Биография платона лебедева: узник совести или мошенник?

Лебедев Платон Леонидович: биография, семья, карьера :

Бизнесмен Лебедев Платон Леонидович, печально известный в связи с делом “ЮКОСа” и Михаилом Ходорковским, сегодня редко привлекает внимание СМИ. Но широкая общественность продолжает интересоваться его жизнью и деталями биографии. Расскажем о его карьере и семье, о том, чем сегодня живет Платон Лебедев, состояние которого пытаются подсчитать многие эксперты.

Ранние годы

Родился Лебедев Платон Леонидович 29 ноября 1956 года в столице СССР. Он был старшим из близнецов, его брат Виктор появился на свет на 23 минуты позже. О своем детстве предприниматель никогда не рассказывает публично, так же как и о родителях.

Первые достоверные сведения о его ранних годах связаны с учебой в Московской академии народного хозяйства им Г. Плеханова. Лебедев получил диплом о высшем образовании в 1981 году и по распределению пришел работать во внешнеторговую структуру Министерства геологии СССР, в объединение «Зарубежгеология».

Он возглавлял отдел экономического планирования. На этом месте он проработал до 1989 года.

Знакомство с Ходорковским

В начале перестройки будущий известный предприниматель Михаил Ходорковский активно искал способы заработать. В 1987 году состоялось знакомство Платона и Михаила.

А уже в 1989 году появляется идея создания совместного Центра научно-технических программ для молодежи, при Фрунзенском райкоме комсомола. Лебедев Платон, Ходорковский Михаил, Сергей Монахов стали главными действующими лицами в этом предприятии.

Они занимались ввозом компьютеров, изготовлением «вареных» джинсов, продажей алкоголя.

МЕНАТЕП

К концу 80-х годов Межотраслевой центр научно-технических программ, сокращенно МЕНАТЕП, превратился в крупное предприятие. В нем было около 20 различных направлений деятельности. Годовой оборот компании доходил до цифры в 80 миллионов рублей. Кроме того, предприятие оказывало различным госкомпаниям услуги по обналичиванию денег.

Эта схема стала моделью, которую копировали во многих городах СССР. За несколько лет появилось более 600 подобных Центров. В начале 90-х годов Центр был преобразован в коммерческий банк. Платон Лебедев, биография которого была теперь тесно связана с деятельностью Ходорковского, был соучредителем банка и имел 7% в этом новом предприятии.

Банковская деятельность

В 1991 году Лебедев становится президентом банка МЕНАТЕП, через который шли платежи нескольких государственных структур, в том числе Министерства финансов.

Компания проводила немало хитроумных операций с оффшорами, с выпуском акций и с казначейским налоговым освобождением. Это позволило за несколько лет создать огромный капитал, который банк с участием Лебедева вкладывал в акции сырьевых компаний.

Участие в залоговых аукционах позволило банку сосредоточить в своих руках контрольный пакет акций нефтяной компании “ЮКОС”. К концу 1996 года банк уже владел 90% акций этого предприятия.

К 1998 году в банке МЕНАТЕП после дефолта были заморожены огромные суммы юридических и физических лиц. Свои деньги им вернуть не удалось, так как средства были выведены в другие компании, в том числе в “ЮКОС”. А банк был признан банкротом.

“ЮКОС”

В 1996 году Лебедев Платон стал зам. председателя правления “ЮКОСа”. Также он возглавлял группу компаний МЕНАТЕП, управлял акциями нефтяной компании.

В 1998 году Ходорковский и Лебедев проводят глобальную реформу “ЮКОСа”, появляется несколько компаний, занимающихся в холдинге разными видами деятельности: добычей, переработкой, транспортировкой нефти, а также выпуском масел, присадок, специального оборудования.

Руководители понимали, что им не удастся обойтись без вложений иностранных инвесторов, и они пошли на выплаты больших дивидендов, что позволило в короткие сроки нарастить огромные производственные мощности. К 2003 году все дочерние компании были переведены на единую акцию, что помогло цене на бумаги “ЮКОСа” значительно вырасти.

В 2003 году Михаил Ходорковский начал всерьез заниматься общественной и политической деятельностью, высказывая даже намерения стать президентом России. Это стало причиной пристального внимания к деятельности “ЮКОСа” со стороны налоговых и правоохранительных органов.

Судебные преследования

В июле 2003 года Лебедев Платон был обвинен в хищении акций акционерного общества «Апатит» и арестован. В ходе следствия количество обвинений значительно возросло.

Лебедеву также вменяли ответственность за уклонение от налогов, присвоение чужого имущества, подделку документов. Адвокаты и сам обвиняемый постоянно подчеркивали политический подтекст дела, не признавая своей вины.

Лебедев с самого начала заявлял о том, что ему требуется лечение, но на следствие это не оказало действия, также не удалось освободить его под залог. Судебное разбирательство привлекало огромное внимание зарубежных и оппозиционных СМИ.

Лебедев и Ходорковский считались узниками совести. Следствие и слушания по делу заняли два года. В мае 2005 года Лебедеву был объявлен приговор – 9 лет. Но через два месяца суд сократил его на 1 год.

Тюрьма и освобождение

В октябре 2005 года Лебедев Платон был отправлен в колонию в Ямало-Ненецком округе. В 2007 году было начато «второе дело ЮКОСа», Лебедева обвиняли в хищениях и отмывании денег. Европейский суд по правам человека признал этот иск абсурдным и политизированным.

Однако в 2008 году обвинения были предъявлены в новой формулировке. Несмотря на различные обстоятельства, позволяющие правоохранительным органам изменить меру пресечения Лебедеву и Ходорковскому, они все равно оставались в заключении.

За годы заключения Платон Леонидович не раз выражал протесты, отказывался от прогулок и еды и категорически не признавал своей вины. В 2010 году Лебедев получил срок по второму обвинению. Ни жалобы адвокатов, ни решения ЕСПЧ, ни прошения об УДО не были приняты во внимание, и Платон Леонидович оставался в тюрьме.

И только в 2014 году президент снизил срок до уже отбытого, и таким образом Лебедев вышел на свободу на 4 месяца раньше, чем полагалось по приговору.

Жизнь сегодня

Лебедев Платон провел в заключении более 10 лет, это значительно подорвало его здоровье. Поэтому первоначально после освобождения он намеревался только поправлять его.

Уехать из России он не мог и не может до сих пор, так как на нем «висит» долг в 17 млрд рублей и ему не выдают загранпаспорт. Поэтому он тихо поселился в Подмосковье.

Если в 2003 году его состояние оценивалось в 15 млрд долларов, то в 2015 году оно, по мнению “Форбса”, составляло всего 500 млн долларов. Он не раз говорил, что собирается еще заниматься международным бизнесом.

Семья

Еще в 1977 году Лебедев женился в первый раз на Наталье Емяшевой. У пары родилось двое детей: сын и дочь. Уже находясь в заключении, Лебедев развелся и вступил во второй брак.

Имя супруги долго скрывалось, и только через некоторое время стало известно, что появилась пара Платон Лебедев + Мария Чеплагина. Их отношения начались задолго до обвинения, и у пары на момент ареста Лебедева уже было двое детей, две дочки.

Последнее событие, которое вновь всколыхнуло внимание к Лебедеву, – это трагическая гибель его внучки, красавицы Дианы, на трассе в Швейцарии.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-lebedev-platon-leonidovich-biografiya-semya-karera.html

«Мы призываем вас признать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести»

13:28 16.05.2011
«Мы призываем вас признать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести»

Международной правозащитной организации Amnesty International, MA

Уважаемые господа!

Наше обращение к вам продиктовано необходимостью еще раз вернуться к вопросу о признании Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести.

