Вагнер, разочарованный неудачами, в 1842 году вернулся в Германию и поселился в Дрездене, где отвечал за музыку для придворной капеллы. «Риенци», большая трагическая опера в французском стиле, пользовалась скромным успехом. Увертюра из нее популярна до сих пор. В 1845 году в Дрездене состоялась премьера «Тангейзера».

Это был первый несомненный успех в карьере Вагнера. В ноябре того же года он завершил написание либретто к опере «Лоэнгрин» и в начале 1846 г. начал писать к ней музыку. Одновременно, плененный скандинавскими сагами, он составил планы к своей тетралогии «Кольцо Нибелунгов».

В 1845 году он подготовил сценарий для первой драмы тетралогии «Смерть Зигфрида», которая позже была переименована в «Сумерки Богов».

Видео по теме

Рихард Вагнер: краткая биография. Годы изгнания

Революция 1848 года вспыхнула во многих городах Германии. Среди них был и Дрезден, активным участником революционного движения в котором стал Рихард Вагнер. Биография и творчество композитора во многом обусловлены этим периодом его жизни.

Он печатал зажигательные тирады в республиканском журнале, лично распространял манифесты среди саксонских войск и даже пережил пожар в башне, с которой он следил за передвижениями военных. 16 мая 1849 г. был выдан ордер на его арест.

На деньги друзей и будущего тестя Франца Листа он бежал из Дрездена и через Париж выехал в Швейцарию. Там, сначала в Цюрихе, а затем недалеко от Люцерна в течение следующих 15 лет и складывалась его биография.

Рихард Вагнер жил, не имея постоянного места работы, изгнанный из Германии с запретом принимать участие в немецкой театральной жизни. Все это время он трудился над «Кольцом Нибелунгов», которое доминировало в его творческой жизни следующие два десятилетия.

Первая постановка оперы Рихарда Вагнера «Лоэнгрин» состоялась в Веймаре под руководством Франца Листа в 1850 году (автор не видел свою работу до 1861 г.).

К этому времени немецкий композитор также приобрел известность в качестве полемиста, и его фундаментальный теоретический труд «Опера и драма» увидел свет в 1850-1851 гг.

В нем обсуждалось значение легенды для театра и как писать либретто, и были представлены его мысли о реализации «тотального произведения искусства», которые изменили театральную жизнь Германии, если не всего мира.

В 1850 году было опубликовано сочинение Вагнера «Иудаизм в музыке», в котором он подверг сомнению саму возможность существования еврейского композитора и музыканта, особенно в немецком обществе. Антисемитизм оставался отличительной чертой его философии до конца жизни.

В 1933 г. в Советском Союзе, в серии «Жизнь замечательных людей» была издана книга А. А. Сидорова «Рихард Вагнер». Краткая биография немецкого композитора предварялась словами Луначарского о том, что не следует обеднять мир, перечеркивая его творчество, но и сулилось «горе тому, кто впустит этого волшебника в наш лагерь».

Читайте также:  Евгений леонов: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Плодотворная работа

Рихард Вагнер самые известные произведения написал между 1850 и 1865 годами – им он обязан своей репутацией сегодня. Композитор намеренно уклонялся от текущей работы, чтобы создавать эпический цикл такого масштаба, на который до него никто не посягал.

В 1851 году Вагнер написал либретто к «Молодому Зигфриду», позже названному «Зигфрид», чтобы подготовить почву для «Сумерков Богов». Он понял, что для обоснования своей другой работы, помимо этой, ему потребуется написать еще две драмы, и к концу 1851 г. Вагнер набросал оставшийся текст для «Кольца».

Он закончил «Золото Рейна» в 1852 г. после пересмотра либретто к «Валькирии».

В 1853 году композитор официально приступил к сочинению «Золота Рейна». Оркестровка была завершена в 1854-м. Следующая работа, за которую серьезно взялся Рихард Вагнер, «Валькирия», была закончена в 1856-м.

В это время он начал подумывать о написании «Тристана и Изольды». В 1857 г. второй акт «Зигфрида» был завершен и композитор всецело погрузился в сочинение «Тристана». Эта работа была закончена в 1859 г.

, но премьера ее состоялась только в 1865 г. в Мюнхене.

Последние годы

В 1860 году Вильгельм Рихард Вагнер получил разрешение вернуться в Германию, исключая Саксонию. Полная амнистия его ожидала через два года. В том же году он приступил к сочинению музыки к опере «Нюрнбергские мейстерзингеры», которая была задумана в 1845-м.

Вагнер возобновил работу над «Зигфридом» в 1865 году и начал составлять наброски будущего «Парсифаля», надежду на который он хранил еще с середины 1840 годов. Композитор начал оперу по настоянию своего покровителя баварского монарха Людвига II.

«Мейстерзингеры» были завершены в 1867 г. Премьера состоялась в Мюнхене в следующем году. Только после этого он смог возобновить работу над третьим актом «Зигфрида», который был завершен в сентябре 1869-го. В тот же месяц впервые была исполнена опера «Золото Рейна».

Музыку к «Сумеркам Богов» композитор писал с 1869 по 1874 г.

Впервые полный цикл «Кольцо Нибелунгов» («Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и «Сумерки Богов») был исполнен в «Фестшпильхаусе», фестивальном театре, который Вагнер построил для себя в Байрейте в 1876 году, через 30 лет после того, как мысль об этом впервые посетила его. Он завершил работу над «Парсифалем», своей последней драмой, в 1882-м. 13 февраля 1883 года в Венеции Рихард Вагнер умер и был похоронен в Байрейте.

Философия тетралогии

«Кольцо Нибелунгов» занимает центральное место в творчестве Вагнера. Здесь он хотел представить новые идеи морали и человеческой деятельности, которые бы полностью изменили ход истории.

Он представлял мир свободным от преклонения перед сверхъестественным рабством, которое, как он считал, оказывало негативное влияние на западную цивилизацию от Древней Греции до наших дней.

Вагнер также считал истоком всей человеческой деятельности страх, от которого следовало избавиться, чтобы человек смог зажить совершенной жизнью. В «Кольце Нибелунгов» он попытался изложить нормы для высших людей, существ, которые будут доминировать над теми, кому повезло меньше.

