Айседора дункан: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Айседора Дункан. Танец жизни Айседоры Дункан

Айседора Дункан. Танец жизни Айседоры Дункан.

 Айседора Дункан!

Эта американская танцовщица не просто изменила сложившиеся представления о танце – она стала основоположницей радикального нового стиля. Позднее его назовут эмоционально свободным и экспрессивным.

Айседора Дункан выступала босиком в лёгкой тунике, следуя идеалам эстетики эллинизма. Она считала, что музыка должна соответствовать величию танца, поэтому танцевала под композиции Бетховена и других великих композиторов.

Биография Айседоры Дункан.

Айседора родилась у моря в солнечном Сан-Франциско, однако детство девочки нельзя назвать счастливым – её отец, Джозеф Дункан, обанкротился и сбежал, оставив жену с четырьмя детьми.

С ранних лет будущую танцовщицу воспитывала мать. Она была музыкантшей и подрабатывала, давая частные уроки, часто задерживалась допоздна. Предоставленная самой себе Айседора могла бродить по морскому берегу, предаваясь фантазиям. Здесь она впервые начала танцевать, подражая ветру и морским волнам.

В пятилетнем возрасте Айседору отдали в школу. Однако Дункан нельзя было назвать прилежной ученицей – школьное образование она считала бесполезным. В 13 лет Айседора бросила учёбу и серьёзно занялась музыкой и танцами, продолжив самообразование.

В восемнадцать леь Айседора Дункан переехала в Чикаго, где стала выступать с танцевальными номерами в ночных клубах. Танцовщицу преподносили как экзотическую диковинку: она танцевала босиком в греческом хитоне, чем изрядно шокировала публику.

Айседора выступала в «Богеме», клубе, где собирались поэты, артисты, композиторы, которых объединяло одно – бедность. Среди них был сорокапятилетний поляк Иван Мироцкий. Копна рыжих курчавых волос, окладистая борода и проницательные голубые глаза.

Иван по большей части сидел в углу, курил трубку, с иронической улыбкой поглядывая на собравшихся. Пройдёт много времени, прежде чем Дункан узнает о его неразделенной страсти. Этот солидный человек безумно и безнадёжно влюбился в невинную девочку.

Однажды во время совместной прогулки он сделал ей предложение.

Проблема была в том, что Мироцкий был беден. Обеспечить Айседоре беззаботное существование он не мог. Кроме того, как выяснилось позже, у него уже была жена. Этот неудавшийся роман положил начало череде неудач в личной жизни, которые преследовали танцовщицу всю ее жизнь. Дункан никогда не была абсолютно, безоговорочно счастлива.

В 1903 году Айседора Дункан вместе с семьей совершает артистическое паломничество в Грецию. Здесь Дункан инициировала строительство храма на холме Копанос для проведения танцевальных занятий.

Выступления Дункан в храме сопровождал хор из десяти отобранных ею мальчиков-певцов, с которым с 1904 года она давала концерты в Вене, Мюнхене, Берлине.

Одетые в туники и сандалии, эксцентричные иностранцы вызывали настоящий переполох на улицах Афин.

В 1904 году Дункан познакомилась и вошла в близкую связь с театральным режиссёром-модернистом Эдвардом Гордоном Крэгом, от которого родила дочь.

В конце 1904 – начале 1905 годов дала несколько концертов в Санкт-Петербурге и Москве, где, в частности, познакомилась со Станиславским.

В январе 1913 года Дункан вновь приехала на гастроли в Россию. Здесь у неё нашлось немало поклонников и последователей, основавших собственные студии свободного, или пластического, танца.

В 1921 году нарком просвещения РСФСР Луначарский официально предложил Дункан открыть танцевальную школу в Москве, пообещав финансовую поддержку.

Однако обещаний советского правительства хватило ненадолго, Дункан стояла перед выбором — бросить школу и уехать в Европу или заработать деньги, отправившись на гастроли.

И в это время у нее появился еще один повод, чтобы остаться в России, — Сергей Есенин.

Айседоре 43, она располневшая женщина с коротко остриженными крашеными волосами. Сергею — 27, золотоволосый поэт атлетического телосложения. Через несколько дней после знакомства он перевез вещи и переехал к ней сам, на Пречистенку, 20. Некоторое время спустя они поженились.

Этот брак был странен для всех окружающих уже хотя бы потому, что супруги общались через переводчика, не понимая языка друг друга. Сложно судить об истинных взаимоотношениях пары.

Есенин был подвержен частой смене настроения, иногда на него находило что-то, и он начинал кричать на Айседору, обзывать ее последними словами, бить, временами он становился задумчиво-нежен и очень внимателен.

За границей Есенин не мог смириться с тем, что его воспринимают как молодого мужа великой Айседоры, это тоже было причиной постоянных скандалов.

Кризис в отношениях был логичен. Поэт уходил, уединялся, пил. Она не понимала, требовала объяснить, устраивала сцены. Последний раз они встретились перед самой смертью Есенина. Он пришёл к ней за кулисы, чтобы сказать, что любит свою Айсидору.

Известие о смерти поэта застало Айседору в Париже. Она прожила ещё два года.

Айседора Дункан трагически погибла в Ницце, её задушил собственный шарф, попавший в ось колеса автомобиля, на котором она совершала прогулку.

Утверждалось, что её последними словами, сказанными перед тем, как сесть в автомобиль, было: «Прощайте, друзья! Я иду к славе». Её прах покоится в колумбарии на кладбище Пер-Лашез.

Танец жизни Айседоры Дункан.

Айседора Дункан не была просто артисткой и танцовщицей. Её стремления шли намного дальше простого совершенствования исполнительского мастерства.

Айседора Дункан, как и её единомышленницы, мечтала о создании нового человека, для которого танец будет более чем естественным делом. Особое влияние на Дункан, как и на все её поколение, оказал Ницше. В ответ на его философию, Дункан написала книгу «Танец будущего».

Айседора Дункан писала, что новая женщина выйдет на новый интеллектуально-физический уровень: «Если моё искусство символично, то символ этот – только один: свобода женщины и эмансипация её от закосневших условностей, которые лежат в основе пуританства». 

Айседора Дункан подчеркивала, что танец должен быть естественным продолжением человеческой души и движения, отражать его эмоции и характер! И это у неё получалось!

 Айседора Дункан.  Танец жизни Айседоры Дункан.

Москва. Брачное агентство в Москве

Модный женский сайт: Я-самая-красивая.рф

хорошая девочка. плохая девочка.

Источник: http://www.i-kiss.ru/rubrika/aisedora__dunkan

Айседора Дункан: «Гениальная босоножка»

Опубликовано пользователем сайта

«Гениальная босоножка»

Эта выдающаяся женщина родилась в мае 1878 года в Америке. Ее отец, обанкротившись, сбежал из дома, оставив жену с четырьмя детьми без средств к существованию. Так что, можно сказать, отношения с мужчинами не заладились у Айседоры Дункан с самого юного возраста.

В 13 лет Айседора бросила школу, занявшись серьезно только музыкой и танцем. А еще через пять лет она уехала в большой город Чикаго, чтобы добиться успеха и славы на ниве искусства. Тут ее поджидала первая любовь — рыжий поляк Иван Мироский, старше ее почти на четверть века и к тому же женатый.

Однако неудача в личной жизни была восполнена первыми успехами в танце — отрицавшая классическую школу балета, выражавшая в движении свои сиюминутные чувства, юная Дункан, танцевавшая босиком в прозрачных одеждах, покорила изысканную публику светских салонов.