Мы не станем подробно повторять все те аргументы, которые привели в своем обращении к вам российские писатели, актеры, деятели культуры, журналисты…, потому что мы разделяем эти аргументы, поддерживаем это обращение и целиком с ним согласны.

Мы также считаем, что нынешняя российская власть преследует Ходорковского из-за его независимой политической позиции, попыткам препятствовать сворачиванию демократических институтов в Российской Федерации; его публицистической деятельности в заключении и критики действий существующего режима.

Мы хотим обратить внимание на то, что с самого начала преследования Михаила Ходорковского к нему и его коллеге Платону Лебедеву применялись и применяются все те меры давления, которые обычно российская власть оказывает на политических оппонентов, на людей, чьи убеждения вошли в противоречие с убеждениями власти. Все мы на себе испытали это давление.

Противостоять репрессиям со стороны власти, добиваться освобождения из мест заключения нам всячески помогали демократические институты, неправительственные организации, многочисленные граждане России и других стран. И мы убеждены в том, что огромную роль в нашем освобождении сыграла Международная Амнистия, признав нас узниками совести.

Мы видим, что беспрецедентное давление на Ходорковского и Лебедева со стороны российских властей не сломило их. Мы видим, что за годы тюремного заключения Михаил Ходорковский превратился в лидера значительной части нашего общества. И мы видим, что нынешняя власть делает все для того, чтобы он как можно дольше оставался в застенках.

Это не должно продолжаться. Ходорковский и Лебедев должны быть освобождены. И в этом немалую роль способны сыграть вы, уважаемые члены Международной Амнистии!

Поэтому мы призываем вас признать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести. Поэтому мы просим вас пересмотреть свою позицию и прислушаться к нашему мнению и нашему голосу.

Узники совести и политические заключенные СССР и РФ:

Сергей Ковалев

Наталья Горбаневская

Александр Лавут

Валерия Новодворская

Владимир Буковский

Глеб Якунин

Григорий Пасько

Александр Никитин

Юрий Шадрин

Лев Пономарев

Борис Немцов

Константин Косякин

Илья Яшин

Михаил Трепашкин

Игорь Сутягин

читать дальше здесь at Khodorkovsky.Ru

rss2lj

Источник: https://khodorkovskyru.livejournal.com/227134.html

Amnesty International отказалась признавать Ходорковского и Лебедева узниками совести

Международная правозащитная организация Amnesty International отказалась признавать экс-руководителей ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести.

Как передает “Интерфакс”, об этом сообщил глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов.

“Международная амнистия” ответила на так называемое “письмо сорока пяти”: представители интеллигенции просили признать известных российских заключенных узниками совести. Симонов как раз и отправил “письмо сорока пяти” в правозащитную организацию.

Ответ, полученный из Amnesty International, подписан генеральным секретарем этой правозащитной организации Салилом Шетти. В нем, в частности, говорится: “В настоящее время Amnesty International изучает решение суда по итогам второго процесса. Мы пересмотрим нашу позицию в свете предстоящего обжалования и с учетом нашей политики и принципов.

Тем временем члены Amnesty продолжат призывать российские власти соблюдать права Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Сторонники организации будут добиваться, чтобы российские суды обеспечили торжество правосудия и отменили последний обвинительный приговор”.

“Amnesty International было несложно прийти к выводу о том, что второй судебный процесс по их делу имел прежде всего политические мотивы”, – говорится в ответе. Однако организация признает человека узником совести лишь в том случае, если сможет с уверенностью заявить, что ни одно из предъявленных ему уголовных обвинений не является обоснованным.

“Строгие критерии, которыми руководствуется Amnesty International в своей работе, неизменно приводят к тому, что организации приходится принимать долгое решение, особенно когда речь идет о сложных делах, касающихся предполагаемого мошенничества и уклонения от уплаты налогов.

Именно такая ситуация сложилась с вынесением первых обвинительных приговоров Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву”, – отмечается в ответе Amnesty International.

Авторы письма расстроены, адвокаты – не особенно

Алексей Симонов “категорически не удовлетворен” полученным ответом. “Это двусмысленный, запутанный и совершенно ничего не проясняющий ответ, очень похожий на решения российских судов”, – заявил Симонов.

“К сожалению, в данном случае я убедился в том, что всякая правозащитная организация, выходящая на уровень государственных решений, теряет в непосредственности и обретает абсолютно бюрократические черты. К сожалению, это так”, – сказал Симонов.

Кроме того, Симонов разочарован тем, что авторов обращения посчитали “недоумками”, которым Amnesty International в ответе решила объяснить разницу между понятиями “узник совести” и “политзаключенный”. В свою очередь, защитники Ходорковского и Лебедева не драматизируют ситуацию.

“Их осторожная позиция хорошо известна”, – сказал адвокат Вадим Клювгант, имея в виду Amnesty International. Адвокат Карина Москаленко не исключает, что возможна перемена позиции международных правозащитников. “Я думаю, что грядущее рассмотрение кассационной жалобы станет тем поворотным моментом”, – отметила она.

Москаленко при этом напомнила, что правозащитная организация неоднократно заявляла о многочисленных нарушениях, которые допускаются в ходе процесса против Ходорковского и Лебедева.

Решение может быть пересмотрено

Международная правозащитная организация Amnesty International заявляет, что решение не признавать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести не является окончательным и может быть пересмотрено. “Мы постоянно следим за тем, что происходит.

Мы всегда готовы к тому, что наша позиция может быть пересмотрена как в свете предстоящего обжалования (кассационная жалоба на второй приговор по ЮКОСу рассматривается Мосгорсудом 24 мая), так и с учетом нашей политики и принципов. Процесс всегда в развитии”, – заявил в среду глава российского отделения Amnesty International Сергей Никитин.

“Тот факт, что мы не сказали, что Ходорковский и Лебедев – узники совести, совсем не означает, что мы прекращаем свою работу или уменьшаем активность. Совсем наоборот – мы работали и будем работать”, – заявил Никитин, отметив, что в ходе второго процесса по делу ЮКОСа было “колоссальное количество нарушений”.

“Так ли важно обсуждать проблему – является ли кто-то узником совести или нет? Гораздо важнее видеть суть вещей – права этих людей нарушены.

Мы работали и будем работать в отношении Ходорковского, Лебедева и многих других людей, которые находятся в тюрьме лишь за то, что они защищали свои права и права других людей”, – сказал глава российского отделения Amnesty International.

“Спору нет – наши критерии очень строгие, и это не первый раз, когда нам приходится принимать очень трудные решения, особенно в тех случаях, когда речь идет о сложных делах, касающихся мошенничества и ухода от налогов.

Именно такая ситуация и сложилась при вынесении первых обвинительных приговоров Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву”, – сообщил Никитин. Он сказал, что Amnesty International “с глубоким уважением относится к тому, как российские правозащитники и интеллигенция защищают права человека в случае с Ходорковским, Лебедевым и многими другими людьми”.

“Мы еще раз подчеркиваем, что узниками совести мы называем только тех лиц, которых лишают свободы исключительно за то, что они мирно воспользовались правом выражать свое мнение.

Читайте также:  Биография уолта диснея

Amnesty International признает человека узником совести лишь в том случае, если организация может с уверенностью заявить, что ни одно из предъявленных ему уголовных обвинений не является обоснованным”, – сказал Никитин. В середине марта группа российских писателей, актеров, режиссеров, ученых и журналистов – всего 45 человек – обратились в Amnesty International с просьбой признать Ходорковского и Лебедева узниками совести. Обращение, в частности, подписали писатели Борис Акунин, Борис Стругацкий, Людмила Улицкая, актеры и режиссеры Олег Басилашвили, Сергей Юрский, Эльдар Рязанов, ученые Юрий Рыжов и Евгений Гонтмахер, журналисты Владимир Познер, Леонид Парфенов и Юрий Рост.