В свою очередь, по его мнению, простые смертные должны признать собственный низкий статус и уступить великолепию идеального героя. Осложнения, сопутствующие поиску моральной и расовой чистоты, являются неотъемлемой частью замысла, который вынашивал Рихард Вагнер.

Произведения композитора исполнены верой в то, что только полное погружение в чувственный опыт может освободить человека от ограничений, налагаемых рациональностью.

Каким бы ценным ни был интеллект, разумная жизнь рассматривается Вагнером как препятствие на пути достижения человеком наиболее полной осознанности. Только тогда, когда идеальный мужчина и идеальная женщина сойдутся вместе, может быть создан трансцендентальный героический образ.

Зигфрид и Брунгильда стали непобедимы после того, как подчинились друг другу; врозь они перестают быть совершенными.

В мифическом мире Вагнера нет места милосердию и идеализму. Совершенные ликуют только друг в друге. Все люди должны признать превосходство некоторых существ, а затем поклониться их воле. Человек может искать свою судьбу, но он должен подчиниться воле высших, если их пути пересекаются.

В «Кольце Нибелунгов» Вагнер хотел повернуться спиной к цивилизации, унаследованной от эллино-иудейско-христианского мира. Он желал бы видеть мир, где доминирует сила и дикость, воспетая в скандинавских сагах. Последствия такой философии для будущего Германии стали катастрофическими.

Философия других опер

В «Тристане» Вагнер полностью изменил свой подход, развитый им в «Кольце Нибелунгов». Вместо этого, он исследовал темную сторону любви, чтобы погрузиться в глубины негативного опыта.

Тристан и Изольда, раскрепощенные, а не обреченный любовным зельем, который они выпили, охотно разрушают королевство, чтобы любить и жить; чувственная сила любви рассматривается здесь как разрушительная, и стиль музыкальной хроматики и подавляющая оркестровая пульсация идеально подходят для донесения посыла драмы.

Самовлюбленность Вагнера, который не был терпим ко всем, кроме слепых к его недостаткам, вышла на первый план в «Мейстерзингере».

Рассказ о молодом герое-певце, покоряющем старый порядок и привносящем новый, более захватывающий стиль в связанное традициями общество Нюрнберга – это сказка о «Кольце» в несколько ином облике. Вагнер открыто говорил о том, что «Тристан» является «Кольцом» в миниатюре.

Очевидно, в «Мейстерзингере» композитор идентифицирует себя с мессианской фигурой молодого немецкого поэта и певца, выигравшего приз и, наконец, принятого лидером нового общества – здесь тесно переплелись вымысел автора и его биография.

Рихард Вагнер в «Парсифале» еще более интенсивно отождествляет себя с героем-спасителем, искупителем мира. Таинства, воспеваемые в опере, уготованы во славу самого автора, а не для какого-либо бога.

Музыкальный язык

Масштабы видения Вагнера столь же захватывают, как отталкивают его мысли и метафизика. Без музыки его драмы все равно бы остались вехами в истории западной мысли. Рихард Вагнер, музыка которого преумножает значение его творчества во много раз, породил язык, лучше всего представляющий его философию.

Он намеревался заглушить сопротивление сил разума музыкальными средствами. В идеале мелодия должна длиться вечно, а голос и текст являются частью ткани, переплетенной с великолепной паутиной оркестровки. Словесный язык, часто очень неясный и синтаксически мучительный, принимается только через музыку.

Для Вагнера музыка ни в коей мере не была дополнением, вплетенным в драму после ее завершения, и была больше, чем упражнение в формальной риторике, «искусство ради искусства».

Она связывала жизнь, искусство, реальность и иллюзию в единый симбиотический союз, оказывающий свое собственное магическое воздействие на аудиторию. Музыкальный язык Вагнера призван развенчать рациональное и вызвать беспрекословное принятие убеждений композитора.

В вагнеровском прочтении Шопенгауэра музыкальный идеал в драмах – это не отражение мира, но мир сам по себе.

Личные качества

Такой итог творческой жизни Вагнера ничего не говорит о необыкновенных сложностях в его личной жизни, которые, в свою очередь, оказывали влияние на его оперы. Он был поистине харизматической фигурой, преодолевшей все невзгоды.

В Швейцарии композитор жил на пожертвования, которые получал с помощью удивительного коварства и умением манипулировать людьми.

В частности, его благополучию способствовало семейство Везендонков, и Матильда Везендонк, одна из многочисленных любовниц Вагнера, вдохновила его на написание «Тристана».

Жизнь композитора после выезда из Саксонии была постоянной серией интриг, полемики, попыток преодолеть равнодушие мира, поисков идеальной женщины, достойной его любви, и идеального патрона, достойным получателем средств которого он мог бы стать.

Козима фон Бюлов Лист стала ответом на его поиски совершенной женщины, угодливая и фанатично преданная его благополучию. Хотя Вагнер и Минна некоторое время жили отдельно, он не женился на Козиме до 1870 года, почти десять лет после смерти своей первой жены.

На 30 лет младше своего мужа, Козима до конца жизни посвятила себя вагнеровскому театру в Байрейте. Умерла в 1930 г.

Идеальным патроном оказался Людвиг II, который буквально спас Вагнера от долговой тюрьмы и перевез композитора в Мюнхен с почти что карт-бланшем для жизни и творчества. Наследный принц Людвиг Баварский присутствовал на премьере «Лоэнгрина» в возрасте пятнадцати лет.

Ему очень понравился Рихард Вагнер – слеза восторга не раз наворачивалась на глаза высокопоставленного почитателя таланта композитора во время выступления. Опера стала основой мира фантазий короля Баварии, в который он часто бежал в своей взрослой жизни. Его одержимость операми Вагнера привела к строительству различных сказочных замков.

«Нойшванштайн», вероятно, является самым известным строением, вдохновленным произведениями немецкого композитора.

После своего спасения, однако, Вагнер повел себя настолько оскорбительно со слепо обожающим его молодым монархом, что через 2 года был вынужден бежать. Людвиг, несмотря на свое разочарование, остался верным сторонником композитора. Благодаря его великодушию в 1876 году стал возможен первый фестиваль представлений «Кольца Нибелунгов» в Байрейте.