У начинающей танцовщицы появились деньги, она тут же направилась в Европу, надеясь, что там ей откроется какой-то неведомый мир.

В Греции танцовщица увлеклась античным искусством, с той поры туника стала постоянным атрибутом ее выступлений. Но до Греции был Будапешт, где заокеанскую звезду заметил и оценил сам наследник австрийского престола — эрцгерцог Фердинанд.

Здесь же, на Дунае, встретилась Дункан и новая любовь, тоже оказавшаяся краткой. Избранником Айседоры на этот раз был молодой венгерский актер Оскар Бережи.

Общение с ним привело Дункан к печальному выводу, что обычная семейная жизнь с любимым мужчиной для нее невозможна.

Она побывала в Германии, где увлеклась величественной музыкой Вагнера и попыталась выразить ее в своих пластических импровизациях. В Германии у нее случился короткий и вполне платонический роман с местным искусствоведом Генрихом Тоде.

Чуть позже, попав впервые на гастроли в Россию, знаменитая уже танцовщица сумела покорить еще одного деятеля искусств — уже прославленного к тому времени режиссера Константина Станиславского.

Правда, и с ним отношения дальше нежных поцелуев не пошли.

Впервые долгие и серьезные отношения с мужчиной возникли у Дункан в Берлине, где она познакомилась с великим английским театральным режиссером Гордоном Крэгом, тоже попавшим под очарование и личности Дункан, и ее искусства.

Первые недели совместной жизни были счастливыми, однако вскоре Крэг стал намекать, что хотел бы видеть Айседору не знаменитой артисткой, а просто домашней хозяйкой. На такое танцовщица согласиться не могла.

И хотя у них родилась дочь, которой Крэг дал поэтичное ирландское имя Дидрэ, союз двух художественных натур распался.

Между тем слава Айседоры Дункан уже гремела по всему миру. Ее называли «божественной босоножкой», а ее манера танцевать стала модной и ведущей во многих культурных столицах Европы, включая Петербург.

Пляска смерти

Окрыленная материнством, Айседора Дункан решила заняться и другими детьми — она открыла в Париже школу танца.

Содержание этой детской школы стоило дорого, и тут Дункан познакомилась с одним из самых богатых людей Европы. Это был сын изобретателя и производителя знаменитых швейных машинок — Парис Юджин Зингер.

Он охотно дал деньги на школу. Знакомство переросло в дружбу, а затем и в любовь.

Танцовщица из бедной американской глубинки стала завсегдатаем светских приемов и обладательницей неслыханной роскоши. Родился сын Патрик. Казалось, наступило счастье, сбылись все мечты.

Но вот на одной из вечеринок Зингер страшно приревновал Айседору, поссорился с ней и уехал в Египет. Дети остались в Париже, а сама Дункан отправилась на гастроли в Россию.

Здесь у нее начались вдруг кошмарные видения: среди белых сугробов ей чудятся два гроба, а по ночам ей слышится «Траурный марш» Шопена.

С мрачными предчувствиями Айседора вернулась в Париж и, забрав детей, отвезла их на отдых в живописное местечко Версаль неподалеку от французской столицы. Вскоре туда явился и Зингер, произошло примирение. Снова возникло ощущение идиллии. И опять судьба разрушила все самым ужасным образом.

После прогулки по Парижу с Зингером и  детьми Айседора решила остаться в городе, чтобы заняться танцем у себя в ателье. Были дела в Париже и у Зингера, поэтому детей вместе с шофером отправили на автомобиле в Версаль.

По дороге машина заглохла, шофер вышел осмотреть мотор, а тем временем автомобиль скатился в Сену, и дети погибли. Смерть шестилетней Дидрэ и трехлетнего Патрика столь сильно потрясла Дункан, что она даже не могла плакать, а впала в глубокую депрессию.

При этом она ходатайствовала за шофера, зная, что у него тоже есть дети.

Она хотела покончить жизнь самоубийством, и только маленькие воспитанницы из школы танца остановили Дункан. Чтобы как-то отвлечься, Айседора уехала на Средиземное море. Но и здесь ее преследовали образы погибших детей.

Однажды они почудились ей в морских волнах, и Айседора упала в обморок. А когда пришла в себя, то увидела перед собой симпатичного молодого человека. «Я могу вам чем-нибудь помочь?» — спросил он. «Да, дайте мне ребенка».

Их связь оказалась недолгой, итальянец был помолвлен и отменять свадьбу не стал. А их сын умер через несколько часов после рождения.

Последний узел

В Европе произошли огромные события — началась и закончилась Первая мировая война, пали империи, в России свершилась революция.

В советскую Россию и отправилась по приглашению наркома Луначарского в 1921 году Айседора Дункан.

Она заявила: «Я хочу, чтобы рабочий класс за все свои страдания и лишения получил бы награду, видя своих детей прекрасными». В Москве она открыла очередную школу танцев для детей.

Когда Айседоре было всего два года от роду, в их доме случился пожар, и девочку из окна выбросили на руки полицейскому. С той поры языки алого пламени стали для Дункан неким символом жизни и смерти.

Она часто выступала на сцене с огромным алым шарфом, создавая им образ сполохов огня. Теперь в советской России этот шарф стал еще и символом революции. Она танцевала на сцене Большого театра под «Интернационал», а из бывшей царской ложи ей рукоплескал Ленин.

Пройдет несколько лет, и алый шарф завяжет на жизни Дункан свой последний узел.

В Москве немолодая уже танцовщица познакомилась с юным и очень популярным русским поэтом Сергеем Есениным. И хотя они не знали языка друг друга и общались через переводчика, но вспыхнула страстная любовь, которая закончилась официальным браком — первым в жизни Дункан.

Но и эта любовь просуществовала недолго. Поэт, как известно, сильно пил, они часто ссорились, в конце концов, он прислал ей телеграмму: «Я люблю другую, женат, счастлив».

Когда через два года Есенин погиб (по официальной версии он покончил жизнь самоубийством) и Дункан узнала об этом уж в Европе, то сказала: «Я рыдала и страдала из-за него так много, что он исчерпал все мои возможности для страдания».

При том Айседора Дункан поступила очень благородно — все права на гонорары Есенина она отдала матери и сестрам поэта, хотя, как вдове, они полагались ей.

В те годы сама Дункан очень нуждалась, ей было почти 50 лет, с былой грацией и былым успехом она танцевать уже не могла.

К тому же она повсюду, где только можно, открывала школы танца для детей, которые затем обычно быстро закрывались из-за отсутствия средств.

Только московская школа танца на Пречистенке просуществовала два десятилетия, благодаря поддержке правительства. Руководила школой ученица и приемная дочь Айседоры — Ирма Дункан.

…О последних днях великой танцовщицы известно немного. Среди ее последних мужчин называют русского пианиста-эмигранта Виктора Серова, который был ее вдвое младше. Она страшно ревновала его и даже хотела однажды покончить жизнь самоубийством.

Но через несколько дней после этого судьба распорядилась иначе. Отправляясь на прогулку в открытом автомобиле, Айседора Дункан повязала свой любимый алый шарф с длинными концами. Машина тронулась с места, шарф попал в ось колеса, затянулся и задушил Дункан.

Произошло это ясным осенним днем 14 сентября 1927 года.

Похоронена великая танцовщица и женщина необычной трагической судьбы на знаменитом парижском кладбище Пер-Лашез.