Вопрос о признании узниками совести решался на уровне международного секретариата Amnesty International.

Читать далее

Источник: https://www.infpol.ru/130042-amnesty-international-otkazalas-priznavat-khodorkovskogo-i-lebedeva-uznikami-sovesti/

Amnesty International признала Ходорковского и Лебедева узниками совести

25 / 05 2011 10:26 Amnesty International признала Ходорковского и Лебедева узниками совести Республика Коми 6 0<\p>

Международная правозащитная организация Amnesty International признала экс-руководителя “ЮКОСа” Михаила Ходорковского и бывшего главу “Менатепа” Платона Лебедева узниками совести, говорится в сообщении на сайте организации. “Независимо от того, правильно или неправильно были осуждены Ходорковский и Лебедев в первый раз, теперь уже не может быть сомнений, что второй суд над ними проходил с серьезными нарушениями и был политически мотивирован”, – заявила Никола Дакворт, директор Amnesty International по Европе и Центральной Азии.

“Уже несколько лет этих двух человек засасывает судебный водоворот, который объясняется политическими, а не юридическими соображениями. Сегодняшнее решение (Мосгорсуда.- Ред.) ясно демонстрирует, что российские суды (первой и второй инстанций. – Ред.) не способны или не желают вершить правосудие.

Последней возможной надеждой на правосудие остается Верховный суд. Приговор Ходорковскому и Лебедеву должен быть отменен, а они оба освобождены по истечению их текущих сроков заключения”, – добавила Дакворт.

“Двое обвиняемых должны быть освобождены после истечения их первого приговора – 25 октября и 2 июля соответственно”, – сказал она.

Amnesty International приняла решение относительно Ходорковского и Лебедева после решения Мосгорсуда, который смягчил осужденным наказание с 14 до 13 лет колонии общего режима. Согласно решению суда, осужденные должны выйти на свободу в 2016 году в том случае, если приговор не удастся обжаловать в Верховном суде.

Из текста кассационного определения следует, что обвинение в хищении нефти и легализации средств от ее продажи было переквалифицировано по тем же статьям в новой, более мягкой редакции.

Кроме того, из постановления о прекращении дела в части хищении акций дочерних предприятий ВНК было исключено упоминание о руководстве Ходорковским организованной группой через своих адвокатов.

Оно было заменено на упоминание “других лиц”.

Между тем прокуратура не исключает привлечения к ответственности адвокатов Ходорковского и Платона Лебедева за некорректное, по ее мнению, поведение во время судебного процесса, сообщает РИА “Новости”. По словам прокуроров, адвокаты злоупотребляли процессуальными правами и позволяли себе оскорбления в адрес судьи.

“Наше законодательство нуждается в ужесточении наказания по статье о “воспрепятствовании правосудию”. Необходимы жесткие санкции, вплоть до лишения лицензии и возбуждения уголовного дела”, — заявила прокурор Гюльчехра Ибрагимова.

Она добавила, что по результатам процесса прокуратура проведет необходимый анализ и примет соответствующие меры.

По словам Гюльчехры Ибрагимовой, третьего дела в отношении Ходорковского и Лебедева сейчас нет. “Если у следствия появятся доказательства совершения каких-либо преступных действий, то в их компетенции возбудить еще одно дело, однако на сегодняшний день таких данных нет”, – сказала она.

По словам Ибрагимовой, суд по данному делу испытывал беспрецедентное давление. Она также заявила, что руководство страны не оказывала никакого влияния на процесс.

“Высшие должностные лица нашей страны никогда не давали оценку собранным доказательствам, не позволяли себе анализировать показания свидетелей и не говорили о наказании Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву”, – заявила Ибрагимова.

На прошлой неделе Anmensty International заявила, что не нашла оснований для признания Ходорковского и Лебедева узниками совести. “Amnesty International признает человека узником совести лишь в том случае, если сможет с уверенностью заявить, что ни одно из предъявленных ему уголовных обвинений не является обоснованным”, – говорилось тогда.

“Строгие критерии, которыми руководствуется Amnesty International в своей работе, неизменно приводят к тому, что организации приходится принимать долгое решение, особенно когда речь идет о сложных делах, касающихся предполагаемого мошенничества и уклонения от уплаты налогов.

Именно такая ситуация сложилась с вынесением первых обвинительных приговоров Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву”, – говорилось в сообщении организации.

Гособвинение просило Мосгорсуд оставить без изменения наказание Ходорковского и Лебедева.

Валерий Лахтин просил суд сократить вмененный подсудимым объем похищенной нефти с 347 миллионов тонн до 118, а также учесть вступившие в силу поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие вынесение более мягких наказаний, но при этом заявил, что “все это не является основанием для смягчения наказания подсудимым”.

Также прокурор потребовал отклонить жалобы на приговор Ходорковскому и Лебедеву.

“Доводы Ходорковского и Лебедева и их защитников являются незаконными и необоснованными, в связи с чем подлежат отклонению”, – сказал прокурор на заседании Мосгорсуда, где рассматривается жалоба.

Ходорковский и Лебедев просили отменить обвинительный приговор, а уголовное дело против них прекратить за отсутствием события и состава преступления.

Ходорковский заявил в Мосгорсуде, что считает “абсурдными”, а также “откровенно и заведомо ложными” обвинения в хищении 200 миллионов тонн нефти и отмывании выручки с ее продажи.

Говоря о вынесшем в отношении него приговор председателе Хамовнического суда Викторе Данилкине, Ходорковский сказал: “Ничего личного я против него не имею.

Он в меру порядочный человек, но не умеет держать удар системы”.

Также Ходорковский заявил, что уголовное дело в отношении него содержит непреодолимые противоречия, которые “для независимого суда были бы достаточны для прекращения дела о хищении за отсутствием состава преступления”. Он также обратил внимание на невозможность хищения доходов компании, которое ему вменяется, вследствие того, что по этим доходам были уплачены налоги.

“Обвинение в хищении всей нефти, добытой за шесть лет, очевидно маразматично, так как вся нефть сдавалась государственной компании, она не исчезала ни фактически, ни по документам”, – пояснил Ходорковский.

По его словам, именно “ЮКОС”, а не организованная группа, как говорится в приговоре, получал доходы от продажи нефти. По мнению бывшего главы компании, эти деньги использовались для выплаты дивидендов акционерам и развития производственных мощностей.

Ходорковский подчеркнул, что “ЮКОС” и его акционеры получали прибыль от продажи нефти, в то время как в случае хищения такое было бы невозможно.

“У потерпевшего не может быть прибыли от продажи похищенного, а выручка от похищенного образует преступный доход похитителя, а не облагаемый налогами доход потерпевших”, – заявил Ходорковский.

Он высказал уверенность, что вынесение в отношении него и Платона Лебедева “абсурдного приговора” ставит под сомнение реализацию задач модернизации страны и привлечения иностранных инвестиций.

Полный текст выступления экс-главы “ЮКОСа” размещен на сайте адвокатов Ходорковского и Лебедева.

“Никому не приходит в голову обвинять москвичей, покупающих в магазине сигареты в несколько раз дешевле, чем в Лондоне, в хищении путем покупки по заниженной цене, называть при этом получение чека в кассе сокрытием хищения, а сам чек – подложным. Это я изложил кратко фабулу нашего обвинения”, – привел, в свою очередь, довод в пользу неправомерности обвинения Лебедев.

30 декабря 2010 года судья Хамовнического суда Москвы Виктор Данилкин приговорил Михаила Ходорковского и Платона Лебедева к 13,5 года лишения свободы, признав их виновными в хищении нефти и отмывании выручки компании.