Несговорчивый Вагнер был убежден в своем превосходстве, а с возрастом это стало его маниакальной идеей. Он был нетерпим к любым сомнениям, любому отказу принимать его и его творения.

Все в его доме вращалось только вокруг него, и его требования к женам, любовницам, друзьям, музыкантам и благотворителям были непомерными.

Например, Ганслик, выдающийся венский музыкальный критик, стал прообразом Бекмессера в «Мейстерзингерах».

Когда молодой философ Фридрих Ницше впервые встретился с Вагнером, он подумал, что нашел свой путь к богу, таким сияющим и мощным он ему казался. Позже Ницше понял, что композитор гораздо меньше, чем совершенная инкарнация сверхчеловека, каким тот представлялся ему, и с отвращением отвернулся. Вагнер так никогда и не простил Ницше его бегство.

Место в истории

В ретроспективе достижения Вагнера перевешивают как его поведение, так и его наследие. Он сумел пережить предсказуемое неприятие последующих поколений композиторов. Вагнер создал такой эффективный, уникальный музыкальный язык, особенно в «Тристане» и «Парсифале», что начало современной музыки часто датируется временем появления этих опер.

Рихард Вагнер, известные произведения которого не ограничены чистым формализмом и абстрактным теоретическим освоением, показал, что музыка является живой силой, способной изменить жизни людей. Кроме того, он доказал, что драматический театр является форумом идей, а не ареной бегства от реальности и развлечений.

И он показал, что композитор по праву может занять свое место среди великих революционных мыслителей западной цивилизации, ставя под сомнение и атакуя то, что казалось недопустимым в традиционной манере поведения, опыта, обучения и искусства.

Вместе с Карлом Марксом и Чарльзом Дарвином Рихард Вагнер, биография, творчество в музыке композитора достойны занять должное место в истории культуры XIX века.

Источник: fb.ru

Источник: http://monateka.com/article/119773/

Вильгельм Рихард Вагнер – Любовники

«Вильгельм Рихард Вагнер»

Немецкий оперный композитор.

Автор опер “Летучий голландец” (1840-1841), “Тангейзер и состязания певцов в Вартбурге” (1843-1845), “Лоэнгрин” (1848), “Кольцо нибелунга” (1848-1874), “Тристан и Изольда” (1857-1859), “Парсифаль” (1877-1882) и др.

Основал оперный театр “Фестшпильхауз”. Мировым шедевром признана тетралогия “Кольцо Нибелунга” (1876). Руководил Дрезденским оперным театром (1842-1848).

Вильгельм Рихард Вагнер родился 22 мая 1813 года. Всего в семье было девятеро детей, но двое умерли в раннем возрасте. Отец скончался в год рождения Рихарда.

По желанию отца, страстного театрала, старшая дочь Розалия стала актрисой: в 16 лет она дебютировала в Лейпцигском театре; другая дочь, Луиза, с десяти лет выступала на сцене и также посвятила себя театру; третья дочь, Клара, рано сформировалась как превосходная певица и в 16 лет с успехом исполнила в театре итальянской оперы в Дрездене роль Золушки в одноименной опере Россини.

Старший сын Альберт готовился посвятить себя медицине, но любовь к театру взяла верх, и он сделался певцом и режиссером. С театром был связан и отчим – актер, драматург и художник Людвиг Гейер, заменивший Рихарду отца.

Гейер взял на себя заботы о семье умершего друга. Он женился на матери Рихарда – простой, малообразованной, но веселой и мужественной Иоганне-Розине, урожденной Бестц – и увез семью из Лейпцига в Дрезден. Рихард очень любил Гейера и считал его своим отцом.

Всю жизнь он вспоминал о нем с благодарностью.

На письменном столе Вагнера стоял портрет Гейера, стену украшал другой его портрет вместе с портретом горячо любимой матери, а над дверью висел герб, придуманный самим Вагнером и изображавший коршуна (“Geier” по-немецки – “коршун”).

Гейер был первым, кто высказал догадку о пути, по которому пойдет жизнь Рихарда. Накануне своей смерти он просил мальчика сыграть ему на рояле хор из оперы “Вольный стрелок” Вебера; слушая игру 8-летнего Рихарда, Гейер внезапно сказал жене: “Быть может, у него талант к музыке?..”

Вагнер решил посвятить себя музыке и твердо шел по этому пути. Он самостоятельно, без помощи учителей, изучил теорию композиции. В 1831 году поступил вольнослушателем в Лейпцигский университет в качестве “студента музыки”. В конце января 1833 года Вагнер отправился на поиски счастья в Вюрцбург, через год переехал в Лейпциг.

Музыкальный сезон 1834-1835 годов Вагнер провел в Магдебурге, где дирижировал в небольшом оперном театре. Дела театра шли плохо, несмотря на энергию нового дирижера, которого полюбили и публика, и артисты. Вагнер решил больше не возвращаться в Магдебург.

Но встреча с Вильгельминой (Минной) Планер, очаровательной артисткой этого театра, заставила его проработать в Магдебурге еще сезон. Вагнер делал попытки пополнить труппу, обновить репертуар, но сборы продолжали падать, и многие артисты стали подыскивать себе новые места. Среди них была и Минна, уехавшая в Берлин.

В полном отчаяния письме Вагнер умолял Минну вернуться и стать его женой: иначе – “я решил предаться пьянству, бросить всякую дальнейшую деятельность и как можно скорее отправиться к черту”.

В 1836 году Минна стала женой Вагнера. Позже оказалось, что поспешный брак не принес счастья. Молодой, необеспеченный композитор, одержимый новыми грандиозными идеями, веривший в свое великое призвание, и красивая практичная женщина (старше его на 4 года), не любившая ни театра, ни искусства, были совершенно чужими людьми.

К тому же директор Магдебургского театра объявил себя банкротом. Перед закрытием театра Вагнер спешно поставил свою оперу “Запрет любви”. Артисты только из уважения к нему взялись исполнить новое произведение.

Читайте также:  Владимир жириновский: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Однако на репетиции оставалось лишь 10 дней, партии разучивались наспех, все надежды возлагались на суфлера. На премьере, состоявшейся 29 марта 1836 года, публика с трудом могла что-либо понять.