Источник: Газета Аргументы и Факты

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/vokrug_sveta/109337_aysedora-dunkan-genialnaya-bosonozhka

Свадебный альбом: 10 фотографий Сергея Есенина и Айседоры Дункан

Брак Сергея Есенина и Айседоры Дункан продлился два года по документам и в два раза меньше – фактически. Языковой барьер (он толком не знал иностранных языков, она изъяснялась на ломаном русском), разница в возрасте (она была старше его почти на 20 лет), буйный темперамент обоих – поэт и танцовщица классически “не сошлись характерами”.

Вся их семейная жизнь уложилась в длинное свадебное путешествие, медовый месяц длиной почти в год, в которое Дункан увезла своего поэта с “золотой головой” после регистрации в ЗАГСе Хамовнического района Москвы. В США и Европе их много снимали для местной прессы – благодаря путешествию осталось много фотографий. 10 лучших из них – в совместном материале m24.

ru и Московского государственного музея Сергея Есенина.

Есенин и Дункан в Дюссельдорфе, 1922 год. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Айседора Дункан приехала в СССР за мечтой о свободе. Танцовщица много раз бывала здесь с гастролями до революции, и когда в 1921 году нарком просвещения Анатолий Луначарский предложил ей открыть свою школу танца в Советской России, она согласилась с восторгом.

О том, что значительную сумму денег на создание школы ей придется добывать самостоятельно, как и о том, что жить она будет впроголодь и в плохо отапливаемом помещении, наркомпрос, конечно, умолчал. “Отныне я буду лишь товарищем среди товарищей, я выработаю обширный план работы для этого поколения человечества.

Прощай, неравенство, несправедливость и животная грубость старого мира, сделавшего мою школу несбыточной!” – восторженно написала Дункан, отправляясь в путь.

Светлана Шетракова, директор Московского государственного музея Сергея Есенина:

– Возрожденный Дункан новый танец и его пропаганда были для нее главным смыслом жизни, утешением после трагической утраты обоих детей. Айседора Дункан была поистине незаурядным творческим человеком. Она отказалась от классических канонов танца, от бутафорских условностей, она возрождала античный дух, связь человека с природой и с божественным началом. Ее окружал особенный шлейф, когда она даже просто шла по сцене. Для того чтобы понять это, не нужно было быть знатоком танца. Нужно было быть Поэтом – таким, как Сергей Есенин! Он все это почувствовал, и это было ему близко.

Читайте также:  Нани брегвадзе: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Айседора Дункан в 1919 году. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Встреча произошла в день рождения поэта, 3 октября 1921 года, у художника-авангардиста Жоржа Якулова. Как вспоминает тогдашний пресс-секретарь Дункан Илья Шнейдер, Есенин ворвался в мастерскую с криком: “Где Дункан?”.

И уже через считаные минуты стоял на коленях перед ней, полулежавшей на софе. Она гладила его по голове, он смотрел на нее – так они и общались весь вечер.

“Он читал мне свои стихи, я ничего не поняла, но я слышу, что это музыка и что стихи эти писал genie!”, – так позже сказала Дункан Шнейдеру.

Светлана Шетракова, директор Московского государственного музея Сергея Есенина:

– Иногда о Есенине говорят, что в его чувствах к Дункан было больше любви к ее славе, нежели к ней самой. Это, безусловно, не так. Он был проникнут тайной гармонией ее танца, который выражал в своем творчестве. По мастерству и таланту они были на одной волне, составляя союз “летающих звезд благодать…”. Есенина по-своему не могла не волновать известность Дункан, это будоражило его творческое начало. У них было много похожего – они оба были людьми будущего и большими художниками.

Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Довольно быстро Есенин и Дункан начали жить вместе, но отношения зарегистрировали только перед поездкой в США, чтобы избежать проблем с полицией нравов. Брак оформили в ЗАГСе Хамовнического района Москвы.

Илья Шнейдер вспоминал, что перед свадьбой Дункан просила его подделать дату рождения в ее паспорте, чтобы скрыть разницу в возрасте – она была старше Есенина на 18 лет. “Это для Езенин. Мы с ним не чувствуем этих пятнадцати лет разницы, но она тут написана… И мы завтра дадим наши паспорта в чужие руки…

Ему, может быть, будет неприятно”, – говорила она. В ЗАГСе разница в возрасте действительно сократилась – до 10 лет.

Айседора Дункан (в центре) с Сергеем Есениным и приемной дочерью Ирмой Дункан в день бракосочетания. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Их отношения были странными для окружающих. Есенин часто бывал груб с Дункан, ей же это как будто нравилось. Характерный эпизод вспоминает в своем “Романе без вранья” современник обоих поэт Анатолий Мариенгоф: “Когда Есенин как-то грубо в сердцах оттолкнул прижавшуюся к нему Изидору Дункан, она восторженно воскликнула:

– Ruska lubow!”.

Берлин, 1922 год. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Она относилась к нему по-матерински нежно – так он сам позже сформулировал в разговоре с журналисткой Галиной Бениславской, которую в 1921 году оставил ради Айседоры. “А какая она нежная была со мной, как мать. Она говорила, что я похож на ее погибшего сына.

В ней вообще очень много нежности”, – такие слова Есенина Бениславская приводит в своих воспоминаниях. Однако он даже не допускал мысли о том, чтобы вернуться к жене, и обрубал любые попытки Бениславской вывести разговор в это русло: “Там для меня конец.

Совсем конец”.

Светлана Шетракова, директор Московского государственного музея Сергея Есенина:

– Подробности личной жизни Есенина любят смаковать, особенно – обсуждать, кого из своих женщин он любил больше. Делать это совершенно ни к чему. Он был поэтом, поэтому каждая новая встреча была для него взлетом, подъемом духа, выражавшемся в творчестве. Эти чувства, – как огонь небесный, – были очень сильны, поэтому они не могли продлиться долго. Есенин и Дункан были нужны друг другу – пусть и на короткое время, но так необходимое двум поистине незаурядным личностям.

Париж, 1922 год. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

В своем американско-европейском путешествии они прожили целую жизнь, в которой было все – скандалы, ревность, попытки Есенина сбежать от материнской опеки в бордель, ругань, рукоприкладство, битье зеркал в гостиничных номерах.

Берлин, 1922 год. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Путешествие, ради которого они поженились, просто не могло не развести их в разные стороны. В СССР Айседора была великой танцовщицей, а за границей никто не спешил признавать Есенина великим поэтом. Из Америки он пишет Всеволоду Рождественскому письмо, полное обиды. Оказавшись в Нью-Йорке, Есенин вышел прогуляться.

Его внимание привлекла витрина газетного киоска, точнее – его собственная фотография на первой полосе одной из газет. “Купил я у него добрый десяток газет, мчусь домой, соображаю – надо тому, другому послать. И прошу кого-то перевести подпись под портретом.

Мне и переводят: “Сергей Есенин, русский мужик, муж знаменитой, несравненной, очаровательной танцовщицы Айседоры Дункан, бессмертный талант которой…” и т. д. и т. д. Злость меня такая взяла, что я эту газету на мелкие клочки изодрал и долго потом успокоиться не мог.

Вот тебе и слава! В тот вечер спустился я в ресторан и крепко, помнится, запил. Пью и плачу. Очень уж мне назад, домой, хочется”.

Светлана Шетракова, директор Московского государственного музея Сергея Есенина:

– Кажется, под тем снимком американский журналист еще отметил атлетическое сложение Есенина и предположил, что он хороший спортсмен. Конечно, это было больно творческому человеку, который был любим своей страной и верил, что весь мир проникнется любовью к его не имеющей границ поэзии.