Поскольку они не отбыли полгода наказания по первому приговору, то окончательно суд приговорил их к 14 годам. Зачитывая приговор, Данилкин заявил, в частности, что исправление Ходорковского и Лебедева возможно только в условиях изоляции от общества.

Ходорковский, Лебедев и их защита обжаловали приговор, в законную силу он пока не вступил.

14 февраля помощница судьи Хамовнического суда Наталья Васильева дала сенсационное интервью Газете.Ру и телеканалу “Дождь” (видеоверсия интервью).

По ее словам, в ходе процесса по второму “делу Ходорковского” на судью оказывалось давление из Мосгорсуда, а приговор писал вовсе не он. Данилкин назвал высказывания своей помощницы клеветой, однако иска против нее подавать не стал.

Позже Васильева уволилась, а ее слова подтвердил еще один бывший сотрудник суда.

17 мая Ходорковский и Лебедев направили в Следственный комитет заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении судьи Данилкина и привлечь к ответственности участвовавших в процессе прокуроров Валерия Лахтина, Дмитрия Шохина и Гюльчехру Ибрагимову, а также следователей Валерия Алышева и Салавата Каримова. По мнению осужденных, Данилкин, приговоривший их к 14 годам лишения свободы, вынес заведомо неправосудный приговор. Защита Ходорковского и Лебедева считает, что допущенные в приговоре искажения фактов и выводы, противоречащие исследованным доказательствам, демонстрируют правовую и экономическую безграмотность авторов приговора. Защита также обосновывает свое требование публикациями в СМИ, в которых речь шла о том, что судья Данилкин писал приговор под диктовку руководства Мосгорсуда.

Мосгорсуд в ответ на заявление подсудимых выразил надежду, что СК выявит лиц, распространяющих “заведомо ложные сведения” о том, что приговор Лебедеву и Ходорковскому был написан под давлением.

“Московский городской суд также заинтересован в том, чтобы следственные органы провели соответствующую проверку и установили лиц, распространяющих заведомо ложные сведения в адрес судей.

Мы неоднократно высказывали свою позицию по сообщениям о якобы имевшем место давлении на судью Виктора Данилкина”, – сказала пресс-секретарь Мосгорсуда Усачева. При этом она не уточнила, было ли судом подано соответствующее заявление в СК.

Источник: Грани

Источник: https://7×7-journal.ru/item/11559/2011/05/25

Лебедев Платон Леонидович. Биография

Соучредитель банка “МЕНАТЕП” (Москва), бывший председатель совета директоров группы “МЕНАТЕП”, управляющей акциями ОАО “НК “ЮКОС”. В 2003 году арестован по подозрению в мошенничестве, в 2005 году осужден на восемь лет лишения свободы в рамках так называемого “дела ЮКОСа”.

Платон Леонидович Лебедев родился 29 ноября 1956 года в Москве. В 1981 году закончил Московскую Академию народного хозяйства имени Плеханова. С 1981 по 1989 год возглавлял отдел экономического планирования объединения “Зарубежгеология”, внешнеторговой структуры Министерства геологии СССР.

В 1987 году познакомился с Михаилом Ходорковским и вместе с ним и Сергеем Монаховым организовал при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ Центр межотраслевых научно-технических программ. В конце 1987 года руководство Центра создало государственно-кооперативное объединение “Межотраслевые Научно-Технические программы” (“МЕНАТЕП”).

В декабре 1988 года по инициативе Ходорковского был создан Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса (КИБ НТП). В эту структуру бывшие коллеги пригласили Лебедева. Впоследствии при перерегистрации в 1990 году банк был переименован в банк “МЕНАТЕП”.

Лебедев стал одним из соучредителей банка. С 1991 по 1995 год он был президентом банка (в этом качестве провел ряд финансовых операций в Швейцарии и других оффшорных зонах), затем стал заместителем председателя правления промышленного холдинга “Роспром”.

В 1996 году Лебедев стал заместителем председателя правления нефтяной компании “ЮКОС”; с 1997 по 1999 год исполнял обязанности заместителя председателя правления НК “ЮКОС” и президента компании “ЮКОС РМ” (подразделение “ЮКОСа” по переработке нефти и сбыту нефтепродуктов). Занимал пост председателя Совета директоров международной финансовой группы “МЕНАТЕП” и управляющего акциями ОАО “НК “ЮКОС”.

В декабре 2002 года был избран председателем совета банковского холдинга, созданного на базе международной финансовой группы МЕНАТЕП, Доверительного и инвестиционного банка и банка “МЕНАТЕП СПб”.

В феврале 2003 года журнал Forbes включил Лебедева в список самых богатых людей мира. По сведениям журнала, к 2003 году личное состояние Лебедева достигло 1 миллиарда долларов. К тому моменту Лебедеву принадлежали около 7 процентов акций группы “МЕНАТЕП”, и он управлял личными пакетами акций топ-менеджеров НК “ЮКОС” (на сумму около 61 процента уставного капитала нефтяной компании).

2 июля 2003 года Лебедев был задержан в госпитале имени Вишневского по подозрению в хищении принадлежавших государству 20 процентов акций мурманского ОАО “Апатит” на сумму 283 миллиона 142 тысячи долларов.

Основанием для возбуждения уголовного дела и задержания Лебедева стали материалы проверки, проведенной Генпрокуратурой по запросу депутата Госдумы, заместителя председателя комитета по экономической политике и предпринимательству Владимира Юдина.

Задержание было произведено после того, как Лебедев, сославшись на осложнение заболевания вегето-сосудистой системы, не явился на допрос в Генпрокуратуру.

Его адвокат заявил следователю, что Лебедев нуждается в лечении, но готов ответить на все вопросы. По некоторым данным, прямо в госпитале Лебедеву надели наручники.

После этого пресс-служба “МЕНАТЕП” распространила заявление о том, что Лебедев находился в таком состоянии, что едва ли мог понимать задаваемые ему вопросы.

В тот же день Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест Лебедева, а прокуратура предъявила обвинения еще одному сотруднику “ЮКОСа” (Алексею Пичугину, возглавлявшему четвертый отдел внутренней экономической безопасности компании).

Лебедев был отправлен в СИЗО “Лефортово”.

Ему предъявили обвинения по трем статьям Уголовного кодекса России: статье 159 Уголовного Кодекса России (“Хищение чужого имущества, путем обмана, в составе организованной группы, в крупном размере”; по мнению следствия, Лебедев вместе с Ходорковским присвоил 20 процентов пакета акций ОАО “Апатит стоимостью 283 миллионов 142 тысяч долларов); статье 315 ((“Злостное неисполнение вступившего в законную силу решения суда представителями коммерческой организации”); статье 165 (“Причинение имущественного ущерба собственникам путем обмана, при отсутствии признаков хищения, совершенное организованной группой, в крупном размере”).

Позже ему были предъявлены обвинения по статье 199 Уголовного Кодекса России (“Уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно”); статье 198 (“Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в особо крупном размере”); а также – по статье 327 (“Подделка официальных документов, совершенная неоднократно”) и статье 160 (“Присвоение или растрата чужого имущества организованной группой, в крупном размере”). Сходные обвинения были предъявлены и Ходорковскому.

Адвокатами Лебедева на начальном этапе следствия стали Евгений Бару, Антон Дрель, Тимофей Гриднев и Константин Ривкин; позже к ним присоединились еще несколько юристов, в частности – Елена Липцер и Владимир Краснов. Следствие подозревало защиту Лебедева в попытке тянуть время под предлогом необходимости для новых адвокатов ознакомиться с материалами дела.