Вагнер хотел раздать зрителям отпечатанные либретто, но полиция потребовала изменить название оперы, которое ей показалось слишком вольным.

Вагнер надеялся на успех второго спектакля, однако он не состоялся: в зале находилось 3 человека, а за кулисами муж примадонны устроил сцену ревности, завершившуюся дракой. Так закончилась сценическая жизнь второй оперы Вагнера – больше “Запрет любви” на сцене не появлялся.

С 1837 по 1839 год Вагнер жил в Риге. Он работал в театрах и брал уроки французского языка.

Вагнер не терял веры в свои силы, он был полон честолюбивых надежд, он мечтал покорить Париж, добиться успеха, славы, денег. “Это была дерзость артиста, – писал позже один из его друзей.

– С женой, с половиной оперы, с маленьким кошельком и со страшно большой, страшно прожорливой ньюфаундлендской собакой отправиться через море и бури от Двины прямо до Сены, чтобы стать знаменитым в Париже!..

” Годы, проведенные в Париже, были для Вагнера, как и для молодых героев многих романов Бальзака, временем “утраченных иллюзий”.

Положение Вагнера было катастрофическим. Все ценное было заложено в ломбарде и продано.

Нередко он целый день бегал по городу – в холод, в туман, – чтобы добиться от кредиторов отсрочки уплаты долгов; однажды, вернувшись из такого похода, не раздобыв и пяти франков на обед, он застал Минну в слезах: в доме не осталось ни куска хлеба.

Вагнер старался не терять мужества, друзья поражались его неистощимому юмору, но, когда заболела Минна и ему не на что было купить лекарство, Вагнера охватило отчаяние: “Помоги мне Бог, я больше не могу себе помочь.

«Вильгельм Рихард Вагнер»

Я использовал все, все – последние источники голодающего… И я проклял свою жизнь; что же еще я могу сделать?” Не достав денег, Вагнер попал в долговую тюрьму и вышел из нее лишь через месяц…

В Париже Вагнер очень тосковал по родине и в 1942 году вернулся в Германию. “Триумф! Триумф!.. День настал! Пусть он светит вам всем!” – так писал Вагнер своим друзьям о премьере “Риенци” в Дрездене 20 октября 1842 года.

Безвестный музыкант, погибавший в нищете в Париже, внезапно стал модным композитором, знаменитостью; газета поместила его автобиографию с портретом. Шумный успех роскошной “Риенци” был для Вагнера неожиданностью. Он получил место в одном из лучших в Германии Дрезденском театре. Но основные силы он отдает творчеству.

После постановки опер “Риенци” и “Летучий Голландец” он написал еще две – “Тангейзер” и “Лоэнгрин”.

Наряды Вагнера тоже были роскошными и утонченными: он предпочитал кружевные рубашки, атласные брюки и атласные шелковые халаты. Из-за любви к роскоши и финансовой безответственности Вагнер однажды провел ночь в долговой тюрьме.

В марте 1848 года в Германии началась революция. Вагнер приветствовал ее, но вскоре восстание потерпело поражение. Композитор вынужден был бежать из Германии в Швейцарию, где прожил девять лет.

Личная жизнь Вагнера не налаживалась. У Минны развивалась сердечная болезнь. Изо всех сил она старалась экономно вести хозяйство, а Вагнер тратил много и нерасчетливо.

Не находя удовлетворения своим художественным запросам, вдали от родины, оторванный от привычной бурной деятельности, лишенный возможности видеть поставленными свои оперы, не получая импульсов для творчества извне и вместе с тем продолжая упорно творить, Вагнер нуждался в покое, домашнем уюте.

Он все больше стремился к роскоши, не соответствовавшей его скудным средствам, – пышно обставил квартиру, отправился путешествовать в Альпы, затем в Италию, ездил развлечься в Париж, где пользовался благосклонностью знаменитой куртизанки Павии.

Он познакомился с Джесси Лоссот, прекрасной 21-летней англичанкой, чей муж оказал композитору безвозмездную финансовую помощь. Джесси поразила композитора красотой и умом. Они даже собирались вместе отправится в Грецию. Однако об этом узнал ее муж и пригрозил убить Вагнера. Мистер Лоссот увез жену с собой.

Вагнер пытался их преследовать, но муж Джесси обратился за помощью в полицию, после чего композитору пришлось отступить. Однако Рихард продолжал наслаждаться жизнью. Обеспечить возможность вести такую жизнь, по мнению композитора, должны были его друзья и поклонники.

Около Вагнера образовался кружок преданных друзей. С годами их становилось все больше. В Цюрихе нередко гостил Лист, здесь поселился архитектор Земпер, бежавший после разгрома дрезденского восстания в Англию (где его и нашел Вагнер во время поездки в Лондон), поэт Гервег – также политический изгнанник.

В августе 1857 года младшая дочь Листа, Козима, стала женой Бюлова. Вскоре молодые супруги отправились погостить к Вагнеру. Композитор жил тогда в “Приюте на Зеленом холме” – в домике, построенном специально для Вагнера богатым купцом Отто Везендонком рядом с его виллой, в живописной местности близ Цюриха.

Козима, очень похожая внешне на Листа, вызывала всеобщее восхищение друзей Вагнера; Гервег посвятил ей стихи. А Вагнер вспомнил, что еще четыре года назад, провожая Листа в Париж, он встретился там на семейном вечере с его детьми – двумя дочерьми и сыном.

О Козиме, которой тогда не было еще 16 лет, сохранил смутное воспоминание: дочери Листа произвели на Вагнера впечатление очень застенчивых подростков, и он, кажется, даже не запомнил их имен. Зато теперь Вагнер писал в восхищении: “Если вы знаете Козиму, то согласитесь со мной, что юная пара создана для всяческого счастья, какое только возможно.

При большом уме и действительной гениальности в этих человечках столько легкости, столько порыва, что с ними можно чувствовать себя только очень хорошо”. Козима действительно принесла “счастье, какое только возможно”, но не Бюлову, а Вагнеру…

Однако в 1857 году композитор еще не предчувствовал, что этой женщине, моложе его на 24 года, суждено стать его последней и подлинной любовью. В те годы Вагнер был охвачен пылкой страстью к Матильде Везендонк. Их знакомство произошло в начале 1852 года в Цюрихе.