Лидо, 1922 год. Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина

Максим Горький описывает одну из встреч с парой почти с ужасом, называя танцовщицу “пожилой, отяжелевшей, с красным, некрасивым лицом, окутанная платьем кирпичного цвета, она кружилась, извивалась в тесной комнате, прижимая ко груди букет измятых, увядших цветов, а на толстом лице ее застыла ничего не говорящая улыбка. Эта знаменитая женщина, прославленная тысячами эстетов Европы, тонких ценителей пластики, рядом с маленьким, как подросток, изумительным рязанским поэтом являлась совершеннейшим олицетворением всего, что ему было не нужно. Тут нет ничего предвзятого, придуманного вот сейчас; нет, я говорю о впечатлении того тяжелого дня, когда, глядя на эту женщину, я думал: как может она почувствовать смысл таких вздохов поэта: “Хорошо бы, на стог улыбаясь, мордой месяца сено жевать!”.

Светлана Шетракова, директор Московского государственного музея Сергея Есенина:

Источник: https://www.m24.ru/articles/138990

Дункан Айседора

Жизнь и творчество Айседоры Дункан

Спасение — в работе 

В детстве Айседора была несчастлива — отец, Джозеф Дункан, обанкротился и сбежал еще до ее рождения, оставив жену с четырьмя детьми на руках без средств к существованию.

Маленькая Айседора, которую, скрыв ее возраст, в 5 лет отдали в школу, чувствовала себя чужой среди благополучных одноклассников.

Это ощущение, общее для всех детей Дункан, и сплотило их вокруг матери, образовав «клан Дунканов», бросающий вызов всему миру. 

В 13 лет Айседора бросила школу, которую считала совершенно бесполезной, и серьезно занялась музыкой и танцами, продолжив самообразование. 

В 18 лет юная Дункан приехала покорять Чикаго и чуть было не вышла замуж за своего поклонника. Это был рыжий, бородатый сорокапятилетний поляк Иван Мироски. Проблема была в том, что он тоже был беден.

А вдобавок, как это выяснилось позже, еще и женат. Этот неудавшийся роман положил начало череде неудач в личной жизни, которые преследовали танцовщицу всю ее жизнь.

Дункан никогда не была абсолютно, безоговорочно счастлива

Айседора настаивала на том, что танец должен быть естественным продолжением человеческого движения, отражать эмоции и характер исполнителя, импульсом для появления танца должен стать язык души.

Все эти идеи, новаторские по своему характеру, естественно, вступали в противоречие с балетной школой того времени. Резкая оценка самого балета, тем не менее не мешала Дункан восхищаться грацией и артистизмом двух русских балерин — Кшесинской и Павловой.

Более того, с последней они впоследствии даже стали добрыми подругами, искренне ценившими талант друг друга. 

Выступления танцовщицы начались со светских вечеринок, где ее преподносили как пикантное дополнение, экзотическую диковинку: Айседора танцевала босиком, что было в новинку и изрядно шокировало публику. 

Гастроли заметно поправили материальное положение Дункан, и в 1903 г. она вместе с семьей совершила паломничество в Грецию.

Одетые в туники и сандалии, эксцентричные иностранцы вызывали настоящий переполох на улицах современных Афин.

Путешественники не ограничились простым изучением культуры любимой страны, они решили сделать свой вклад, построив храм на холме Капанос. Помимо этого Айседора отобрала 10 мальчиков для хора, который сопровождал пением ее выступления. 

Встречи и разлуки 

Вслед за женатым Мироски появился мужчина, оставшийся в ее памяти и автобиографии как Ромео. Весна, Будапешт и он, Оскар Бережи, талантливый актер и страстный возлюбленный, помолвка и знакомство с его семьей — все это казалось сказкой. А сказки, как известно, имеют свойство заканчиваться — Бережи предпочел Айседоре карьеру. Помолвку разорвали. 

Следующим промежуточным персонажем стал Хенрик Тоде, педагог и писатель, опять-таки женатый. Их отношения носили чисто платонический характер, этому роману и не суждено было стать чем-то большим. Потому что появился Крэг. 

Гордон Крэг, талантливейший театральный постановщик, Тедди, как называла его Айседора, занял огромное место в ее жизни. И, как всегда, счастье не было безоговорочным.

С самого начала они называли свою любовь «ненастоящей», подчеркивая ее временность, — Крэг метался от одной возлюбленной к другой, разрывался между запутанными финансовыми делами Айседоры и собственным творчеством, времени на которое оставалось все меньше и меньше.

И вместе с тем они были безумно влюблены и заваливали друг друга горами писем и нежных записок, когда находились в разлуке. 

Айседора Дункан и Сергей Есенин

И появилась Дидра, девочка, о рождении которой так мечтала Айседора. Великой танцовщице было 29 лет.

За этим последовала женитьба Крэга на Елене, давней возлюбленной, с которой его связывали данные обязательства. Айседора безумно ревновала и стыдилась своей ревности.

Еще в раннем детстве, на примере своего отца, она поняла, что любовь не может быть вечной. Очередным доказательством этого явился разрыв с Крэгом. 

В конце 1907 г. Дункан дала несколько концертов в Санкт-Петербурге. В это время она подружилась со Станиславским. Видя, как он восхищен ею, Айседора не могла удержаться от попытки превратить это в нечто большее.

Она описывает этот эпизод в автобиографии: когда она однажды поцеловала его в губы, «у него был страшно удивленный вид… он, глядя на меня, с ужасом воскликнул: «Но что же мы будем делать с ребенком?» «Каким ребенком?» — поинтересовалась я. «Нашим, конечно».

Я расхохоталась, а он посмотрел на меня с грустью и ушел». Тем не менее этот случай не разрушил их дружбы

Айседора по-прежнему оставалась одинока. Однажды, когда она сидела в театральной гримерной, к ней вошел мужчина с вьющимися светлыми волосами и бородой, статный и уверенный. «Парис Юджин Зингер», — представился он.

«Вот он, мой миллионер», — пронеслось в мозгу у Айседоры. Расточительную и эксцентричную танцовщицу неоплаченные счета всегда выводили из состояния равновесия. А счетов было много.

Айседора, так нуждавшаяся в детстве, любила жить шикарно.

И состоятельный поклонник пришелся очень кстати. Лоэнгрин, как называла его Дункан, был сыном одного из изобретателей швейной машинки, унаследовавшим внушительное состояние. Айседора привязалась к нему, они много путешествовали вместе, он дарил ей дорогие подарки и окружал нежнейшей заботой.

От Лоэнгрина у нее родился сын Патрик, и она чувствовала себя почти счастливой. Но Зингер был очень ревнив, а Айседора не собиралась полностью отказываться от приобретенной такими трудами самостоятельности и не флиртовать с другими мужчинами; к тому же она постоянно подчеркивала, что ее нельзя купить.

Однажды они серьезно поссорились, и, как всегда, когда ее любовные отношения давали трещину, она полностью погрузилась в работу. 

В январе 1913 г. Дункан выехала на гастроли в Россию. Именно в это время у нее начались видения: то ей слышался похоронный марш, то появлялось предчувствие смерти. Последней каплей были померещившиеся ей между сугробов два детских гроба. Она немного успокоилась, лишь когда встретилась с детьми и увезла их в Париж. Зингер был рад видеть сына и Дидру. 