Читайте также:  Вин дизель: краткая биография, фото и видео, личная жизнь

Защита пыталась добиться освобождения Лебедева под залог, но Басманный суд Москвы отказал ей. Лебедев опротестовал решение суда, но Мосгорсуд счел необходимым оставить главу “МЕНАТЕПа” под стражей. Адвокаты Лебедева добивались замены прокурора, но и в этом им было отказано.

Не принял суд и отвод, заявленный самим Лебедевым всей следственной группе. Однако адвокатам Лебедева удалось убедить суд объединить дела дела Лебедева, Ходорковского и дела бывшего главы АОЗТ “Волна” Андрея Крайнова в единое производство.

В результате сторону защиты стали представлять уже 17 юристов.

Судебный процесс по объединенному делу начался в июне 2004 года. Лебедев, как и Ходорковский, не желал участвовать в разбирательстве дела. В зале суда, пока прокурор Дмитрий Шохин зачитывал документы следствия, Лебедев демонстративно разгадывал кроссворды, а Ходорковский читал книгу “Россия при старом режиме” Ричарда Пайпса.

31 мая 2005 года Лебедев был приговорен к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Виновным он себя не признал.

Приговор был обжалован. В ожидании решения Мосгорсуда Лебедев, жаловавшийся на ухудшение здоровья, отказался от прогулок. За это в августе 2005 года администрация СИЗО “Матросская тишина” на неделю отправила его в карцер, что побудило Ходорковского объявить голодовку на тот же срок.

Сам же Лебедев заявил, что не будет участвовать в кассации, чтобы не терять время на “эту формальность” в ущерб подготовке к “диалогу с правосудием” в лице Верховного суда и Европейского суда по правам человека.

25 августа 2005 Лебедев был переведен из карцера в общую камеру. А в сентябре Мосгорсуд сократил сроки наказания Лебедеву и Ходорковскому на один год (до восьми лет; Крайнову наказание снизили с пяти лет лишения свободы до четырех с половиной лет условно). В конце октября 2005 года Платон Лебедев был этапирован в колонию, расположенную в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа.

22 декабря 2006 года стало известно, что Ходорковского и Лебедева этапировали в Читу. По словам адвоката Ходорковского Натальи Тереховой, ее подзащитный был переведен в читинский СИЗО еще 20 декабря. Адвокат Лебедева Евгений Бару заявил журналистам, что не располагает сведениями о местонахождении своего подзащитного.

Однако он не исключил, что Лебедеву и Ходорковскому будут предъявлены новые обвинения – Генеральная прокуратура направила защите уведомление о том, что 27 декабря с Лебедевым “будут проводиться следственные действия”.

“Следственые действия” с участием Ходорковского, согласно полученного его адвокатами уведомлению, были запланированы на 26 декабря.

По некоторым сведениям, в декабре 2006 года в читинском СИЗО Лебедеву объявили, что его подозревают в легализации в 2002-2003 годах денежных средств, полученных от продажи нефти, в результате хищений у предприятий “ЮКОСа” – “Томскнефти”, “Самаранефтегаза” и “Юганскнефтегаза”.

Аналогичные претензии предъявили Ходорковскому. Адвокаты заключенных предположили, что их подзащитным могут предъявить подобные обвинения в связи с пожертвованиями фонду “Открытая Россия”.

При этом они подчеркнули, что никакой легализации денег не было, так как средства перечислялись “Открытой России” без их последующего обналичивания – так называемого “отката”.

5 февраля 2007 года Лебедеву и Ходорковскому были предъявлены обвинения по двум статьям Уголовного кодекса РФ: статье 160 – хищение путем присвоения, статье 174 – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества. Ни Лебедев, ни Ходорковский своей вины не признали.

По словам адвоката Ходорковского Юрия Шмидта, обвиняемым вменяется хищение 23-25 миллиардов долларов (то есть суммы, превышавшей выручку компании “ЮКОС”) через нефтяные компании “Фаргойл” и “Ратибор”.

Ранее в деле “ЮКОСа”, “Фаргойла” и “Ратибора” называлась сумма в 13 миллиардов долларов, из которых якобы было легализовано 8,5 миллиарда долларов.

О возможном предъявлении новых обвинений Лебедеву и Ходорковскому стало известно еще в июле 2005 года. Тогда Генпрокуратура известила их адвокатов о необходимости явиться в связи с предъявлением их подзащитным новых обвинений, но ниаких обвинений не последовало.

О самом расследовании Генпрокуратуры в отношении “ЮКОСа”, “Фаргойла” и “Ратибора” стало известно в декабре 2004 года, когда были арестованы первые подозреваемые – заместитель директора дирекции внешнего долга НК “ЮКОС” Владимир Переверзин и глава “Ратибора” Владимир Малаховский.

В июне 2005 года в России был взят под стражу гражданин Испании – генеральный директор компании “Фаргойл” Антонио Вальдес-Гарсиа, сбежавший в январе 2007 года от своих охранников незадолго до вынесения ему приговора.

По версии Генпрокуратуры, обвиняемые присваивали и легализовывали выручку нефтяных компаний “Юганскнефтегаз”, “Томскнефть” и “Самаранефтегаз” путем ее вывода за рубеж.

Благодаря специальной схеме нефть у нефтеперерабатывающих компаний якобы скупалась по себестоимости (около 49 долларов за тонну), а затем перепродавалась через офшорные фирмы по цене до 150 долларов за тонну. Выручка доставалась фирмам “Ратибор” и “Фаргойл”, легализовавалась через зарубежные офшоры, а затем переводилась на счета крупных акционеров “ЮКОСа” в виде вознаграждений или оплаты услуг (по версии следствия, фиктивных).

9 февраля 2007 года Генпрокуратура конкретизировала свои обвинения Лебедеву и Ходорковскому. Им вменялось хищение акций дочерних организаций ОАО “Восточная нефтяная компания” в ноябре 1998 года, переоформленных позже на ряд зарубежных офшорных компаний.

Кроме того, по версии следствия, в 1998-2004 годах Лебедев и Ходорковский участвовали в хищении нефти ОАО “Самаранефтегаз”, ОАО “Юганскнефтегаз” и ОАО “Томскнефть”.

Нефть с этих предприятий они якобы сначала покупали по себестоимости (под видом так называемой “скважинной жидкости”), а затем через подконтрольные фирмы продавали по цене, завышенной примерно в 3-4 раза.

Общая сумма похищенной нефти, по версии Генпрокуратуры, составила более 850 миллиардов рублей, из которых было легализовано 450 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов – то есть сумма легализованных средств практически совпадает с ранее названными 23-25 миллиардами долларов.

Адвокаты и фигуранты дела назвали предъявленные им обвинения абсурдными. В июле 2008 года СКП РФ предъявило Ходорковскому и Лебедеву новое обвинение.

Отмечалось, что оно было предъявлено в новой формулировке, по которой бизнесмены обвинялись в “хищении путем присвоения” почти 350 миллионов тонн нефти и “легализации денежных средств в особо крупном размере” (отмывание 487 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов). Между тем сторона защиты в предъявленном обвинении “новизны” не увидели и определили его как “набор…

бездоказательных утверждений о якобы совершенном хищении и легализации всей нефти, добытой за 6 лет деятельности НК ЮКОС”. В том же месяце бывшие бизнесмены выступили с разъяснениями по поводу предъявления им обвинений, назвав их “заведомо ложными и клеветническими”.

19 февраля 2009 года Хамовнический суд Москвы постановил этапировать Лебедева и Ходорковского в Москву для рассмотрения второго уголовного дела. Несколько дней спустя адвокаты осужденных высказали мнение, что они уже доставлены в столицу.