Отто Везендонк, зная стесненное материальное положение композитора, предложил ему свое гостеприимство. Вагнер сразу влюбился в его жену: 24-летняя Матильда отличалась редкой красотой, обаянием, поэтическим складом души. Она сочиняла стихи, тонко чувствовала музыку и преклонялась перед гением Вагнера.

“Лучшее, что я знала, – вспоминала впоследствии Матильда, – я получила от Вагнера”. В свою очередь Рихард писал ей:

“А моя милая муза все еще вдали? Молча ждал я ее посещения; просьбами тревожить ее не хотел. Муза, как и любовь, осчастливливает свободно. Горе глупцу, горе нищему любви, если он силою хочет взять то, что ему не дается добровольно. Их нельзя приневоливать. Не правда ли? Как могла бы любовь быть музою, если бы она позволяла себя принуждать?

А моя милая муза все еще вдали от меня?”

Он делился с ней художественными замыслами, читал свои статьи, написал ей в альбом фортепианную сонату и создал на ее тексты замечательные романсы – “Пять стихотворений для женского голоса”.

Вагнер посылал Матильде первые наброски возникавших у него музыкальных тем – из “Валькирии”, “Зигфрида”, “Тристана и Изольды”, “Мейстерзингеров” и даже “Парсифаля”. Она была его первой слушательницей: то, что Вагнер сочинял утром, по вечерам он играл Матильде.

Любовью к Матильде Везендонк вдохновлена и одна из оригинальнейших опер Вагнера – “Тристан и Изольда”.

Эта опера, по словам композитора, – памятник глубочайшей неразделенной любви: “Хотя мне не дано было никогда испытать настоящего счастья любви, я все же хочу поставить памятник этой красивейшей утопии – такой памятник, в котором все, от первого до последнего штриха, будет насыщено любовью.

В голове у меня бродит мысль о “Тристане и Изольде”: простая, но полная вдохновения музыкальная концепция! Черным флагом, который веет в последнем акте, прикрою себя самого и – умру!” Матильда Везендонк сумела подчинить свое чувство к Вагнеру долгу перед мужем и семьей (к тому времени она была матерью троих детей). Отто Везендонк остался другом композитора и продолжал оказывать ему материальную помощь.

Минна Вагнер не верила, что отношения Матильды и ее мужа чисто платонические. Ее опасения подтвердились, когда она перехватила любовное письмо. Вне себя от ярости, Минна устроила сцену сначала Рихарду, а затем и Матильде.

Везендонк обо всем откровенно рассказывала мужу, поэтому была удивлена, что Вагнер не посвятил Минну в подробности их отношений. Она порвала с композитором и вернулась к мужу. Минна тоже уехала из дома Вагнера.

После этого скандала они почти не жили вместе.

Жизнь композитора проходила в вечных скитаниях: Париж, Вена, Лейпциг, Петербург, Москва. В Мюнхене он стал любимцем короля Людвига II, известного своей нетрадиционной сексуальной ориентацией. Монарх оплачивал все долги композитора и текущие расходы.

По желанию Вагнера для музыкального руководства его операми в Мюнхен был приглашен его друг и ученик Ганс Бюлов, под его управлением состоялась премьера “Тристана”. Бюлов поселился здесь в конце июня 1864 года с женой, Козимой и двумя дочерьми. Пятидесятилетний Вагнер стал любовником госпожи фон Бюлов.

За пять лет до этого Рихард увлекался старшей сестрой Козимы Бландин. Козима, живя в доме Вагнера в качестве его секретаря, старалась создать композитору семейный уют, которого он был так долго лишен. Брак ее с Бюловом оказался несчастливым, а любовь к Вагнеру зрела в ее душе давно. Женщина спокойного нрава, она не выносила резких выходок Ганса.

Тем не менее сначала она жила и с мужем и Вагнером, но затем предпочла любовника.

Бюлов тяжело переживал измену жены и друга, которому был так предан. Узнав о происшедшем из случайно вскрытого письма Вагнера к Козиме, он глубоко затаил свое горе и ничего не сказал даже ближайшим друзьям.

И в этих условиях Бюлов продолжал верно служить делу Вагнера до тех пор, пока композитор покинул Мюнхен.

Поведение Вагнера глубоко оскорбило не только Бюлова, но и другого его верного друга – Листа, отца Козимы.

Покинув в 1865 году столицу Баварии, Вагнер надолго обосновался в Швейцарии. До весны 1866 года он жил на вилле вблизи Женевы, а в апреле поселился неподалеку от Люцерна, в Трибшене.

Но как непохожа была жизнь в Трибшене на первое “швейцарское изгнание” Вагнера! Шесть лет, проведенных здесь (1866-1872), были самыми спокойными и счастливыми в его бурной жизни. Кончились нужда и гнетущее одиночество.

Рядом с ним была Козима, верный и преданный друг, человек сильной воли, настойчивости, энергии и честолюбия не меньшего, чем у Вагнера. На склоне лет он узнал счастье отцовства – один за другим рождались дети, которым композитор давал имена своих любимых оперных героев.

Еще в Мюнхене, во время репетиций “Тристана”, появилась на свет Изольда, за ней – голубоглазая, златокудрая Ева, названная в честь герцогини “Мейстерзингеров”, и, наконец, желанный сын, нареченный Зигфридом.

Его рождение совпало с завершением оперы “Зигфрид”: “В тот день, когда у меня, счастливейшего, родился прекрасный сын, я окончил композицию “Зигфрида”, прерванную одиннадцать лет назад. Неслыханный случай! Никто не поверил бы, что я это совершу… Только теперь предстоит мне жить в радости.

Прекрасный, крепкий сын с высоким лбом и ясным взглядом, Зигфрид Рихард наследует имя своего отца и сохранит его творения миру”, – писал Вагнер другу. Свои настроения этих дней он запечатлел в светлой и безмятежной музыке “Зигфрид-идиллии” для малого симфонического оркестра, которой предпослал стихотворное посвящение Козиме:

Пусть тот, кто ценит Зигфридов

Вкушает звуков мир, рожденный для

Вагнер достиг всего – признания, славы, обеспеченного положения, счастья и любви. Смерть застигла его за работой. Композитор умер внезапно, от разрыва сердца. Его похороны сопровождались истинно королевскими почестями.