Детей после встречи с родителями вместе с гувернанткой отправили в Версаль. По дороге мотор заглох, и шофер вышел проверить его, мотор внезапно заработал и… Тяжелый автомобиль скатился в Сену. Детей спасти не удалось. 

Айседора не плакала, она старалась облегчить горе тех, кто был рядом с ней. Родственники, сначала удивлявшиеся ее самообладанию, стали опасаться за ее рассудок. Дункан тяжело заболела. От этой утраты она не оправилась никогда. 

Однажды, гуляя по берегу, она увидела своих детей: они, взявшись за руки, медленно зашли в воду и исчезли. Айседора бросилась на землю и зарыдала. Над ней склонился молодой человек. «Спасите меня… Спасите мой рассудок. Подарите мне ребенка», — прошептала Дункан. Молодой итальянец был помолвлен, и их связь была коротка. Ребенок, родившийся после этой связи, прожил лишь несколько дней. 

Читайте также:  Алена свиридова: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Золотоволосый поэт 

В 1921 г. Луначарский официально предложил танцовщице открыть школу в Москве, обещая финансовую поддержку. Однако обещаний советского правительства хватило ненадолго, Дункан стояла перед выбором — бросить школу и уехать в Европу или заработать деньги, отправившись на гастроли.

И в это время у нее появился еще один повод, чтобы остаться в России, — Сергей Есенин. Ей 43, она располневшая женщина с коротко остриженными крашеными волосами. Ему — 27, золотоволосый поэт атлетического телосложения.

Через несколько дней после знакомства он перевез вещи и переехал к ней сам, на Пречистенку, 20

Удивительно, но при всем своем огромном желании любить и быть любимой Айседора лишь однажды все-таки вышла замуж. И то, получается, по расчету — Есенина иначе не выпускали с ней за границу. Этот брак был странен для всех окружающих уже хотя бы потому, что супруги общались через переводчика, не понимая языка друг друга. Сложно судить об истинных взаимоотношениях этой пары.

Есенин был подвержен частой смене настроения, иногда на него находило что-то, и он начинал кричать на Айседору, обзывать ее последними словами, бить, временами он становился задумчиво-нежен и очень внимателен.

За границей Есенин не мог смириться с тем, что его воспринимают как молодого мужа великой Айседоры, это тоже было причиной постоянных скандалов. Так долго продолжаться не могло. «У меня была страсть, большая страсть. Это длилось целый год… Мой Бог, каким же слепцом я был!.. Теперь я ничего не чувствую к Дункан».

Результатом размышлений Есенина стала телеграмма: «Я люблю другую, женат, счастлив». Их развели, благо это так легко было сделать в России в то время. 

Последним ее возлюбленным стал молодой русский пианист Виктор Серов. Кроме общей любви к музыке, их сблизило то, что он был одним из немногих симпатичных ей людей, с которыми она могла говорить о своей жизни в России. Ей было за 40, ему — 25. Неуверенность в его отношении к ней и ревность довели Дункан до попытки самоубийства.

Неудачная, но тем не менее необычная жизнь великой танцовщицы уже подходила к концу. Буквально через несколько дней Дункан, повязав свой красный шарф, направилась на автомобильную прогулку; отказавшись от предложенного пальто, она сказала, что шарф достаточно теплый. Автомобиль тронулся, потом внезапно остановился, и окружающие увидели, что голова Айседоры резко упала на край дверцы.

Шарф попал в ось колеса и, затянувшись, сломал ей шею. 

Айседору похоронили в Париже, на кладбище Пер-Лашез. 

Источник: https://tunnel.ru/post-dunkan-ajjsedora

Айседора Дункан: фото, биография, личная жизнь, причина смерти и интересные факты |

Американская танцовщица Айседора Дункан является основоположницей новой категории танца – свободного, она разработала уникальную систему, за основу которой были положены традиции пластики античной Эллады.

Как она писала о себе сама, танцевать начала еще в материнской утробе. Предлагаем познакомиться с биографией и жизнью Айседоры Дункан и узнать несколько мистических совпадений, которые предвещали ее роковую гибель.

Ранние годы

Дора Энджела Дункан появилась на свет в 1877 году, 27 мая (по гороскопам Близнецы и Бык), в Сан-Франциско, штат Калифорния. Детство прошло в атмосфере бедности и унижения, поскольку отец будущей знаменитости бросил беременную супругу с уже родившимися тремя детьми и сбежал, предварительно совершив незаконную банковскую махинацию.

Для матери это был сильнейший стресс, с которым она боролась в весьма своеобразной манере – не могла принимать любую другую пищу помимо устриц, которые запивала шампанским. После рождения Доры несчастной женщине стало еще тяжелей – на ее хрупкие плечи легла забота о четырех малышах и постоянные «бои» с обманутыми кредиторами супруга.

Мэри Дора Грэй Дункан оказалась очень сильной и волевой женщиной. Музыкант по профессии, она давала огромное количество частных уроков, а заработанные средства тратила на воспитание и обучение детей.

Первые лишения

К сожалению, из-за чрезмерной занятости мать не могла уделить должное внимание Доре, самой младшей из своих детей, поэтому девочка в 5 лет была записана в школу, предварительно ей приписали пару лет возраста. Маленькой девочке было одиноко и неуютно среди одноклассников, которые были намного старше, эту тоску она сохранит на свою жизнь и позднее сумеет выразить в танце.

Однако по вечерам мать возвращалась домой, садилась за фортепиано и играла горячо любимым детям лучшие произведения мировой классики. С детства все дети Дункан отличались хорошим вкусом и образованностью, мать, несмотря на постоянную занятость, сумела воспитать их интеллигентными людьми.

Любовь на всю жизнь

С малых лет Айседора Дункан, фото которой представлено ниже, отличалась гибкостью, музыкальностью и пластичностью, а в возрасте всего 6 лет стала передавать свои знания и соседским детям, обучая их танцам.

В 10 лет свои первые деньги будущая мировая знаменитость заработала именно своими своеобразными уроками, на которых она постоянно выдумывала новые движения.

Перед одним из таких уроков произошел пожар, все наряды девочки погибли в огне, однако она не растерялась – завязав под грудью простынь, она принялась танцевать в таком свободном одеянии. Впоследствии это станет ее стилем.

Но обучение в обычной школе продвигалось с большим трудом, науки казались юной танцовщице скучными и бесполезными, она с трудом сидела за партой, ожидая окончания занятий.

Вскоре малышка впервые ощутила влюбленность, ее избранником стал молодой помощник аптекаря, ухаживания Доры были так настойчивы, что мужчине пришлось пойти на хитрость и сказать, что он помолвлен и свадьба не за горами. Этого человека девочка вскоре забудет, но танцы, вечная любовь, останутся с нею навсегда.

Серьезные перемены

В 13 лет Дора бросила школу и решила всерьез заняться танцами, для этого она попала к знаменитой в те времена Лои Фуллер, актрисе и танцовщице в стиле модерн.

Эта встреча стала судьбоносной, Айседора сумела покорить свою наставницу и начала выступать с нею на равных.

В возрасте 18 лет танцовщица Айседора Дункан отправляется в Чикаго, где начинает показывать свои запоминающиеся номера в ночных клубах.

Выступала молодая девушка босиком, в простом коротком хитоне на манер исполнительниц Древней Эллады, поэтому очень быстро завоевала публику, ее номера воспринимались как нечто диковинное и необычное.

Она сознательно не захотела надеть пуанты и пачку, отказалась от движений классического балета в пользу своих, гибких и легких. Все это было новаторством для того времени.

Айседору стали именовать танцующей босоножкой.