Лебедев женат вторым браком. В первый раз он женился в 1977 году на Наталье Емяшевой. В июле 2006 года, находясь в заключении, развелся, а в ноябре зарегистрировал второй брак. Фамилия новой супруги Лебедева в СМИ не упоминалась, кроме того, назывались разные имена – Наталья и Мария. У Лебедева двое детей от первого брака, Людмила и Михаил, и двое – Дарья и Мария – от второй жены.

Источник: http://ladno.ru/person/lebedev_platon/bio/

Мемория. Платон Лебедев – ПОЛИТ.РУ

29 ноября 1956 года родился Платон Лебедев, бизнесмен, отсидевший 10,5 лет по «делу ЮКОСа».

Личное дело

Платон Леонидович Лебедев (60 лет) родился в Москве. В 1981 году окончил Московский институт народного хозяйства имени Плеханова (ныне Российский экономический университет, «Плешка»).

С 1981 по 1989 год работал в «Объединении по геологоразведочным работам за рубежом» (Зарубежгеологии), возглавлял отдел экономического планирования.

В 1987 году познакомился с комсомольским активистом, студентом МХТИ Михаилом Ходорковским и вместе с ним и соратником Ходорковского по комсомольской работе Леонидом Невзлиным организовал государственно-кооперативный Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса. В 1990 году банк выкупил долю у государства и переименовался в МЕНАТЕП («Межотраслевые научно-технические программы»). Ходорковский стал председателем правления МЕНАТЕПа, а Лебедев с 1991 по 1995 год был президентом банка.

В 1994—1995 годах банк активно скупал акции крупных промышленных предприятий — АО «Апатит», «Воскресенских минеральных удобрений», АО АВИСМА, Волжского трубного завода и других.

В декабре 1995 года в результате залогового аукциона 45% акций государственной нефтяной компании ЮКОС перешли под контроль Михаила Ходорковского. К февралю 1997 года Ходорковский через финансовую группу МЕНАТЕП выкупил оставшиеся акции ЮКОСа.

Лебедев в 1996—1999 годах был заместителем председателя правления нефтяной компании, а с 1997 по 1999 годы также являлся президентом компании «ЮКОС Рефайнинг энд Маркетинг» (подразделение ЮКОСа по переработке нефти и сбыту нефтепродуктов).

Кроме этого Лебедев возглавлял совет директоров группы МЕНАТЕП и был управляющим акциями головной компании ЮКОС.

В феврале 2003 года произошел первый открытый конфликт между президентом Владимиром Путиным и Михаилом Ходорковским. Когда Ходорковский заявил о коррупции в стране, равной 10-12% ВВП, Путин напомнил собственнику ЮКОСа о не слишком чистом ходе приватизации компании.

В апреле того же года Ходорковский заявил, что готов финансировать объединенный политический блок на базе СПС и «Яблока». Эти партии бизнесмен поддерживал еще на парламентских выборах 1999 года. Тогда же он спонсировал кандидатов и от других партий — КПРФ, «Единство» и «Отечество — Вся Россия».

2 июля 2003 года Лебедев был задержан по обвинению в хищении 20% акций ОАО «Апатит». Ходорковский проходил по делу как свидетель.

Через несколько дней Генпрокуратура начала проверку по депутатскому запросу о том, что ЮКОС в 2002 году недоплатил налоги. 25 октября Ходорковский был задержан.

Против Лебедева добавились и другие обвинения, в числе которых было хищение в крупном размере, причинение имущественного ущерба, уклонение от уплаты налогов.

Его дело было объединено с делом Ходорковского. В мае 2005 года оба были признаны виновными по нескольким эпизодам уклонения от уплаты налогов и мошенничества и приговорены к девяти годам лишения свободы в колонии общего режима. В сентябре 2005 года Мосгорсуд снизил им срок заключения до восьми лет.

В 2009 году начался новый суд над Лебедевым и Ходорковским, которых обвинили в присвоении акций дочерних компаний ЮКОСа и хищении и легализации миллионов тонн нефти дочерних компаний. В декабре 2010 года суд приговорил каждого к 14 годам колонии с зачетом отбытого срока по первому делу. Впоследствии Мосгорсуд снизил наказание каждому до 11 лет.

В декабре 2013 года Путин помиловал Ходорковского, тем самым сократив срок его заключения на полгода.

В январе 2014 года президиум Верховного суда снизил наказание Платону Лебедеву на пять месяцев — до фактически отбытого срока.

Выйдя на свободу, Лебедев заявил, что будет заниматься бизнесом.

Чем знаменит

Соратник Михаила Ходорковского, вместе с ним управлявший группой МЕНАТЕП и ЮКОСом. Отбыл в заключении 10,5 лет по первому и второму «делам ЮКОСа» — обвинению в хищениях, неуплате налогов, легализации похищенного.

О чем надо знать

23 января 2014 года президиум Верховного суда освободил Лебедева, но признал законным приговор Мещанского райсуда Москвы о взыскании более 17 млрд рублей с Ходорковского и Лебедева по первому «делу ЮКОСа» — в такую сумму суд оценил недоимки по налогам в 1999—2000 годах.

Из-за этого Лебедев как должник не может выехать за границу, а Ходорковский не может въехать в страну с гарантией, что будет иметь право ее покинуть.

При этом ЕСПЧ еще в 2013 году постановил, что российское законодательство не позволяло суду «возложить гражданскую ответственность за неуплаченные компанией налоги на руководителей компании».

Прямая речь

О загранпаспорте (пресс-конференция Лебедева в феврале 2015 года, цитата по Openrussia.org): «К сожалению, Российская Федерация до настоящего времени не исполнила решение Европейского суда, который признал незаконным фальшивый иск на 17 миллиардов. Долга нет, а иск есть, такая вот смешная ситуация.

Из-за этого мне не дают загранпаспорт.<\p>

Если я получу загранпаспорт, у меня для моей деятельности будут развязаны руки. Собираюсь заниматься, как и раньше, международным бизнесом, в том числе и связанным с РФ.

Я полагаю, что мой возраст позволяет еще несколько лет позаниматься активной бизнес-деятельностью».

Об оппозиции (там же): «Что касается оппозиции, для меня лично это очень сложный вопрос. Как любой гражданин Российской Федерации, я спокойно допускаю наличие оппозиции; это очень хорошо, я считаю.

Но вы сами попробуйте ответить на вопросы, которые я сам себе задаю: а что за правительство у оппозиции? Кто премьер-министр? Кто министр обороны? Кто председатель Верховного суда? Кто руководитель ФСБ? Кто председатель Центрального банка? Кто министр финансов? Как только я узнаю этих людей, узнаю, чем они хотят заниматься, для меня хоть что-то прагматическое настанет, чтобы оценивать, нравятся они мне или не нравятся».

О главном тормозе развития страны (Golos-ameriki.ru, февраль 2015): «Самая сложная проблема сейчас, на мой взгляд, это супермонополизм, то есть отсутствие конкуренции, причем везде. Это прослеживается в политике, экономике, культуре, науке, образовании, медицине, — словом, кругом. На эту болезнь накладывается еще одна опасность.

А именно — перспектива начать реализовывать этот монополизм (здесь я использую фигуру речи) с помощью “силы и пистолетиков”. Это когда ни ноу-хау, ни бизнес не работают, а в том или ином виде работают только “сила или пистолетики”. Да, с помощью этих инструментов, преследуемые цели иногда достигаются.

Но это несет разрушительный характер для всей жизни, в целом, если говорить широко».

О давлении на бизнес в России (там же): «В России нет частной собственности. Для кого это секрет? На бумажке она есть, а забрать ее могут в любой момент под каким угодно предлогом.

Более того, у нас не превалирует верховенство права — защита института частной собственности как таковая. За собственника кто только ни думает, начиная со следственных органов.