Козима в доказательство любви и преданности мужу отрезала себе волосы, которыми муж так восхищался, и положила их на красной подушке в гроб под его голову. Она пережила Вагнера почти на полвека и с большой энергией продолжала его дело; она умерла в 1930 году, девяноста трех лет от роду.

Источник: http://the100.ru/lovers/wilhelm-richard-wagner.html

Вагнер Рихард

Жизнь и творчество Рихарда Вагнера

ВАГНЕР, РИХАРД (Wagner, Richard) (1813–1883), великий немецкий композитор. Вильгельм Рихард Вагнер родился 22 мая 1813 в Лейпциге, в семье чиновника Карла Фридриха Вагнера и Иоганны Розины Вагнер (урожденной Пец), дочери мельника из Вайсенфельса. 

Детство Вагнера не было благополучным: он много болел, семья часто переезжала, в результате мальчик учился урывками в школах разных городов. Тем не менее уже в юные годы Вагнер воспринял многое из того, что ему впоследствии пригодилось: он был хорошо начитан в классической и современной литературе, полюбил оперы К.М.

Вебера (вхожего в дом Вагнеров), посещал концерты, овладел азами композиторской техники. Он проявил также тягу к самовыражению в театрально-драматической форме, живо интересовался политикой и философией.

В феврале 1831 поступил в Лейпцигский университет, а незадолго до этого было исполнено одно из первых его произведений – увертюра си-бемоль мажор. 

1871 год

В университете Вагнер слушал лекции по философии и эстетике, занимался музыкой с Т.Вайнлигом, кантором школы св. Фомы.

Тогда же он познакомился с людьми, связанными с польскими революционерами-изгнанниками, и в 1832 сопровождал графа Тышкевича в его путешествии в Моравию, а оттуда направился в Вену.

В Праге его только что законченная симфония до мажор была проиграна в консерватории на оркестровой репетиции, а 10 января 1833 состоялось ее публичное исполнение в Лейпциге в концертном зале Гевандхаус. 

Годы нужды. 

Спустя месяц благодаря содействию своего брата (певца Карла Альберта) Вагнер получил должность репетитора (хормейстера) в оперном театре Вюрцбурга. Он энергично принялся за дело, продолжая при этом занятия композицией.

В лейпцигской «Газете элегантного света» Вагнер опубликовал статью «Немецкая опера», по сути предвосхитившую его более поздние теории, и приступил к сочинению оперы Феи (Die Feen, на сюжет К.Гоцци), первой работе композитора в данном жанре.

Однако опера не была принята к постановке в Лейпциге. 

В 1834 он занял место дирижера в Магдебургском театре, и одновременно в его жизни произошло важное событие: он познакомился с актрисой Минной Планер, серьезно увлекся ею и после двух лет ухаживания женился.

Больших успехов молодой музыкант в Магдебурге не добился (хотя выступавшая там знаменитая певица Вильгельмина Шрёдер-Девриент высоко оценила дирижерское искусство Вагнера) и был не прочь подыскать другое место. Он поработал в Кёнигсберге и Риге, но не задержался и в этих городах.

Минна уже начала сожалеть о своем выборе и на время уехала от мужа.

Вагнер в молодости, около 1840 года

Кроме того, Вагнера донимали долги и разочарование в своих силах после неудач двух новых произведений – увертюры Правь, Британия! (Rule, Britannia) и оперы Запрет любви (Das Liebesverbot, по комедии Шекспира Мера за меру). После отъезда Минны Вагнер сбежал от долгов и прочих неприятностей к сестре Оттилии, которая была замужем за книгоиздателем Ф.Брокгаузом.

В их доме он впервые прочел роман Э. Булвер-Литтона Кола Риенци – последний трибун (Cola Rienzi, der letzte der Tribunen), который показался ему подходящим материалом для оперного либретто. Он принялся за работу в надежде получить одобрение знаменитого парижского мэтра Дж.Мейербера, ведь Риенци написан в жанре французской «большой оперы», а Мейербер был ее непревзойденным мастером.

 

Осенью 1838 Рихард вновь соединился с Минной в Риге, однако театральные интриги вынудили его вскоре покинуть театр. Супруги отправились в Париж морем, посетив по пути Лондон. Морское путешествие оказалось тяжелым испытанием, о чем Вагнер красноречиво повествует в своей автобиографии Моя жизнь (Mein Leben).

Во время плавания он услышал от матросов легенду, которая легла в основу его новой оперы Летучий голландец (Der fliegende Hollander). Чета Вагнеров провела во Франции два с половиной года (с 20 августа 1839 по 7 апреля 1842).

Несмотря на всевозможные трудности и отсутствие постоянного заработка, Рихард развернулся в Париже в полную силу.

Рихард и Козима Вагнер, 1872 год

Обаяние, блеск интеллекта обеспечили ему уважение и дружбу ряда выдающихся людей. Так, Ф.Хабенек, дирижер парижской «Гранд-Опера», авторитетно засвидетельствовал выдающееся композиторское дарование Вагнера (на того, в свою очередь, произвела глубокое впечатление интерпретация Хабенеком произведений Бетховена); издатель М.

Шлезингер дал Вагнеру работу в издаваемой им «Музыкальной газете». Среди сторонников композитора были немецкие эмигранты: специалист по классической филологии З.Леерс, художник Э.Киц, поэт Г.Гейне. Мейербер благосклонно отнесся к немецкому музыканту, а кульминацией парижских лет стало знакомство Вагнера с Г.Берлиозом.

 

В творческом отношении парижский период тоже принес немалые плоды: здесь была написана симфоническая увертюра Фауст (Faust), завершена партитура Риенци, закончено либретто Летучего голландца, возникли замыслы новых опер – Тангейзера (Tanhauser, результат чтения сборника старинных немецких легенд братьев Гримм) и Лоэнгрина (Lohengrin). В июне 1841 Вагнер узнал, что Риенци принят к постановке в Дрездене. 

Дрезден, 1842–1849. 

Воодушевившись полученным известием, чета Вагнеров решила вернуться на родину.