Никому и в голову не приходило назвать гибкую танцовщицу в легком одеянии вульгарной или непристойной, ее танец был волшебным завораживающим зрелищем. Именно в это время в личной жизни Айседоры Дункан произошли перемены, в девушку до безумия влюбился Иван Мироцкий, художник-эмигрант, который был значительно старше успешной танцовщицы.

Их роман был пронизан нотками романтики, влюбленные гуляли под луной, целовались в тиши леса. И казалось, что дело идет к браку. Однако вскоре девушка узнала суровую правду – художник женат, его супруга проживает в Европе, а все это время он был несчетен с ними обеими.

Этот разрыв очень сильно повлиял на Айседору, свою боль и обиду она выразила в танце.

Мировой успех

Первые выступления позволили девушке накопить достаточно денег, чтобы отправиться в настоящий гастрольный тур по Европе.

В 1904 году 27-летняя Дункан с успехом выступает в Мюнхене, Берлине, Вене и быстро завоевывает любовь публики в этих городах, а также посещает Санкт-Петербург, где находится огромное количество почитателей ее таланта.

Известно высказывание Дункан о танце:

Несмотря на свой успех, Айседора не сумела скопить внушительную сумму денег. Все, что ей удавалось заработать, она тратила на открытие танцевальных школ.

Романы

Айседора была творческой личностью, за свою недолгую жизнь она сумела познать любовь во всех ее проявлениях, список ее возлюбленных довольно внушителен. Есть в нем и взрослые мужчины, и молодые неопытные юноши.

Танцовщица жаждала любви, в которой находила вдохновение. Она всегда была влюблена.

Известно, что ее отношения с актером Оскаром Бережи едва не закончились свадьбой, но избранник танцовщицы променял отношения с нею на выгодный контракт и уехал в Испанию. Дункан не везло в любви.

Следующий ее избранник, Гордон Крэг, даже стал отцом ее дочери Дейдры, но бросил танцовщицу и связал судьбу со своей старой приятельницей. Это ввергло Айседору в депрессивное состояние, она уверовала в то, что все мужчины предатели и обманщики.

Далее последовали болезненные отношения с Парисом Юджином Зингером, наследником империи, специализирующейся на производстве швейных машинок, он очень настойчиво добивался ее расположения, но тоже не женился, хотя танцовщица и родила ему сына Патрика.

Трагедия

В 1913 году в жизни Айседоры произошла страшная трагедия, в автомобильной аварии погибли оба ее ребенка, до этого несколько недель женщина не находила себе места от дурного предчувствия, но не могла верно его интерпретировать. Несмотря на боль и отчаяние, мать, потерявшая самое ценное, выступила в защиту водителя, считая, что в произошедшей трагедии он был лишь пешкой в руках судьбы и ничего не мог сделать против злого рока.

От боли и отчаяния женщина вступила в связь с молодым итальянцем, от которого забеременела, но малыш умер всего через несколько дней после своего рождения.

Вот как относилась женщина к жизненным потерям:

Любовь всей жизни

История Есенина и Айседоры Дункан началась практически сразу после этого. Русский поэт стал единственным супругом танцовщицы и самой большой и светлой любовью ее жизни. Примечательно, что Сергей был на 18 лет моложе своей избранницы и есть версия, что в Дункан взыграл материнский инстинкт, ведь живых детей на тот момент у нее не было.

Отношения были странными, влюбленные путешествовали по Европе, наслаждались страстью и были счастливы, но вскоре реальность вмешалась в их идиллию: Есенин совершенно не владел английским, а Айседора плохо говорила по-русски. За границей все воспринимали молодого поэта как “пажа” при великой Дункан, что не могло не ранить его самолюбие. Страсть утихла, на ее смену пришла боль разочарования.

Поэт вернулся в Россию, танцовщица осталась в Европе, верность друг другу они не хранили. Очень скоро жизнь Есенина трагически прервалась.

Смерть

Узнаем, как умерла Айседора Дункан.

Вся ее жизнь была наполнена трагическими предзнаменованиями и предчувствиями, поэтому близкая подруга танцовщицы была уверена в том, что смерть знаменитости будет связана с автомобилями, так и произошло. Интересно, что до трагического случая, который унес ее жизнь, Айседора могла бы погибнуть в автокатастрофах много раз, но ей удавалось избегать смерти.

Это случилось 14 сентября 1927 года. Спеша на встречу с возлюбленным в Ницце, Айседора села в автомобиль, упустив из вида, что конец ее длинной шали попал под заднее колесо транспортного средства. Когда машина поехала, шаль натянулась и сломала танцовщице шею. Так нелепо окончился путь великой женщины, сумевшей навсегда вписать свое имя в мировую историю.

Интересные факты

Рассмотрев жизненный и творческий путь Айседоры Дункан, предлагаем в завершение познакомиться с некоторыми любопытными фактами из ее жизни:

  • Принято считать, что во много благодаря ей женщины прошлого века отказались от неудобных корсетов, вызывающих проблемы со здоровьем. Танцовщица вдохновила дизайнера Поль Пуаре на создание коллекции туник и свободных платьев-рубашек.
  • Парис Юджин Зингер, один из возлюбленных Дункан, помогал ей финансово и даже взял на себя содержание одной из школ Айседоры, в Грюневельде, где искусству танца обучалось 40 детей.
  • Танцовщица была ярой противницей официального брака, полагая, что он лишает женщину свободы.
  • Получив приглашение советской власти открыть в России танцевальную школу, Айседора согласилась не раздумывая.

У нее не осталось последователей, поскольку целостной системы движений танцовщица не создала, она всегда выражала в танце то, что было у нее на душе, а это гораздо больше, чем просто па, это было само восприятие жизни. Подражать этому невозможно, поскольку восхитительный танец шел из глубины души Айседоры.

Источник: https://www.cubum.ru/aysedora-dunkan-foto-biografiya-lichnaya-zhizn-prichina-smerti-i-interesnye-fakty/

Российско-американские сюжеты

?Хроники третьего тысячелетия (alliruk) wrote,
2012-01-14 17:32:00Хроники третьего тысячелетия
alliruk
2012-01-14 17:32:00Основательница современного танца американка Айседора Дункан (1877-1927) завоевала Россию в 1904 году, отвлекая столичную публику от неутешительных новостей с Дальнего Востока, где неудачно складывалась война с Японией.

Ее «свободный танец» был высоко оценен любителями русского балета, а Сергей Дягилев даже считал, что гастроли Дункан нанесли классическому балету «удар, от которого он никогда не оправится». Новое поколение русской сцены, прежде всего балетмейстер Михаил Фокин и прима балерина Матильда Кшесинская испытали большое влияние танца Айседоры.

Танец Айседоры ДунканПервое представление Айседоры Дункан было дано в Благородном собрании Санкт-Петербурга; среди зрителей были Дягилев и Фокин, а также Александр Бенуа, Л.Бакст и Андрей Белый. Реакция критиков простиралась от восхищения до возмущения.

Второе представление Айседора дала в пользу Общества в защиту детей от насилия, что обеспечило ей поддержку со стороны русских либералов.

В 1907 году в России была издана книга Айседоры Дункан “Танец будущего”.

Дункан вернулась в Россию для еще более успешного и долгого тура в 1908 году, на этот раз произведя особенно глубокое впечатление на Константина Станиславского. Сама она посетила несколько спектаклей Московского Художественного театра, дав пищу для слухов о романе режиссера и танцовщицы.