Читайте также:  Биография александра машкевича

Отсюда — огромное количество уголовных дел по бизнесу…

Кроме того, у нас очень много чего существует “под видом” чего-то — не знаю, какой тут еще термин подобрать. Например, госкорпорации или госкомпании преспокойно существуют под видом акционерных обществ. Или вот человек облачен в мантию, называется судьей, то есть по форме вроде все правильно, а по существу — нет.

Точно так же с бизнесменами. Поговорите с ними. Чего они боятся? Заявлять о своих правах, которые четко прописаны по Конституции. Потому что, как только они это делают, на них сразу посыплются разного рода неприятности. И люди вместо того чтобы заниматься бизнесом, начинают выкручиваться. Сейчас ведь основная задача для бизнеса — выжить, желательно с минимальными потерями».

4 факта о Платоне Лебедеве

  • В первый раз женился в 1977 году. У Натальи и Платона Лебедевых родились дочь Людмила и сын Михаил. В 2006 году Лебедев, находившийся тогда в колонии, развелся и женился во второй раз — на Марии Чеплагиной, от которой у него уже были две дочери — Мария и Дарья. 24 ноября 2016 года в Швейцарии в автокатастрофе погибла внучка Лебедева, 19-летняя Диана.
  • У Лебедева есть брат-близнец Виктор Лебедев, по состоянию на 2011 год он владел телекоммуникационной фирмой «Международная компания связи» (бренд «МИР Телеком»).
  • В 2011 году Лебедеву отказали в условно-досрочном освобождении из-за того, что он потерял часть тюремной одежды и якобы назвал на «ты» надзирателя.
  • Международная правозащитная организация Amnesty International признала Лебедева и Ходорковского узниками совести, то есть людьми, которых посадили из-за их убеждений.

Материалы о Платоне Лебедеве:

Биография в Википедии

Биографическая справка «Ленты.ру»

Справка РИА Новости

Биография на Fb.ru

Источник: http://polit.ru/news/2016/11/29/lebedev/

Компромат.Ru ®

Не узник совести, а обычный зэк

Европейский суд по правам человека не увидел политики в уголовном преследовании Михаила Ходорковского

“Обвинения против заявителя соответствовали “разумному подозрению”

Оригинал этого материала
© “Коммерсант”, 01.06.2011, Неполитзаключенный, Фото: Русский Newsweek, “Коммерсант”

Алексей Соковнин, Николай Зубов

Михаил Ходорковский

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отказался признать уголовное преследование экс-главы НК ЮКОС Михаила Ходорковского по первому уголовному делу политически мотивированным. Это стало известно из решения ЕСПЧ по делу “Ходорковский против России”, которое было опубликовано вчера на сайте Евросуда [.pdf, 227 Кб]. Мотивируя отказ, суд указал, что заявитель, в отличие от главы холдинга “Медиа-Мост” Владимира Гусинского, засудившего Россию, “для признания своего дела политическим не представил неоспоримых доказательств”. При этом ЕСПЧ признал справедливой жалобу Михаила Ходорковского на незаконность его задержания в России, неразумные сроки содержания под стражей и плохие условия содержания в СИЗО, обязав выплатить ему €10 тыс. в качестве компенсации морального вреда.

В своем заявлении в ЕСПЧ Михаил Ходорковский указывал, что его преследование в России было политически мотивированным, имело цель реквизировать активы ЮКОСа, а это нарушает положение 18-й статьи (пределы использования ограничений в отношении прав) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заявитель Ходорковский указал, что при подготовке ст.

18 конвенции ее разработчики “особенно старались гарантировать то, чтобы человек был огражден от наложения ограничений, исходящих из желания государства защитить себя в соответствии с той политической тенденцией, которую оно представляет”, и желания государства действовать “против оппозиции, которую оно считает опасной”.

Ходорковский настаивал, что его задержание и последующий арест в октябре 2003 года, произошедшие всего за несколько недель до выборов в Госдуму 7 декабря и незадолго до завершения слияния “Сибнефти” и ЮКОСа, были организованы государством с целью принятия мер против оппозиции, которую они считали опасной.

В подтверждение Михаил Ходорковский представил сообщения из СМИ, различных правительственных и неправительственных организаций, доклад ПАСЕ “Об обстоятельствах вокруг ареста и преследования ведущих топ-менеджеров ЮКОСа” (опубликован 23 июня 2009 года), резолюции сената США по этому вопросу, доклады Европейского парламента, документы палаты общин британского парламента, отказные решения судов этой страны по делам об экстрадиции некоторых топ-менеджеров ЮКОСа в Россию и решения кипрского, голландского и швейцарского судов о том, что преследование заявителя было политически мотивированным. Особенно заявитель ссылался на решение федерального суда Швейцарии, который в августе 2007 года счел, что его уголовное преследование “было использовано властью с целью заставить повиноваться класс олигархов и устранить потенциальных или объявленных политических противников”. Михаил Ходорковский также цитировал в деле против России публичные заявления “некоторых высокопоставленных российских должностных лиц” (бывшего премьера Михаила Касьянова, главы Сбербанка Германа Грефа, бывшего главы Совета федерации Сергея Миронова и других), которые признавали, что “дело ЮКОСа” имело политические мотивы. ЕСПЧ, в свою очередь, сообщил, что общая структура Конвенции по правам человека строится на предположении о том, что власти государств, ее подписавших, действуют добросовестно. Тем не менее, считает ЕСПЧ, любая политическая линия может иметь “скрытую цель”, и предположение о добросовестности государств-подписантов опровержимо. Однако, по мнению суда, любой заявитель, утверждающий, что его права и свободы были ограничены по неподобающей причине, должен убедительно это доказать.

ЕСПЧ напомнил, что только в нескольких случаях признал нарушение ст. 18 конвенции. Например, так произошло в деле “Владимир Гусинский против России”. В 2004 году, рассматривая это дело, ЕСЧП пришел к выводу о том, что лишение свободы заявителя Гусинского было использовано с целью заставить его продать компанию “Медиа-Мост” государству. Летом 2000 года Владимира Гусинского на три дня поместили в СИЗО Бутырки, где он по требованию тогдашнего министра печати Михаила Лесина подписал “протокол N 6”, который гарантировал ему свободу после продажи (а фактически — передачи за долги) НТВ структурам “Газпрома”. После господина Лесина публично отчитал возглавлявший тогда правительство Михаил Касьянов, а в ЕСПЧ был представлен соответствующий протокол как доказательство участия государства в политическом преследовании заявителя.

В рассматриваемом деле “Ходорковский против России” заявитель ссылался на различные источники, чтобы доказать свои обвинения о “недостойном мотиве” властей. Он просил ЕСЧП рассмотреть факторы воздействия на его бизнес, а также политическую линию, избранную администрацией президента России. Действительно, эти факты не могут быть проигнорированы, отметил суд.

Особенно учитывая то, что “политические амбиции” заявителя расходились с главной линией администрации президента и что Ходорковский, как человек богатый и влиятельный, мог стать одним из серьезных политических игроков и уже поддерживал оппозиционные партии.

“А одна из принадлежащих государству компаний в наибольшей степени получила преимущества от разделения промышленной империи заявителя”.

С другой стороны, пришел к выводу ЕСЧП, любое лицо в положении господина Ходорковского могло бы сделать похожие выводы: “Было бы невозможно преследовать подозреваемого такого масштаба, как Ходорковский, без далеко идущих политических последствий”.

Факт того, что политические противники или деловые конкуренты обвиняемого Ходорковского могли бы получить выгоду от его заключения в тюрьму, не должен препятствовать властям преследовать такого человека в случае выдвижения серьезных обвинений против него, посчитал ЕСПЧ. Высокий политический статус, решил он, не гарантирует иммунитета.