В Лейпциге (где им помогло семейство Брокгауз), Мюнхене и Берлине Вагнер встретился с рядом препятствий, а прибыв в Дрезден, обнаружил недовольных оркестрантов, перед которыми партитура Риенци ставила необычные задачи, постановщиков, которым либретто оперы казалось слишком длинным и запутанным, и художников, отнюдь не расположенных тратить деньги на костюмы для никому не известной оперы. Однако Вагнер не сдавался, и его усилия увенчались триумфальной премьерой Риенци 20 октября 1842. Результатом успеха явилось, в частности, сближение Вагнера с Ф.Листом, а также приглашения продирижировать концертами в Лейпциге и Берлине. 

Вслед за Риенци в Дрездене в начале 1843 был поставлен и Летучий голландец.

Хотя эта опера выдержала только четыре представления, имя Вагнера приобрело известность столь значительную, что в феврале 1843 он был назначен на должность придворного капельмейстера (руководителя придворной оперы).

Эта новость привлекла внимание многочисленных кредиторов композитора из разных городов Германии. Вагнер, гениально умевший улаживать конфликты, порождавшиеся жизнью не по средствам, справился с нашествием кредиторов – так же, как с предыдущими и последующими инцидентами такого рода. 

Вагнер с семьёй и друзьями в 1881 году

У Вагнера были замечательные идеи (позже он развил их в своих литературных трудах): он хотел преобразовать придворный оркестр так, чтобы тот мог надлежащим образом исполнять партитуры Бетховена – кумира молодого Вагнера; одновременно он проявлял заботу об улучшении условий жизни оркестрантов. Он добивался освобождения театра от опеки двора с его бесконечными интригами, стремился к расширению репертуара церковной музыки введением в него творений великого Палестрины. 

Естественно, подобные реформы не могли не вызвать сопротивление, и хотя многие дрезденцы поддерживали Вагнера (по крайней мере, в принципе), все же они остались в меньшинстве, и когда 15 июня 1848 – вскоре после революционных событий в городе – Вагнер выступил публично в защиту республиканских идей, он был смещен со своего поста. 

Между тем композиторская слава Вагнера росла и крепла. Летучий голландец заслужил одобрение маститого Л.Шпора, который исполнил оперу в Касселе; она шла также в Риге и Берлине. Риенци был поставлен в Гамбурге и Берлине; премьера Тангейзера состоялась 19 октября 1845 в Дрездене.

В последние годы дрезденского периода Вагнер изучал эпос Песнь о нибелунгах и часто выступал в печати. Благодаря участию Листа – страстного пропагандиста новой музыки – в Веймаре были осуществлены концертное исполнение третьего акта только что законченного Лоэнгрина и постановка Тангейзера в полной (т.н.

дрезденской) редакции. 

Бюст Вагнера в Лейпциге

В мае 1849, находясь в Веймаре на репетициях Тангейзера, Вагнер узнал, что в его доме был обыск и уже подписан ордер на его арест в связи с участием в дрезденском восстании. Оставив в Веймаре жену и многочисленных кредиторов, он спешно уехал в Цюрих, где провел следующие 10 лет. 

Изгнание. 

Одной из первых в Цюрихе ему оказала поддержку Джесси Лоссо, англичанка, жена французского негоцианта; она не осталась равнодушной к ухаживаниям немецкого музыканта.

За этим скандалом последовал другой, приобретший бльшую огласку: речь идет о связи Вагнера с Матильдой Везендонк, жене мецената, давшего Вагнеру возможность поселиться в комфортабельном доме на берегу Цюрихского озера. 

В Цюрихе Вагнер создал все свои главные литературные труды, включая Искусство и революцию (Die Kunst und die Revolution), Художественное произведение будущего (Das Kunstwerk der Zukunft, вдохновленное философией Людвига Фейербаха и посвященное ему), Оперу и драму (Oper und Drama), а также совершенно неуместный памфлет Евреи в музыке (Das Judenthum in Musik). Здесь Вагнер обрушивается с нападками на Мендельсона и Мейербера, на поэтов Гейне и Бёрне; что касается Гейне, то Вагнер даже выражал сомнение в его умственных способностях. Помимо литературного труда, Вагнер выступал как дирижер – в Цюрихе (циклы концертов проводились по подписке) и в сезон 1855 в Филармоническом обществе в Лондоне. Главным же его делом была разработка грандиозной музыкально-драматургической концепции, которая после четверти века упорного труда приняла форму оперной тетралогии Кольцо нибелунга (Der Ring des Nibelungen). 

В 1851 веймарский двор, по настоянию Листа, предложил Вагнеру 500 талеров с тем, чтобы часть будущей тетралогии – Смерть Зигфрида (впоследствии финал цикла – Гибель богов, Gtterdmmerung) была готова к исполнению в июле 1852. Однако вагнеровский замысел явно превышал возможности веймарского театра. Как писал композитор своему другу Т.Улигу, в ту пору он уже представлял себе Кольцо нибелунга как «три драмы с трехактным вступлением». 

Замок Нойшванштайн.
Фотография Йозефа Альберта (1886 или 1887)

В 1857–1859 Вагнер прервал работу над сагой о нибелунгах, захваченный историей Тристана и Изольды. Новая опера возникла благодаря Матильде Везендонк и была вдохновлена любовью Вагнера к ней. Во время сочинения Тристана Вагнер познакомился с композитором и дирижером Г.

фон Бюловым, женатом на дочери Листа – Козиме (в будущем ставшей женой Вагнера). Тристан был почти закончен, когда летом 1858 его автор спешно покинул Цюрих и уехал в Венецию: это случилось в результате очередной ссоры с Минной, которая вновь заявила о своем твердом намерении никогда более не жить с мужем.

Выдворенный из Венеции австрийской полицией, композитор отправился в Люцерн, где и завершил работу над оперой. 

Около года Вагнер не встречался с женой, однако в сентябре 1859 они вновь съехались в Париже. Вагнер предпринял еще одну попытку покорения французской столицы – и опять потерпел неудачу.

Три его концерта, данные в 1860, были враждебно встречены прессой и не принесли ничего, кроме убытков. Годом позже премьера Тангейзера в «Гранд-Опера» – в новой, сделанной специально для Парижа, редакции – была освистана разбушевавшимися членами «Жокей-клуба».