В том же году она второй раз посетила Россию, в течение двух месяцев давая представления в качестве знаменитости.

Айседора ДунканПосле отъезда Дункан из России местная публика продолжала следить за ее судьбой по газетам: в 1909 году у нее начался роман с Пэрисом Зингером, сыном основателя компании по производству швейных машинок, чрезвычайно популярных в империи. Она родила Зингеру сына Патрика.

Читайте также:  Наталья кустинская: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Айседора Дункан и Пэрис ЗингерВ апреле 1913 года няня везла ее детей (трехлетнего Патрика и семилетнюю Дердре, родившуюся после романа с театральным художником Гордоном Крейгом) на автомобиле после обеда у Зингера; автомобиль заглох, и шофер вышел его завести с помощью ручки, забыв включить стояночный тормоз.

Машина покатилась и упала в Сену; детей и няню спасти не удалось. После этой трагедии у Айседоры стали отмечать признаки неадекватного поведения.

Похороны детей Айседоры Дункан в ПарижеСама она следила за событиями в России, и, узнав об отречении Николая II, дала в Нью-Йорке особенно страстное представление (она так и писала в своих мемуарах: «Вечером в день Русской революции я танцевала с ужасным яростным весельем»).

В послевоенной Америке Айседора Дункан чувствовала себя недооцененной, и решила перебраться в Европу, где ее «новый танец» уже имел толпы поклонников. В Париже она открыла школу для молодых танцоров, но этого ей тоже было мало. Как и многие творческие натуры того периода, она чувствовала все больший интерес к большевистскому эксперименту в России.

Вдобавок, она помнила восторженные приемы, которые оказывались ей в этой стране до Мировой войны. Когда после очередного представления в Лондоне в апреле 1921 года к ней подошел Леонид Красин и предложил приехать в Россию, Айседора загорелась этой идеей.
Леонид КрасинВскоре она написала наркому просвещения Анатолию Луначарскому:

«Я устала от буржуазного, коммерческого искусства… Я устала от современного театра, который больше напоминает публичный дом, чем храм искусства, где артисты, которые должны занимать место священнослужителей, сведены вместо этого к роли лавочников, каждый вечер продающих за грош свои слезы и сами свои души. Я хочу танцевать для масс, для рабочих людей, которым нужно мое искусство и у которых никогда не было денег, чтобы посмотреть на меня».

Луначарский немедленно телеграфировал в ответ приглашение приехать в Москву и обещание предоставить Айседоре Дункан «школу и тысячу детей».

В июле 1921 года Айседора отправилась в Советскую Россию. В Таллинне ее встретила жена заместителя наркома иностранных дел (Максима Литвинова) англичанка Айви Литвинова, которая помогла ей пересечь советско-эстонскую границу.

Айви ЛитвиноваОказалось, однако, что страна испытывает огромные проблемы, о которых Айседора не подозревала. Она добралась до России раньше, чем миссия АРА, и столкнулась с голодом в ужасающих масштабах. Она не путешествовала в Поволжье, но и в Москве оказалось сложно найти достаточное количество детей, которые имели достаточно энергии, чтобы ходить, не говоря о том, чтобы танцевать. Дункан встретилась со Станиславским, который выглядел уставшим, а постановку «Евгения Онегина» она сочла «напрасной растратой его таланта».

Айседоре Дункан предоставили особняк на Пречистенке, в котором было два больших зала. В сентябре Айседора дала объявление о наборе в танцевальную школу детей от 4 до 10 лет, и собрала сотни детей перед своей дверью.

Особняк на Пречистенке, предоставленный советской властью Айседоре Дункан под школу танца
Дункан возобновила представления для поддержания репутации и приобретения новой поддержки, однако оказалась под огнем критики сразу с нескольких направлений. Так, Всеволод Мейерхольд назвал ее «абсолютно устаревшей». Другим представителям «авангарда социалистической культуры» ее танец представлялся мистическим и непрактичным. Язвительные критики не отказали себе в удовольствии отметить ее возраст и набранный лишний вес, описывая не ее танец в прозрачной накидке, а «массивные ноги» и «трясущиеся груди». Даже некоторые из ее поклонников сочли ее наряд безвкусным.

Американец Фрэнк Голдер описывал вечеринку, организованную в Москве сотрудниками АРА в день благодарения 1921 года: “Специальным гостем была Айседора Дункан; женщина была либо пьяной, либо сумасшедшей, либо и то, и другое. Она было полуодета, и просила юношей одернуть ее хитон…”

Школа танца получила большую поддержку, особенно после успешной премьеры ее учеников на рождество 1921 года, организованное Айви Литвиновой.

Айседора Дункан за сценойСамой известной историей ее пребывания в России осенью 1921 года был, конечно, ее роман с Сергеем Есениным (1895-1925), поэтом-имажинистом, моложе ее на 18 лет, отцом двоих детей от первого брака. Несмотря на то, что после истории с Зингером Дункан обещала никогда больше не выходить замуж, в апреле 1922 года они расписались с Есениным в советском ЗАГСе, легализовав свои отношения (во всяком случае, с точки зрения советских законов). Известие об этой свадьбе еще больше раздуло представление об эксцентричности танцовщицы на Западе, а в России ее обвиняли – особенно друзья Есенина-имажинисты – в разрушении жизни молодого поэта.
Айседора Дункан и Сергей Есенин
Был он изящен,К тому же поэт,Хоть с небольшой,Но ухватистой силою,И какую-то женщинуСорока с лишним летНазывал скверной девочкой

И своею милой…


(из поэмы С.Есенина “Черный человек”)К этому времени у Айседоры стали заканчиваться деньги, и она приняла в мае 1922 года предложение импресарио Соломона Юрока дать серию представлений в Соединенных Штатах. Сначала в Берлине Дункан и Есенин дали пищу «желтой прессе», устраивая скандалы и драки на глазах у публики.

В октябре 1922 года они прибыли в Нью-Йорк, но тут американские власти запретили Айседоре Дункан въезд, объясняя, что выйдя замуж за советского гражданина, она потеряла свое американское гражданство.

На самом деле, конечно, власти всерьез боялись, что пара займется в Америке большевистской пропагандой.

Вместо задержания на Эллис-Айленде, однако, Айседора и Есенин остались на теплоходе, развлекая журналистов в кают-кампании (журналисты были потрясены тем, что Есенин пудрил волосы).

Заголовок из New York Times от 2 октября 1922 годаЮрок и нью-йоркские поклонники Дункан в конце концов добились для них разрешения на въезд (но только после унизительного допроса на Эллис-Айленде).
14 секунд кинохроники: Дункан и Есенин на пароходе “Paris”Нью-Йоркская газета “Новое русское слово” так описала этот момент: «…Айседора Дункан и ее муж, Сергей Есенин, были окружены толпой репортеров, которые осыпали их разными вопросами, в числе которых фигурировал вопрос: коммунисты ли они?.. „Мой муж главным образом интересуется поэзией, а я — танцами и судьбой русских сирот“, — был ответ Дункан»Американский тур Айседоры начался с аншлага в Карнеги-Холле, где, несмотря на жару, ее несколько раз вызывали на бис, и где она завершила выступление первой своей политической речью «Почему Америка не может протянуть свою руку России, как я протянула ей свою?».Другие ее концерты в Америке были менее триумфальными, – возможно потому, что Айседора танцевала в чрезвычайно коротком красном платье, в котором многие видели не то сексуальные, не то политические коннотации (возможно, что и те, и другие одновременно). Мэр Бостона (католик-ирландец) запретил ей концерт в городе. Ее изгнали из Чикаго, а в Бруклине она упала со сцены. Тем не менее, “Дункан с мужем поэтом” (как писали американские газеты) объездила заметную часть США. Среди городов, где прошли ее выступления, — Нью-Йорк, Бостон, Чикаго, Луисвилль, Канзас-сити, Мемфис, Индианаполис, Кливленд, Толидо. Старые поклонники приветствовали Айседору, но критики были беспощадны.Есенин, на которого не светили софиты, но преследовали журналисты и бутлегеры, записал, тем не менее, свои впечатления от электрифицированного Бродвея, Бруклинского моста и огромного контраста между городами и остальной страной.