Суд убежден, что обвинения против заявителя соответствовали “разумному подозрению”. Оценив решения о невыдаче топ-менеджеров ЮКОСа другими странами РФ, ЕСПЧ нашел, что они руководствовались своими аргументами, а стандарт доказательств Евросуда отличается от тех, что применяется на национальном уровне.

Суд признал, что дело заявителя Ходорковского может вызвать некоторые подозрения и этого достаточно для того, чтобы местные суды отказывали в экстрадициях, но этого “недостаточно”, чтобы ЕСПЧ решил, что с начала и до конца власти РФ действовали недобросовестно и с вопиющим неуважением к Конвенции по правам человека.

Это очень серьезное обвинение, которое требует неоспоримых и прямых доказательств, решил ЕСПЧ. А таких доказательств, в отличие от дела господина Гусинского, в рассматриваемом деле Михаила Ходорковского нет. Решение об этом единогласно приняла коллегия из семи судей, в том числе Антона Ковлера, представляющего Россию.

Отказ Михаилу Ходорковскому в признании его дела “политически мотивированным” стал неожиданным, если учесть, что на прошлой неделе международная правозащитная организация Amnesty International признала Михаила Ходорковского и Платона Лебедева “узниками совести”. Правда, оказалось, что данное решение ЕСПЧ было принято еще 24 мая.

А накануне в тот же день, напомним, Мосгорсуд отказал осужденным Ходорковскому и Лебедеву в пересмотре приговора по так называемому второму делу ЮКОСа, связанному с хищением нефти и акций нефтедобывающих компаний (суд лишь снизил им срок заключения с 14 до 13 лет).

Вчерашнее же решение ЕСПЧ касалось первого уголовного дела, по которому Михаил Ходорковский и Платон Лебедев были признаны Мещанским судом в 2005 году виновными в мошенничестве и неуплате налогов и осуждены к девяти годам заключения каждый. В дальнейшем кассационная инстанция Мосгорсуда снизила им срок заключения на год.

Первой, напомним, в ЕСПЧ была рассмотрена жалоба экс-главы МЕНАТЕП Платона Лебедева. В решении от 26 октября 2007 года ЕСПЧ признал справедливыми жалобы заявителя Лебедева на нарушения своих прав при задержании и избрании ему меры пресечения во время предварительного следствия. Жалоба Михаила Ходорковского касалась примерно тех же вопросов. Так, ссылаясь на ст.

3 и 5 конвенции, заявитель Ходорковский жаловался на незаконность его задержания 25 октября 2003 года и излишне долгое содержание в СИЗО в “ужасающих условиях”. ЕСПЧ признал нарушения ст. 3 конвенции (“бесчеловечное и унижающее достоинство обращение”) в ходе задержания заявителя, а также в части условий его содержания под стражей после 8 августа 2005 года.

Также Евросуд признал “неразумными чрезмерные сроки содержания” в СИЗО Михаила Ходорковского до приговора суда. Зато признал приемлемыми условия содержания Михаила Ходорковского после задержания и вплоть до приговора суда в 2005 году и законность его ареста. ЕСПЧ обязал Россию выплатить Ходорковскому в порядке компенсации морального ущерба €10 тыс.

(их экс-глава ЮКОСа обещал раздать детям). Еще на €14,543 тыс. ЕСПЧ обязал ответчика компенсировать “технические расходы и расходы на юридическую помощь”. В Минюсте России, учитывая, что ЕСПЧ не признал политической составляющей в деле экс-главы ЮКОСа, уже заявили, что это решение “носит скорее положительный характер”.

“Вполне возможно, что мы будем его обжаловать,— заявил тем не менее руководитель аппарата уполномоченного РФ в ЕСПЧ Андрей Федоров.— И у нас есть время подготовить возражения, поскольку на это дается три месяца”. В целом же господин Федоров оценил последнее решение ЕСПЧ как “достижение положительного результата”.

Адвокаты ЮКОСа сделали вид, что непризнание “политической мотивированности” в первом деле ЮКОСа не сильно их расстроило. “ЕСПЧ признал неоднократные нарушения основных прав Михаила Борисовича в ходе его ареста и содержания под стражей,— заявила адвокат Каринна Москаленко.

— Это показывает, что обращение с ним было незаконным с самого начала и что затем он был подвергнут унижающему достоинство обращению. Это важный шаг на пути обеспечения окончательного отстаивания его прав”. Госпожа Москаленко сказала, что “обсудит со своим клиентом выводы Евросуда, отказавшегося признать наличие политической мотивированности”.

Сам же отказ госпожа Москаленко объясняет тем, что стандарты доказывания в Европейском суде по правам человека “являются исключительно высокими”. Госпожа Москаленко пообещала, что во второй жалобе Михаила Ходорковского в ЕСПЧ доказательства “политической мотивированности” только усилятся.

Правда, эта жалоба посвящена нарушениям во время первого процесса и последующего направления осужденного Ходорковского в Краснокаменск для отбытия наказания. “Жалоба уже прошла стадию коммуникации,— заявила госпожа Москаленко.— Решение же о ее приемлемости может быть принято ЕСПЧ уже в конце этого года”.

[Коммерсант.Ру, 31.05.

2011, “Дело ЮКОСа лишили политического подтекста”: Президент фонда “Петербургская политика” Михаил Виноградов прокомментировал в эфире «Коммерсантъ FM» решение ЕСПЧ.
— Как вы считаете, почему не признали дело Ходорковского политически мотивированным?
— Решение, по своему, неожиданное.

Я думаю, это первая крупная неудача адвокатов Ходорковского за весь процесс, потому что, когда решения принимались этими судами, была понятна и остается понятной политическая мотивированность. А там, наверное, возникли какие-то, скорее, юридические аспекты.

С другой стороны, российскому общественному мнению и сторонникам, и противникам Ходорковского, вполне очевидно, что вообще неполитическая составляющая в этом деле не велика и, по сути, все дело сводится к политической составляющей. Другое дело, что не считаю, что это колоссально меняет ситуацию вокруг Ходорковского. Мы видим, что новая интрига нагнетается и с темой возможного досрочного освобождения. Поэтому аргумент Европейского суда, который поддержал бы Ходорковского, был бы нелишним для адвокатов, но сегодня эта тема не является ключевой. — Врезка К.ру]

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев (на заднем плане)

[“Независимая газета”, 01.06.2011, “Обычный зэк, а не узник совести”: Вчера стало известно, что осужденные подали в Преображенский районный суд столицы ходатайства об условно-досрочном освобождении. Заявление Ходорковского датировано 27 мая. Лебедев воспользовался своим правом на УДО в минувший понедельник. Согласно Уголовному и Уголовно-исполнительному кодексам, УДО возможно лишь после того, как осужденный отбыл определенное время в заключении (в случае Ходорковского и Лебедева — это больше половины срока), встал на путь исправления и не имеет взысканий от администрации. В ходатайстве Ходорковский указал: «Свою вину я не признаю». Защитник экс-главы ЮКОСа адвокат Вадим Клювгант в беседе с «НГ» пояснил, что есть только два основания, по которым суд может отказать в условно-досрочном освобождении заключенного: «Первое основание — суд не убедили в том, что осужденный перестал быть опасен для общества. Второе основание — осужденный не отбыл необходимой по закону части срока наказания». Ходорковский отбыл семь с половиной из назначенных судом 13 лет. Согласно УК, право на досрочное освобождение у него есть. […]

Вчера стало известно, что Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) положительно охарактеризовала бывшего руководителя МФО «МЕНАТЕП» Платона Лебедева, подавшего ходатайство об условно-досрочном освобождении. — Врезка К.ру]

Источник: http://www.compromat.ru/page_30857.htm

Ссылка на основную публикацию