Как раз в это время Вагнер узнал от саксонского посла, что имеет право вернуться в Германию, в любую область, кроме Саксонии (этот запрет был снят в 1862). Композитор использовал полученное разрешение для поисков театра, который взялся бы за постановку его новых опер.

Ему удалось обратить в свою веру нотоиздателя Шотта, который выдавал ему щедрые авансы. 

В 1862–1863 Вагнер совершил ряд концертных поездок, прославивших его как дирижера: он выступал в Вене, Праге, Петербурге, Будапеште и Карлсруэ.

Однако неуверенность в завтрашнем дне тяготила его, и в 1864, перед лицом угрозы ареста за долги, он совершил очередной побег – на этот раз со своей цюрихской знакомой Элизой Вилле – в Мариенфельд.

Это было поистине последнее убежище: как пишет в своей книге Эрнест Ньюмен, «большинство друзей композитора, особенно располагавших средствами, устали от его просьб и даже начали бояться их; они пришли к выводу, что Вагнер абсолютно неспособен соблюдать элементарные приличия, и не собирались более позволять ему покушаться на их кошельки». 

Мюнхен. Второе изгнание. 

В этот момент пришла нежданная помощь – от Людвига II, который только что взошел на королевский престол в Баварии. Больше всего на свете молодой король любил оперы Вагнера, – а они исполнялись в Германии все чаще и чаще – и пригласил их автора в Мюнхен. Летом 1865 королевская труппа осуществила премьеру Тристана (четыре спектакля).

Незадолго до того Козима фон Бюлов, с которой Вагнер с конца 1863 связал свою жизнь, родила ему дочь. Это обстоятельство давало политическим оппонентам Вагнера в Баварии повод настаивать на удалении композитора из Мюнхена.

И снова Вагнер стал изгнанником: на этот раз он поселился в Трибшене на берегу Люцернского озера, где провел следующие шесть лет. 

В Трибшене он закончил Мейстерзингеров, Зигфрида и большую часть Гибели богов (две другие части тетралогии были завершены десятилетием ранее), создал ряд литературных трудов, наиболее важные из которых – О дирижировании (ber das Dirigieren, 1869) и Бетховен (1870).

Он также завершил автобиографию: книга Моя жизнь (изложение в ней доведено только до 1864) появилась по настоянию Козимы, которая после развода с фон Бюловым стала женой Вагнера. Это случилось в 1870, через год после рождения единственного сына композитора – Зигфрида.

К тому времени Минны Вагнер уже не было в живых (она умерла в 1866). 

Людвиг Баварский, разочаровавшись в Вагнере как человеке, неизменно оставался страстным поклонником его искусства.

Вопреки серьезным препятствиям и собственным предубеждениям он добился постановки в Мюнхене Мейстерзингеров (1868), Золота Рейна (Das Rheingold, 1869) и Валькирии (Die Valkre, 1870), и столица Баварии превратилась в мекку для европейских музыкантов.

В те годы Вагнер стал бесспорным лидером в европейской музыке. Избрание в Прусскую королевскую академию искусств стало поворотным пунктом в биографии Вагнера. Теперь его оперы ставились по всей Европе и часто встречали у публики горячий прием.

Новый закон об авторском праве упрочил его материальное положение. Э.Фрич опубликовал собрание его литературных трудов.

Оставалось лишь осуществить мечту о новом театре, где могли бы получить идеальное воплощение его музыкальные драмы, а их Вагнер теперь осмысливал как источник возрождения немецкого национального самосознания и немецкой культуры.

Понадобилось много труда, поддержка доброжелателей и финансовая помощь короля, чтобы начать строительство театра в Байройте: он был открыт в августе 1876 премьерой Кольца нибелунга. Король присутствовал на спектаклях, и это была первая его встреча с Вагнером после восьмилетней разлуки. 

Последние годы. 

После торжеств в Байройте Вагнер с семьей совершил путешествие в Италию; он встретился с графом А.Гобино в Неаполе и с Ницше в Сорренто.

Когда-то Вагнер и Ницще были единомышленниками, но в 1876 Ницше заметил в композиторе перемену: имелся в виду замысел Парсифаля (Parsifal), в котором Вагнер после «языческого» Кольца нибелунга возвращается к христианским символам и ценностям. Более Ницше и Вагнер не встречались. 

Поздний период философских исканий Вагнера нашел выражение в таких литературных произведениях, как Есть ли у нас надежда? (Wollen wir hoffen, 1879), Религия и искусство (Religion und Kunst, 1889), Героизм и христианство (Heldentum und Christentum, 1881), а главным образом в опере Парсифаль. Эта последняя опера Вагнера в соответствии с королевским указом могла исполняться только в Байройте, и такое положение сохранялось до декабря 1903, когда Парсифаль был поставлен в нью-йоркской «Метрополитен-опера». 

В сентября 1882 Вагнер снова отправился в Италию. Его мучили сердечные приступы, и один из них, 13 февраля 1883, стал роковым.

Тело Вагнера было перевезено в Байройт и захоронено с государственными почестями в саду его виллы «Ванфрид». Козима на полвека пережила мужа (умерла в 1930).

В один год с нею скончался Зигфрид Вагнер, сыгравший значительную роль в сохранении наследия своего отца и традиций исполнения его произведений. 

В гораздо большей мере, чем все европейские композиторы с конца 16 в. (времени Флорентийской камераты), Вагнер рассматривал свое искусство как синтез и как способ выражения определенной философской концепции. Ее суть облечена в форму афоризма в следующем пассаже из Художественного произведения будущего:

«Как человек до тех пор не освободится, пока не примет радостно узы, соединяющие его с Природой, так и искусство не станет свободным, пока у него не исчезнут причины стыдиться связи с жизнью».

Из этой концепции проистекают две основополагающие идеи: искусство должно твориться сообществом людей и принадлежать этому сообществу; высшая форма искусства – музыкальная драма, понимаемая как органическое единство слова и звука. Воплощением первой идеи стал Байройт, где театр трактуется как храм, а не как развлекательное заведение; воплощением второй идеи – созданная Вагнером музыкальная драма.

Источник: https://tunnel.ru/post-vagner-rikhard

Ссылка на основную публикацию