Тут надо сделать отступление. В том самом 1922 году Лев Троцкий написал статью “Литература и революция”, в которой заметное внимание уделил Сергею Есенину.

Л.Д.Троцкий“Чтобы зажечь свежее рязанское воображение, – писал вождь, – достаточно, если небоскребы, дирижабли, подводные лодки существуют в Америке”. Согласно Троцкому, для Есенина начались “годы странствий”. Он пророчил отъезжавшему Есенину: “Воротится он не тем, что уехал. Но не будем загадывать: воротится, сам расскажет”.

Получить такой заказ от самого Троцкого было равносильно приглашению читать стихи императорской семье лет десять назад. Польщенный Есенин ответил вождю в “Известиях” очерком, который он сам озаглавил “Железный Миргород”:

“Он замечательно прав, говоря, что я вернусь не тем, чем был. Да, я вернулся не тем. … Зрение мое преломилось особенно после Америки. … Пусть я не близок коммунистам, как романтик в моих поэмах, – я близок им умом и надеюсь, что буду, может быть, близок в своем творчестве. С такими мыслями я ехал в страну Колумба”.

Гуляя по Бродвею, Есенин не переставал сравнивать увиденное с более привычными заботами, временно оставленными в Старом Свете.

“Обиженным на жесткость русской революции культурникам не мешало бы взглянуть на историю страны, которая так высоко взметнула знамя индустриальной культуры”.

Культурники – это люди из “бывших”, которым дорога старая культура и которые жалуются на революцию; в пример им приводится Америка, которая тоже жестока к своим “бывшим”, а именно к индейцам. В поиска согласия с Троцким, Есенин делает слишком резкий ход: русские крестьяне сравниваются с неграми и индейцами.

Увиденные по дороге негритянские селения воспринимаются так: “увы, страшно похоже на Россию”. Это вряд ли понравилось Троцкому, не зря он считал Есенина “левее нас, грешных”. Но Есенин так боится упреков в народничестве, что критикует даже негров: “Черные люди занимаются земледелием и отхожим промыслом…

Они оказали огромнейшее влияние на мюзик-холльный мир Америки. Американский фокстрот есть не что иное, как разжиженный национальный танец негров. В остальном негры — народ довольно примитивный, с весьма необузданными нравами”.

Так что роль негров в американской культуре напоминает роль крестьян в русской культуре.

Зато Нью-Йорк для Есенина – “беспощадная мощь железобетона”. Если взглянуть на Бруклинский мост, “никому не будет жаль, что дикий Гайавата уже не охотится здесь на оленей.

И не жаль, что рука строителей этой культуры была иногда жестокой”. Все симпатии вернувшегося в Россию Есенина на стороне Троцкого с его жестокой рукой, а не на стороне русских собратьев “дикого Гайаваты”.

Этот радикальный фрагмент кончается еще более решительно:

“Когда все это видишь и слышишь, то невольно поражаешься возможностям человека, и стыдно делается, что у нас в России верят до сих пор в деда с бородой и уповают на его милость. Бедный русский Гайавата!”.

В сравнении с индустриальной Америкой Европа кажется русскому поэту не более чем “старинной усадьбой”. Зато в сравнении с революционной Россией сама Америка не более чем “железный Миргород”.

Америка провинциальна, считает Есенин, как гоголевская Россия, а американцы – “народ весьма молодой и не вполне сложившийся”. “Сами американцы — народ тоже весьма примитивный со стороны внутренней культуры.

Владычество доллара съело в них все стремления к каким-либо сложным вопросам”. Россия Троцкого на столетие обогнало Америку Гардинга.

И все же он первый советский поэт, побывавший в Америке, а это увеличивает шансы быть первым по возвращении. Так уж созданы литераторы: даже самое впечатляющее из зрелищ вызывает мысль о некомптентности его описания ближайшим предшественником.

“…моим взглядам предстал Нью-Йорк. Мать честная! До чего бездарны поэмы Маяковского об Америке!”

Есенин имеет в виду поэму Маяковского “150 000 000”. Действие происходит в Чикаго, в котором автор не бывал. Он, Есенин, живьем видел Америку, а Маяковскому “слаба гайка”. Кто будет признан Колумбом большевистской поэзии?

“Нужно пережить реальный быт индустрии, чтобы сделаться ее поэтом. У нашей российской реальности пока еще, как говорят, “слаба гайка”, и потому мне смешны поэты, которые пишут стихи по картинкам плохих американских журналов”.

Страница “Известий” с публикацией “Железного Миргорода”Сохранился рассказ о реакции Маяковского на публикацию этого текста:

— Где эта газета? — спросил Маяковский. — Дайте ее скорее сюда.Он отбросил все остальные газеты и стал внимательно читать статью Есенина. Потом недовольно отбросил газету и сказал:

— Черт его знает, что нагородил! — Затем раздраженно встал и вышел

.”
Владимир МаяковскийПосле последних концертов Дункан в Нью-Йорке она объявила, что она едет назад в страну водки и черного хлеба, и никогда не вернется в Соединенные Штаты. Она выполнила эти обещания.Дорога назад была невеселой, – денег не хватало, а из отеля Крийон в Париже их выгнали после того, как Есенин поломал там мебель. В апреле 1923 года чета вернулась в Россию, но здесь Айседору приняли менее восторженно, чем в прошлые приезды, а Есенин попал в клинику. Поклонники поэта обвиняли Дункан в его алкоголизме, якобы усиленном бутлегерским виски в США. Дункан попыталась развестись с Есениным, хотя до сих пор не точно ясно, все ли было сделано в соответствии с советскими законами. Так или иначе, они расстались, а Есенин женился еще раз (на правнучке Льва Толстого; Дункан, однако, утверждала вскоре после его гибели, что они не разводились).

После серьезной автомобильной аварии под Ленинградом в мае 1924 года, Айседора покинула Россию, чтобы позаботиться о своей собственности во Франции и в поисках финансовой поддержки от друзей. Рассказывают о ее любовных связях с женщинами, как раньше, так и в этот период.

Одна из последних фотографий Айседоры. Ницца, 1927 г.Оба окончили жизнь трагически; Есенин в декабре 1925 года покончил с собой (есть и другие версии его смерти), а Дункан погибла, когда ее шарф намотался на колесо автомобиля в Ницце в сентябре 1927 года.Александр Эткинд пишет, что ранний союз авангардной балерины и крестьянского поэта, которые “сошлись, движимые взаимным идеологическим интересом”, но не имея общего языка, мог бы стать “символическим эпиграфом” для повести об исторической встрече советских “попутчиков” и  американских fellow-travelers.

Источники: Saul N.E. Friends or Foes? The United States and Russia, 1921-1941. Эткинд А. Толкование путешествий.

Источник: https://alliruk.livejournal.com/471201.html

Ссылка на основную публикацию